evan_gcrm (evan_gcrm) wrote,
evan_gcrm
evan_gcrm

Человек познающий

Оригинал взят у xyznaetkto


Если бы теория познания имела должную пропедевтику, то вряд ли развилась бы в веках в те развесистые заросли выдумок, которыми является на сегодняшний день.

Прежде чем озабочиваться тем, как происходит познание, следовало бы задаться вопросом почему, на каком основании происходит познание – и познание ли то, что происходит.


В фильме «Солярис» режиссера А.Тарковского, в одном из психологически нагруженных эпизодов герой А.Солоницина д-р Сорториус говорит: «Человек создан природой, чтобы познавать её. Бесконечно двигаясь к истине, человек обречен на познание. Всё остальное – блажь».
Говорит, казалось бы, очень правильные вещи, в нужном идеологическом духе, героические, прямо сказать, вещи, но при этом выглядит он почему-то не как человек-герой, а как затравленная обезьяна.



Повзрослев, я понял художественно-философскую подоплеку этого эпизода.
Д-р Сорториус не верил в то, что говорил, д-р Сорториус всего лишь произносил общепринятое заклинание против страха перед бытием-во-власти.

Что такое страх перед бытием-во-власти?

Представьте, что вам предложили заглянуть в блюдечко с наливным яблочком, чтобы увидеть в нём ваш завтрашний день. Подумав, вы откажетесь, дабы не увидеть вдруг в блюдечке темноту. Причина вашего отказа есть страх, но не перед темнотой, а перед абсолютной невозможностью предугадать или повлиять на то, что вы увидите.
Это и есть страх перед бытием-во-власти.

Бытие-во-власти – единственно возможная форма бытия всего сущего.

Вслушайтесь в слова д-ра Сорториуса: «человек обречён на познание».

С одной стороны, это действительно так, и невозможно представить себе обратное, с другой – что-то в этой фразе режет нам слух, не так ли?
Слух нам режет плохая сочетаемость героического «познания» и жалкой «обреченности». Как нам исправить ситуацию, как сказать об очевидно неизбежном процессе приобретения человеком всё новых и новых знаний в едином эмоциональном ключе? И выясняется, что позитивный окрас нам здесь недоступен по причине невозможности подобрать героический синоним для «обреченности».
Зато наоборот – легко.
Есть такое совсем не героическое слово как усвоение, прекрасно исправляющее ситуацию: «человек обречен на усвоение» уже не режет слух, а звучит так, как надо.
Почему?
А потому что «познают» (в том числе и) то, что определяют к «познанию» волюнтаристски (будучи как бы неподвластными, что невозможно – человек подвластен всегда), а усваивают лишь то, что предназначено властью-во-бытии для усвоения.

Приходим к выводу, что никакого познания на самом деле нет.

Соответственно, нет и не может быть теории познания как чего-либо адекватно названного.

Но есть усвоение.

Да, невозможность познания ясна нам – вот лично нам - интуитивно, будучи уже готовым продуктом, скомпилированным нашим разумом подспудно и безмолвно неизвестно когда, неизвестно из чего и неизвестно при каких обстоятельствах, но мы таки мним себя не просто мудрецами, а какими-никакими философами.

Философия – это не только осмысление и понимание чего бы там ни было, но и распространение этого осмысленного понимания.

Любое распространение есть ремесло, и как всякое ремесло, оно выстроено на неких правилах, отсюда и рациональное требование к некой «правильности» распространения.
Когда дело касается распространения взглядов, идей и т.п., правильность практически равна убедительности.

Поэтому убедительность в основе своей практически равна ощущению реальности. Человек понимает и разделяет философскую концепцию в том случае, если полагает её способной «встроиться» в его реальность.

Именно поэтому в обосновании невозможности познания мы постараемся использовать прямые ссылки на реальность.

Итак, прежде всего нужно понимать, что мы говорим о познании в наиболее широком смысле этого слова, о том познании, которым принято называть безостановочный процесс приобретения человечеством знаний – именно такого познания и не существует.
Что касается познания в более узких смыслах, то мы, разумеется, сохраняем за ним право на существование – везде там, где употребление этого красивого слова оправдано патетикой ситуации.

Таким образом, говоря о том, что познания нет, мы вовсе не ставим под сомнение реальность явления, именуемого познанием в широком смысле слова, а всего лишь оспариваем правомерность существования этого слова в подобном значении.

Так чем же нам не угодило слово познание, обозначающее безостановочный процесс приобретения человечеством знаний (далее Процесс)?

- Дело в том, что исследователей познания традиционно не волнует вопрос «откуда», познание для них существует как беспричинная данность.
- Дело в том, что в рамках понятия «познание» Процесс мыслится одним из видов человеческой деятельности, наделённым, подобно прочим деятельностям, таким атрибутом, как произвольность: захотел – познал, захотел – не познал; хочу – познаю то, хочу – это.
- Дело в том, что познание мыслится волюнтаристским отъёмом знания у т.н. природы: «пришёл, увидел, познал», между тем как гораздо более релевантным действительности, с нашей точки зрения, был бы девиз «понюхал и подобрал».




Мы настаиваем на том, что познание есть расширение общего образа существования живой материи, качественно отличающее живую материю «человек» от прочей.

Человек вне Процесса – нонсенс, именно вовлечение в Процесс сделало человека человеком, а не изготовление орудий труда, явившееся следствием первого.

Поэтому познание для человека является составной частью жизнедеятельности и, подобно прочим аспектам жизнедеятельности, начисто лишено такой атрибутики, как управляемость; прекратить познавать человек столь же не в состоянии, как и прекратить дышать.

Познание - является «человекообразующим» фактором. Человек разумный есть человек познающий.

Человеческое познание не есть промысел человека, но есть промысел Власти, создавшей человека познающим.
Познание для человека прежде всего конституциональное бремя, а не умственная деятельность по произволу.

Процесс является промыслом Власти, и все «вещи в себе» - это всего лишь то, что не включено Властью в Процесс.

Можно сказать, что мы находимся в песочнице, из которой нам никогда не суждено выбраться, и задача наша не в том, чтобы «исследовать» пустоту за пределами песочницы, даже не подходя к ним, а научиться видеть эти пределы, что не всегда просто.






Tags: Картина мира, Мнение, Сознание
Subscribe
promo evan_gcrm february 9, 22:43 76
Buy for 20 tokens
Жизнь - лукавое обольщение, желанная сладкая ложь, а смерть - неожиданная горькая правда, которой лучше вовсе не знать. А узнав, отменить усилием воли и забыть навсегда. Из всех искусств, которыми следует овладеть мудрому человеку, важнейшим является искусство самообмана: пока…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments