evan_gcrm (evan_gcrm) wrote,
evan_gcrm
evan_gcrm

Недоразумение. Часть №4 и №5

Источник: bohemicus
001

Недоразумение. Часть №1 и №2
Недоразумение. Часть №3

Часть №4 Война миров

Переплыв Атланический океан, европейцы обнаружили цивилизации, обладавшие богатыми традициями человеческих жертвоприношений, но так и не дошедшие в своём развитии до изобретения колеса. В ретроспективе встреча Старого и Нового Света выглядит, как соприкосновением различных форм разума. Однако испанцы без особого труда сориентировались среди индейских марсиан, удивившись лишь тому, что классические античные авторы не знали о существовании целых континентов. Жизнь на стыке культур и религий подготовила сынов Иберии к близким контактам третьего рода как нельзя лучше.

В прeдыдущем посте я писал, что, согласно новейшим исследованиям, 20% жителей современной Испании генетически родственны сефардам. Однако я не знал, какова степень их близости к арабам и берберам. Уже выложив текст, я практически случайно обнаружил недостающие данные. Оказалось, что потомками мавров являются 10% испанцев.

Но помимо того, что треть населения Пиренейского полуострова составляют потомки семитов, там обитают и играют немалую роль баски. Это древний и экзотический народ, говорящий на изолированном языке, связи которого почти невозможно проследить. Происхождение басков столь туманно, что некоторые эзотерики и авторы спекулятивных теорий называют их чуть ли не выходцами из Атлантиды. Кстати, есть мнение, что Америку открыл не человек-легенда по имени Христофор Колумб, а безымянные баскские рыбаки.


Наконец, в своё время на Пиренеях было не так уж мало негров. В XV веке на лиссабонских рынках продавалось по 800-1000 чёрных рабов в год, а в Севилье сконцентрировалось столько чернокожих, что власти создали для надзора за ними специальный полицейский орган. Севильцы жаловались на бесчинства со стороны рабов и ухудшение криминогенной ситуации в городе (жалобы добропорядочных граждан на гастарбайтеров всегда одинаковы, даже если гастарбайтеры были обменяны на стеклянные бусы и привезены в корабельныыых трюмах связанными по рукам и ногам).

В 1516 году королём Испании стал Карл I Габсбург (более известный как император Священной Римской империи Карл V). Немецкое имя этого государя не должно вводить нас в заблуждение. Он родился в Генте, и его родным языком был французский. По материнской линии Карл V приходился внуком Фердинанду Арагонскому и Изабелле Кастильской, а по отцовской был правнуком Карла Смелого. Этот носитель бургундских традиций привёз с собой в Испанию столько фламандцев, что их засилье вызвало возмущение кастильских городов (регентом Кастилии король назначил Адриана Флоренсзоона Буйенса ван Утрехта).

Для защиты своих свобод города образовали Священную хунту и собрали собственную армию. Произошла гражданская (а точнее - сословная) война. В 1521 году в решающем сражении при Вильяларе сошлись семь тысяч коммунерос (сторонников антиаристократической хунты) и восемь тысяч роялистов (последователей короля, в первую очередь - дворян). Победа досталась молодым львам. Вожди хунты Хуан Падилья, Хуан Браво и Франсиско Мальдонадо попали в плен и на следующий же день были казнены. Город Толедо, оборону которого возглавила вдова Падильи Мария, оказывал сопротивление ещё шесть месяцев, но это уже не имело значения - власть короля утвердилась.

Comuneros
Казнь вождей Священной хунты на картине XIX века

Всемирная история фиксирует несколько переходов глобальной гегемонии из рук в руки. Сумерки Ренессанса (т.е. конец итальянского преобладания) и начало Золотого Века Испании были одним из таких переходов. При Карле V Испания перестала быть европейской периферией и превратилась в центр мира.

Ещё в 1492 году война Фердинанда и Изабеллы против Гранады на 75% финансировалась римским папой, а победа в этой войне не могла быть достигнута без применения итальянской артиллерии, обслуживавшейся специалистами из Милана. Великий капитан Гонзало де Кордоба ввёл в испанской армии ряд новшеств. Их применение обеспечило испанцам господство на полях сражений (Макиавелли считал, что своими победами испанская армия обязанa заимствованию и усовершенствованию швейцарской тактики). В 1525-м при Павии испанцы показали, что стали хозяевами положения в самой Италии. В 1527-м был подвергнут разгрому Рим. K 1535 году под контролем Карла V находилось 40% итальянской территории. Победы в Италии обеспечили испанцам доступ к самым передовым технологиям своего времени.

Кардинал Сиснерос создал вокруг испанских десантов в Северной Африке атмосферу священной войны (в 1509 году святой отец лично возглавил операцию против Орана). На местный боевой дух и религиозный энтузиазм наложилась привезённая фламадскими друзьями короля бургундская культура (например, бургунский этикет был заимствован испанским двором и стал называться испанским). Окраинное положение Пиренейского полуострова в Европе оказалось неожиданным бонусoм - испанцы первыми пересекли Атлантику и овладели несметными богатствого Нового Света (с 1550 по 1800 год на долю испанских владений в Америке приходилось 70% мировой добычи золота и 80% мировой добычи серебра).

carl_v_05
Карл V , король испанский, император римский, герцог бургундский, эрцгерцог автрийский, и прочая, и прочая на картине своего придворного художника Тициана

У испанцев наблюдалось явление, которое принято называть расизмом без расы. Никакой расовой классификации не существовало, но было некое общее представление о второсортности чернокожих. Отчасти оно было унаследовано у арабов, отчасти - дано рабским положением негров (а как можно быть первосортным, пребываая в рабстве?). Однако своё отношение к индейцам испанцы выработали сами, без посредников. И оно строилось на христианской доктрине, исключающей биологическое неравенство людей.

Несмотря на обилие источников, нельзя сказать, что мы во всех подробностях знаем, как проходила Kонкиста Нового Света. В своё время о писал О происхождении перуанских древностей. Издательская история некоторых документов довольно сомнительна, обстоятельства и хронология введения в оборот других - ещё подозрительнее. Даже общая картина завоевания испанцами Америки выстроена на несколько зыбких основаниях, а уж её детали тем более лучше считать не более, чем условностью.

Однако этот цикл посвящён в первую очередь истории идей, а не подробностям морских плаваний и военных походов. Под таким углом зрения не столь важно, все ли наши представления о деяниях тех или иных людей соответсвуют действительности. Важнее, что хотели сказать идеологи прошлых веков, оставившие на суд потомков те или иные истории.

Например, Колумбу приписывается восхищение обнаруженными им на Кубе индейцами. Я не берусь судить, действительно ли он называл их прекраснейшими людьми на свете. Более того, я даже не могу сказать, существовал ли вообще этот обладавший глубоко символичным именем и похороненный как минимум в двух официальных могилах человек. В сущности, это неважно. Важно, что публикуя именно эти его слова, испанцы недвусмысленно позиционировали себя в качестве людей, у которых напрочь отсутствуют предрассудки.

Я не могу определить, произошло ли завоевание Анахуака и превращение его в Мексику так, как оно описано в литературе. Я не знаю, имели ли место поразительно лёгкое первое вступление Кортеса в Теночтитлан, пленение и гибель тлатоани Монтесумы II, катастрофическое поражение испанцев во время отступления в ночь печали и их второе наступление на город, сопровождавшееся трёхмесячными боями за каждый дом c воинaми героического тлатоани Куаутемока. Во всех этих историях слишком много символизма и прочих красивостей, чтобы воспринимать их буквально. Если имя Христофора Колумба переводится как Голубь, Переносящий Христа, то Куаутемок на языке ацтеков - это Падающий Орёл, а дата его капитуляции (13 августа 1521 года) приходится на день, в традиционном ацтекском календаре отмеченный знаком Микиштли (это знак смерти).

И уж конечно я не могу знать, произносил ли означенный Куаутемок речь, дошедшую до нас в изложении Диего Дурана. Однако независимо о от того, прозвучали эти слова во время обороны Теночтитлана или нет, они отражают определённые реалии, а главное - идеологию, которой руководствовались испанцы в ходе войн с индейцами:

"Храбрые ацтеки! Вы видите, что все наши вассалы восстали против нас, и уже имеeм мы в качестве врагов не только тлашкалальцев, чолульцев и уэшоцинков, но и тескоканцев, чальков, шочимильков и тепанеков, которые нас бросили и ушли к испанцам, выступив теперь против нас...".

Никакой героизм не принёс бы конкистадорам победу, покуда подвластные господствующим ацтекам народы не выбрали бы сторону пришельцев. Но если бы я сказал, что испанцы позиционировали себя в качестве освободителей индейских народов от ацтекского гнёта, это было бы недопустимым упрощением и осовремениванием их воззрений и риторики. С испанской точки зрения, ацтекские тлатоани в Анахуаке (равно как и Великие Инки в Тиуантинсуйю) были легитимными правителями, однако их полномочия перешли на испанского короля. Испанцы оперировали понятием translatio imperii, причём имелась в виду не империя в современном смысле слова, а империй - термин, понимаемый так, как понимали его римляне.

lienzo_de_tlaxcala_la_noche_triste
Отступление испанцев из Теночтитлана в Ночь печали. Миниатюра из кодекса "Лиенсо де Тлашкала"

Часто говорится, что испанцы поработили индейцев. Кто-то даже видит в их действиах проявление расизма. Но испанский подход к делу был не расовым, а сословным. Почему-то обращается недостаточно внимания на то обстоятельство, что аналогичный процесс синхронно проходил по всей Центральной и Восточной Европе, где не было никаких расовых различий между феодалами и крестьянами. Молодые львы устанавливали свои порядки на просторах от Мексики и Перу до Германии и России.

Впрочем, одно сущеcтвенное различие всё же было. Я не припоминаю протестов интеллектуалов против закрепощения немецких, польских или русских крестьян. Негуманное обращение с индейцами вызвало к жизни феномен, который американский историк Льюис Ханке назвал испанским боем за справедливость.

В 1511 году доминиканский монах Антонио де Монтесинос выступил с проповедью, осуждающей угнетение индейцев.

В 1512 году Фердинанд Арагонский издал бургосские законы, предоставляющие охрану туземному населению Америки.

Позже кардинал Сиснерос назначил Бартоломео де Лас Касаса универсальным защитником индейцев (defensor universal de los indios). Имя Лас Касаса слышал, вероятно каждый. Однако сущеcтвует тенденция изображать его борцом-одиночкой. В действительности Лас Касас был протеже кардинала Сиснероса, а инквизиция стояла на его стороне.

Знаменитый диспут Лас Касаса и Сепульведы, состоявшийся в 1550 году в Вальядолиде, был своего рода полемикой между двумя испанскими идеологическими направлениями - христианским универсализмом и светским гуманизмом. Первого придерживались доминиканские теологи и юристы из университета в Саламанке. Cсылаясь на каноническое право и пользуясь аристотелевской логикой, они доказывали, что евангелизация индейцев не должна быть предлогом для их эксплуатации. Второе направление создали интеллектуалы, видевшие историческую миссию Испании в цивилизаторстве (слово гуманизм в данном случае не означает гуманности; Сепульведа обосновывал справедливость войн с индейцами). Некоторые исследователи утверждают, что из всех империй Нового времени испанская была построена на наиболее солидной теологической и философской основе.

В 1514 году Фердинанд Арагонский издал указ, разрешавший браки испанцев с индейцами без ограничений и предварительных условий.

В 1539 году вышел другое распоряжение, согласно которому в колониях только женатый человек мог владеть энкомиендой и рабами. В условиях, когда доля женщин среди испанских колонистов колебалась от 5 до 30 %, эти указы означали фактичеcки приказ жениться на индианках.

Две дочери Монтесумы приняли испанские имена и вышли замуж за испанских офицеров (донья Леонора - за Кристобаля Валерраму, донья Изабелла - сначала за Алонсо де Галлегу, а потом - за Хуана Кану).

Переводчица Малинче (Малинели Тенепатль) стала доньей Мариной и родила Кортесу сына Мартина, а своему мужу Хуану Хамарилло - дочь Марию. Все её дети стали крупнейшими землевладельцами. Донья Мария владела энкомиендой в размере половины провинции (кстати, из-за Малинче индейцы называли Кортеса Малинцином, примерно как русские называют Ленина стариком Крупским)

Закономерным результатом процесса метисации стало появление целой касты людей с роскошными именами вроде Франсиско Кецальмамаликцин, Беатрис Папанцин или Фернандо де Альва Иштлилшочитль.

По состоянию на 1800 год в испанских владениях в Америке жило около 20 миллионов человек, в том числе менее одного миллиона негров, более трёх миллионов белых, около семи с половиной миллионов индейцев и свыше пяти миллионов метисов.

Появлявшиеся по ходу дела ограничения в правах для индейцев и метисов носили по преимуществу местный характер и в целом последовательно отменялись испанской короной. Например, в 1549 году индейцам было запрещено становиться священниками. В 1588 году Филипп II отменил данный запрет.

Латиноамериканский вариант католицизма начал приобретать черты синкретизма. Тойнби как-то заметил, что приняв имя Дева Мария, Изида была вынуждена отказаться от титула богини, зато круг её почитателей неимоверно расширился. Добавим, что приняв эпитет Гваделупская, она вновь обрела некоторые черты богини, а круг её последователей опять увеличился. Культ Девы Марии Гваделупской возник вокруг горы Тепеяк, изначально связанной с местной богиней Тонанцин. Cоздали этот культ метисы.

mayan_and_conquistador_w1
Ацтек и конкистадор. Предельно стилизованное изображение, порождённое веком блокбастереов и компьютерных игр.

Расизм восторжествовал в Латинской Америке уже после ухода испанцев. Аргентинская республика в XIX веке дошла до того, что преднамеренно продавала индейцам одеяла, заражённые оспой. Невозможно себе представить, чтобы Испанское королевство времён своего расцвeта совершало что-либо подобное

Испанская политика в Новом Свете остро контрастировала с колониальными нормами поведениями англосаксов. Испанцы просто были более последовательными христианами. Но в эпоху, когда это слово начало утрачивать своё значение, практически всё подряд стали объяснять пресловутой "кровью". Естественно, отношение испанцев к индейцам тоже объяснили свойствами их собственной крови.

Граф Гобино называл испанский и португальский способ колонизации либеральным. И объяснял его взаимной расовой притягательность жителей Пиренейского полуострова и Нового Света. Он утверждал, что испанские конкистадоры в большинстве своём происходили из Андалузии (в общем, это была правда) и представляли собой смешение семитов с кельтами. По версии Гобино, у андалузцев наличествовала расовая связь с Азией, откуда некогда пришли в Америку и индейцы. Память о древних общих корнях побуждала тех и других к смешению.

Поскольку земляки самого Гобино вели себя в Канаде и в Карибском бассейне точно так же, как испанцы, он и их поведение объяснил в своём духе: французские колонисты были в основном выходцами из Нормандии и Бретани; кельтская кровь заставляла их проявлять солидарность с индейцами и смешиваться с ними...

Но раз здесь появились Гобино, французы и кельты, значит, незапланированный испанский экскурс завершён, и я наконец добрался до материала, ради изложения которого затеял весь этот цикл. Впереди рассказ о том, как французы сначала называли себя азиатами, а потом создали расовую классификацию, в которой индейцы были белыми.

Часть №5 Наиопаснейший текст в истории

Каждый слышал об акции по освобождению сверженного и арестованного Муссолини, осуществлённой эсесовцем с польской фамилией Скорцени (Скожены). Но, возможно, не все знают, что почти одновременно немцы предприняли в Италии ещё одну, куда менее успешную, спасательную операцию. В 1944 году по приказу Гиммлера, надеявшегося обрести один бесценный манускрипт, отряд СС тщательно обыскал дворец графа Балеани в Фонтендамо. Цель была ложной - артефакт находился в другом родовом гнезде графа, в Ези, а сама семья Балеани, предупреждённая неким местным фашистом, укрылась в подвалах Озимо (всё это городки в окрестностях Анконы).

K копью Лонгина, входу в Шамбалу, НЛО Рейха и прочим аненербе-штучкам, которые, по утверждению послевоенной мифологии, сводили нацистов с ума, искомый манускрипт отношения не имел. Напротив, это было классическое античное произведение - рукопись "Германии" Корнелия Тацита. Считается, что "Германия" была утеряна во время падения Римской империи и счастливо найденa в эпоху Ренессанса. Говорят, в 20-х годах XV векa её безуспешно искал Поджо Браччолини, к деятельности которого столь неравнодушны наши новохронологи. В середине столетия во владении гуманиста Стефано Гварнери появился рукописный экземпляр этой книги, известный как Codex Herfeldensis. (Под Анконой нацисты искали другую её копию - так называемый Codex Aesinas, обнаруженный профессором Чезаре Аннибальди в 1902 году). Наконец, в 1470 году в Венеции вышло первое печатное издание "Германии".

Последствия её опубликования трудно переоценить. Помимо того, что от Тацита исходит бóльшая часть наших сведений о древних германцах, благодаря его книге и сама их страна обрела своё нынешнее имя (до 1470 года словo Germania было никому не известно). С учётом роли, которую произведение Тацита сыграло в формировании германизма, а также значения, придававшегося "Германии" нацистами, профессор Арнальдо Мамильяно назвал эту вещицу одним из наиболее опасных текстов в истории.

Думаю, это недоразумение. Германизм дейстительно стал одним из источников расовой идеологии. Но сам он был всего лишь побочным продуктом полемики о происхождении франков, которую на протяжении нескольких веков вели французы. "Германия" служила им не более, чем рабочим материалом.

Германские леса были только одним из предполагавшихся мест происхождения франков. Французы искали и находили свою историческую родину во Фрисландии, в Скандинавии, в Паннонии, на Балканском пулуострове и на берегах Азовского моря. Некоторые утверждали, что франки никогда никуда не переселялись, а были автохтонами земли галльской (в этой связи назывались различные провинции, например, Прованс). Другие возражали им, говоря, что франки сначала жили в Галлии, потом под натиском римлян ушли куда-то за Рейн, а во время великого переселения народов наконец вернулись домой (весьма любопытная комбинированная версия).

В 1705 году Готтфрид Вильгельм Лейбниц посетовал в "Эссе о происхождении франков", что занимавшиеся темой французы руководствовались скорее своими желаниями, нежели разумом. Под разумом он имел в виду стремление к установлению исторической правды. При изучении явлений романской культуры подобный прямолинейный подход бесперспективен. Разумеется, истина интересовала французов в последнюю очередь. Любые совпадения их концепций с реальностью были случайными и непреднамеренными. Однако желания здесь не при чём. Французы руководствовались своими политическими интересами и ничем иным.

По прошествии времени трудно определить мотивы, двигавшие авторами некоторых маргинальных концепций. Например, я не могу сказать, почему на рубеже XVII и XVIII веков профессор теологии Парижского университета Дом Перизон объявил франков уроженцами Бактрии (нынешнего Афганистана), а заодно - потомками одного из Титанов греческой мифологии. Но господствовавшая точка зрения вегда стопроцентно отвечала требованиям текущей политики и была преисполнена глубокого идеологического смысла.

Долгое время преобладала версия, согласно которой франки пришли из Трои. Как и положено официальному учению великой страны, троянская теория была подкреплена многочисленными солидными источниками. Особую роль среди них играла "Хроника Фредегара", которую принято датировать VII веком. При подготовке поста я заглянул в Википедию. Мне понравились её оценки данного источника. В статье размером два с половиной абзаца сам Фредегар назван полулегендарным, а его сведения - ценными. Пожалуй, подобным образом можно охарактеризовать очень многие рукописи неясного авторства... включая "Богемские манускрипты".

Ценные сведения полулегендарного Фредегара сводились к следующему. Первым франкским королём был последний троянский царь Приам. Часть его людей переселилась на Балканы и приняла имя македонян (впоследствии они дали миру Александра Македонского). Остальным довелось увидеть гибель Трои. Выжившие троянцы разделились на две группы. Одна их ветвь поселилась во Фракии (в XVI веке французы уточнили Фредегара, выяснив, что от этой ветви происходят турки). Вторая ветвь избрала своим королём некоего Франкиона и ушла на Рейн. Это и были франки.

800px-Neoptolemos_und_Priamossohn
Согласно античной традиции, сына Гектора Астианакта при взятии Трои на глазах у Приама убил сын Ахилла Неоптолем. Был и другой вариант мифа, в котором Астианакта сбросил с крепостной стены Одиссей. Но французы предпочитали версию, согласно которой Астианакт выжил и стал их прародителем.

В этой концепции нет ни одной случайной буквы. Во-первых, в ней отразилось общее очарование европейцев Востоком, делавшее ориентальное происхождение весьма престижным (отыскивание собственных экзотических корней - одна из аристократических традиций, восходящих к Бургундии; в начале XVI века фламандский поэт и историк Жан Лемер де Бельж в труде "О генеалогии происходящих от троянцев принцев, особенно франков" написал, что вся европейская аристократия в давние времена пришла из Азии). Во-вторых, объявление франков, македонян и турок братскими народами лежало в русле долговременного стратегического союза Франции и Турции против Австрии и Испании (однажды в XVI веке французы в ходе войны с испанцами предоставили туркам для базирования порт Тулон, и те за один сезон увели в рабство до 10 тысяч христиан). Наконец, в-третьих, эта теория ставилa французов на один уровень с римлянами, которые тоже называли себя потомками троянцев.

В 1574 году величайший французский поэт своей эпохи Пьер де Ронсар по просьбе короля Карла IX взялся за создание национального эпоса. Эпос назывался "Франсиада" и был посвящён приключениям Франкиона, к тому времени переименованого во Франка и полностью отождествлённого с сыном Гектора Астианактом. Увы, произведение осталось незавeршённым. Но интересен его замысел. В начале эпоса Зевс собирает богов и выражает сожаление над тем, что позволил грекам уничтожить Трою. К счастью, выжил Астианакт, он же Франк. Его предназначeние - покорить Галлию и основать Лютецию (Париж).

Объявляя Франкиона сыном Гектора, т.е.троянским крон-принцем, французы провозглашали себя не просто наследниками Рима, нo старшими братьями римлян (ведь римляне вели род от Энея, не принадлежашего к царскому роду Трои). Французы создавали национальную мифологию, в которой римляне и их завоевание Галлии фактически отсутствовали. Mинуя Рим, oни перекидывали воображаемый мост от Трои к Парижу. Называя себя троянцами, французы говорили: "Мы старше и лучше римлян". В условиях острого противостояния с Габсбургами это означало, что достоинство королевства Французского выше достоинства Священной Римской империи.

Все эти аспекты французской идеологии детально рассмотрены Мишелем Фуко в 1975-1976 годах в цикле лекций "Il faut défendre la société". Не знаю, опубликован ли он по-русски. Опасаюсь, что нет, поэтому, если кто-нибудь попросит у меня ссылок, я, как обычно, буду не в силах ему помочь. Так что двинемся дальше и посмотрим, при каких обстоятельстах троянская теория была заменена другими концепциями.

PierredeRonsard1620
Пьер де Ронсар, поддержавший троянскую теорию написанием "Франсиады"

Beatus_Rhenanus_-_Imagines_philologorum
Беатус Ренанус, опровергавший троянскую теорию в "Трёх книгах о Германии"

Одним из первых против неё выступил Беатус Ренанус в 1531 году. Я опускаю аргументацию тех или иных участников дискусии о франках, да и вообще большинство диспутантов остаётся за кадром, иначе мне пришлось бы по до нового года рассказывать что-нибудь в духе "Ренанус обвинял Тритхейма в фальсификации Гунибальда, а сам цитировал Льва Диакона и Лиутпранда" и т.д. и т.п. Для наших целей вполне достаточно ознакомиться с основными тезисами крупнейших полемистов.

Настоящее имя Ренануса звучало как Беатус Бильд. По происхождению он был эльзасцем, то есть ещё одним более или менее бургундцем. Насколько я знаю, именно Ренанус первым назвал троянскую версию мифом и сформулировал тезис, согласно которому население Франции состоит из потомков покорённых галло-римлян и завоевателей-франков. Это был чрезвычайно важный этап формирования того направления мысли (я бы даже рискнул сказать - того типа мышления), который впоследствии породил расовую теорию. Однако ни у самого Ренануса, ни у других ранних германистов ещё не было ни малейшего намёка на расовое мышление. Они были движимы совсем другими мотивами.

Во Франции складывалась централизованная монархия. По выражению венецианского посла Марино Кавалли, "французы отдали в руки государя всю свою свободу". Разумеется, с утратой свободы были согласны далеко не все. Многие оказывали сопротивление, в том числе - интеллектуальное. Некоторые начали описывать вторжение франков в Галлию не как нашествие варваров на цивилизованную страну, а как акт освобождения от римской тирании. Особою остроту политической борьбе придавал религиозный раскол. В XVI веке Германия была бастионом протестантизма, а Рим - оплотом католицизма. Протестанты ссылались на Тацита и презентовали свою борьбу с католиками как полуторатысячелетний непримиримый бой свободолюбивых и чистых душой германцев против тиранических и прогнивших римлян.

В этой ситуации на сцене появился Франсуа Отман. Он учился в Швейцарии, где водил знакомство с Жаном Кальвином, а позже принял участие во французских гражданских войнах на стороне гугенотов (в армии принца Конде). В 1572 году Отману удалось выжить во время Варфоломеевской ночи и бежать в Женеву. До конца жизни он больше не рискнул пересечь французскую границу и в 1573 году написал труд своей жизни - "Франко-Галлию".

В этой книге Отман описал франков и галлов как родственные и союзные народы, которых объединяла любовь к свободе и ненависть к римской тирании. По его версии, и галлы, и франки свободно выбирали своих вождей на описанных Тацитом и Цезарем собраниях, положивших началу европейскому парламентаризму. Оказавшие коварным римлянам беспрецедентное сопротивление галлы истекли кровью и были порабощены, но несколько веков спустя братья-франки пришли и освободили их. Освободители и освобождённые вместе свободно избрали своим королём Хильперика. Во "Франко-Галлии" сформулирована мысль, что власть принадлежит народу, а король может править только с его согласия. Эту книгу принято считать политическим манифестом гугенотов.

francois-hotman-1-sized
Франсуа Отман, автор "Франко-Галлии", сторонник германской теории. К сожалению, я не нашёл потретов, на которых он выглядел бы поживее

portrait-of-jean-bodin
Жан Боден, основоположник монархизма, свободный галл. Его сохранившиеся изображения тоже оставляют желать лучшего.

Однако и противоборствовашая сторона отнюдь не страдала от недостаткa интеллектуалов. В 1529 родился Жан Боден, один из крупнейших политических мыслителей всех времён. По происхождению Боден был мещанином, и некоторые полагают, что он пришёл на свет в семье бежавших из Испании марранов. Существует и спекулятивная теория о переходе Бодена к концу жизни в иудаизм. Не подтвердить, ни опровергнуть эти версии я не могу, скажу лишь, что они появились очень поздно, в эпоху, когда стало модным находить еврейскиe корни у всех подряд.

Бодена сравнивают с Гоббсом и Монтескьё, называют вторым Макиавелли и признают основоположником монархизма. Любопытно, что республиканец Макиавелли назвал свой шедевр "Государем", а монархист Боден дал своим трудам имя "Шесть книг о республике". Европейские монархисты никогда не были сторонниками деспотии в восточном духе. Основоположник монархизма Боден считал, что Франции необходим парламент из четырёхсот депутатов, называл благо народа нaивысшим законом и заявлял, что убийство тирана вполне оправдано (кажется, стилизация Бодена под ветхозаветного пророка и стала поводом для спекуляций о его принадлежности к иудаизму). В 1590 году Боден выразил удовлетворение по поводу убийства Генриха III и был за это арестован (впоследствии он приветствовал переход Генриха Наваррского в католицизм и присоединился к его войскам под Лаоном).

Боден отвергал троянский миф, а во франках видел потомков выселившихся за Рейн галльских колонистов. Один живший в XVII веке историк назвал его свободным галлом.

Все три основные версии происхождения франков - троянская, германская и галльская - существовали параллельно. Тут можно сопоставить даты появления книг, в которых отстаивалась та или иная теория:

"Франко-Галлия" Франсуа Отмана - 1573;
"Франсиада" Пьера Ронсара - 1574;
"Шесть книг о республике" Жана Бодена -1576.
Интеллектуальные дискуссии той эпохи переплетались со спорами, которые политики вели силой оружия. Если троянская теория в долгосрочной перспективе не могла выдержать научной критики, то ранний германизм рассеялся во Франции после поражения гугенотов. Победоносная сторона не могла больше быть троянской, но вовсе не собиралась становиться германской.

В XVII веке французы предпочли быть потомками кельтов.

Tags: Европа, История, Мнение
Subscribe
promo evan_gcrm february 9, 22:43 76
Buy for 20 tokens
Жизнь - лукавое обольщение, желанная сладкая ложь, а смерть - неожиданная горькая правда, которой лучше вовсе не знать. А узнав, отменить усилием воли и забыть навсегда. Из всех искусств, которыми следует овладеть мудрому человеку, важнейшим является искусство самообмана: пока…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments