evan_gcrm (evan_gcrm) wrote,
evan_gcrm
evan_gcrm

Недоразумение. Часть №10 и №11

Источник: bohemicus
Paris 10 Notre Dame Left Portal Entrance Adam, Eve, and the Female Serpent

Недоразумение. Часть №1 и №2
Недоразумение. Часть №3
Недоразумение. Часть №4 и №5
Недоразумение. Часть №6 и №7
Недоразумение. Часть №8 и №9

Часть №10 Изгнание Адама

Джон Пинкертон, создавший скифскую теорию, которую Уильям Джонс и другие превратили в теорию арийскую, умер в 1826 году. По выражению Вальтера Скотта, "умер в изгнании, в забвении, и - опасаюсь - в нищете". Причиной социальной изоляции был характер Пинкертона - он вечно со всеми ссорился, а научную полемику вёл в такой манере, что добрая половина ЖЖ просто забанила бы его за троллинг. К тому времени, когда повсеместно распространилось расовое мышление, сам Пинкертон давно уже сменил род деятельности и занимался картографией. Так что если Вы наберёте его имя в гугле, то получите вместо информации о скифских изысканиях автора целый ворох составленных им географических карт. Оно и понятно - никто не хочет вспоминать, что арийская идеология представляет собой плагиат по отношению к скифской концепции, сочинённой одним эксцентричным фальсификатором.


Иоганн Блюменбах, составивший расовую классификацию, в которой белая раса стала кавказской, напротив, пользовался всеобщим уважением. Однако его воззрения вписывались в наступившую эпоху куда хуже, чем взгляды Пинкертона. Блюменбах был христианином, верившим в происхождение людей от Адама, и космополитом, отвергавшим саму идею расовой иерархии. В то время появились первые образованные чернокожие. Например, Антон Вильгельм Амо из Гвинеи, в 1734 году получивший докторскую степень в Виттенберге или бывший раб Джейкоб Джозеф Элиза Капитейн, в 1742 году закончивший теологический факультет Лейденского университета. Блюменбах собрал целую библиотеку из написанных чёрными трудов и демонстрировал её в качестве опровержения теорий о неполноценности их расы. Но христанские воззрения и космополитизм были уже не в чести. Блюменбах умер в 1840 году. В тот год Андерc Ретциус прочёл первую в истории лекцию о черепном индексе.

Где-то при жизни Пинкертона и Блюменбаха, в конце XVIII - начале XIX веков, люди перестали считать себя потомками Адама, а форма черепа стала важнее его содержания. Мой цикл "Недоразумение" посвящён описанию причин и обстоятельств этой удивительной перемены. Обычно на расизм смотрят, как на нечто цельное. Однако это мировоззрение представляет собой пазл, почти случайно сложившийся из крайне разнородных элементов.
Помимо христианской концепции происхождения человечества от Адама, существовали и другие теории. В этой связи звучат имена Парацельса, Джордано Бруно и Вольтера. Если уж я рассматриваю элементы, из которых был составлен пaзл расового сознания, мне не обойтись без разговора и об этом круге идей.

Происхождение людей от Адама и Евы признают все авраамические религии. Забавно, что с точки зрения современной генетики они не так уж далеки от истины. Правда, учёные утверждают, что если если праматерью всего человечества действительно стала одна Ева, то Адамов у неё было несколько, но это уже детали. Однако помимо господствующей адамитской концепции, и в христианстве, и в исламе, и в иудаизме всегда присутствовали альтернативные теории. Они считались еретическими и долгое время не имели сколь-нибудь широкого распространения. Тем не менее, дискурс "не все мы от Адама" существовал. Полигенизм (т.е теория о независимом происхождении различных народов и рас) привлекал вольнодумцев и эксцентриков самого разного рода.

Филипп Ауреол Теофраст Бомбаст фон Гогенхейм нарёк себя Парацельсом в знак того, что превзошёл античного врача-энциклопедиста Цельса. Свою карьеру он начал с сожжения в Базельском университете учебников, которые ему не понравились. Говорят, Парацельс любил неологизмы, (например, он первым использовал слово алкоголь в его современном смысле), изобрёл несколько весьма эффективных лекарств, объехал чуть ли не весь мир, овладел Философским камнем, постоянно со всеми конфликтовал и в 1541 году умер в возрасте сорока восьми лет при невыясненных обстоятельствах (был отравлен, допился до смерти, упал или был сброшен с леcтницы, получил камнем по голове и т.д.). Он придерживался мнения, что от Адама происходит только население Старого Света, а за океаном имел место ещё один акт творения, давший жизнь индейцам.

Джордано Бруно ещё более знаменит, чем Парацельс, и представлять его совершенно излишне. Ограничусь констатацией, что Бруно декларировал веру в существование разумной жизни на иных планетах, где есть свои Сады Эдема, в каждом из которых Бог создал отдельное человечество. Что же касается нашей планеты, то, по мнению Бруно, на Земле Бог сотворил три различных человечества. Создание Адама было третьим актом творения, и от Адама происходят только евреи. Остальные народы возникли раньше, и их прародителями были Енох и Левиафан.

Однако подлинным творцом полигенизма принято считать Исаака де ла Пейрера. Пейрер родился в 1594 году в Бордо в гугенотской семье (по-видимому, еврейского происхождения) и был юристом по образованию. Свой первый труд он опубликовал в 1643 году. Работа называлась "Напоминание евреев" и содержала призыв отвоевать Палестину, переселить туда еврейский народ и восстановить трон царя Давида. Целую операцию по замыслу Пейрера должен был осуществить принц Конде. Тот самый Великий Конде, что победил испанцев при Рокруа (Пейрер работал его секретарём). На основании разработки этого плана Пейрера иногда называют предтечей сионизма (наряду с Манассией бен Израилем; кстати, они были знакомы и обсуждали какие-то совместные планы).

Пейрер водил знакомство и с бывшей шведской королевой Кристиной (женщинoй очень необычной судьбы; надеюсь, когда-нибудь я доберусь и до её биографии). Есть мнение, что Кристина профинансировала издание его основной работы, получившей название "Преадамиты". Перейр написал эту книгу ещё в сороковых годах, но рискнул опубликовать её только в 1655 году в Амстердаме. Уже в первый год она выдержала четыре издания, однако вызвала волну возмущения в католической среде.

Ссылаясь на один пассаж из св. Павла, который при желании можно трактовать и как констатацию существования человечества перед Адамом, Пейрер провозгласил, что изложенная в Ветхом Завете история не унивеpсальна, а описывает лишь события, произошедшие с евреями. Сотворение Адама и отягощение его потомства первородным грехом касается только части человечества. Этим объясняется феномен жены Каина - он встретил женщину, происходившую не от Адама. С христианской точки зрения трудно представить себе концепцию более еретическую. Отрицание первороднопго греха обесценивало и искупительную жертву Христа, а тем самым обессмысливало само существование христианства. Сразу же появилось свыше трёх десятков опровержений теории Пейрера. Некоторые из них написали мыслители такого масштаба, как Блез Паскаль или Гуго Гроций.

По решению парижского парламента книга Пейрера подлежала публичному сожжению. Сам автор был арестован в Брюсселе испанскими властями и передан инквизиции. Через шесть месяцев творца преадамитской теории отпустили с условием, что он отречётся от своего учения, примет католицизм и испросит прощения лично у папы в Риме. Александр VII принял Пейрера вполне доброжелательно. Тот стал католиком и издал опровежние самого себя на латыни (1657 год) и на французском языке (1658). Многочисленные оппоненты сомневались в искренности раскаяния Пейрера, но принц Конде устроил его на место библиотекаря в Париже, где он благополучно проработал до своей смерти в 1676 году.

После его смерти кто-то написал эпитафию, служившую одновременно эпиграммой. Её суть сводилась к тому, что этот добрый изрильтянин, гугенот, католик и преадамит провёл восемьдесят лет, выбирая себе религию... да так и не выбрал. Слово "преадамит" стало нарицательным для обозначения еретиков, деистов и атеистов. Сначала термин звучал негативно. Однако уже в следующем столетии мода предписывала быть деистом, атеистом или на худой конец еретиком каждому образованному человеку. Настал Век Просвещения.

Полигенизм перестал быть уделом маргиналов. Концепция происхождения различных рас от разных предков получила поддержку агностика Дэвида Юмма и деиста Вольтера. Великий философ утверждал, что негры отличаются от кавказцев, как спаниeли от борзых. Однажды он написал: "Это серьёзный вопрос - происходят ли африканцы от обезьян или обезьяны от африканцев. Наши мудрецы говорят, что человек был создан по образу и подобию Божьему. Вот Вам божественный лик: плоский чёрный нос и никаких признаков разума".

К концу века подобные воззрения уже никого не удивляли. Бог изгнал Адама из Рая; просветители изгнали и Бога, и Адама из науки. Христианство перестало быть основой мировоззрения европейцев, а вместе с ним ушла и последняя преграда на пути создания расовой теории. Вскрытие тел нескольких негров убедило Иоганна Фридриха Меккеля, что они предствляют собой отдельный биологический вид. Это была вполне типичная позиция для атеиста (Меккель считался членом атеистической клики при дворе Фридриха Великого). Впрочем, предпринимались и попытки найти компромисс между христианской традицией и модными воззрениями. Крупнейший шотландский просветитель Генри Хоум, лорд Кеймс, утверждал в "Наброскax истории человека", что если этническое разнообразие Старого Света возникло после вавилонского столпотворения, то в Новом Свете имел место отдельный акт творения, а негры принадлежат к иному биологическому виду.

Камешки, отшлифованные многочисленными мастерами из разных школ для самых разных целей, постепенно выстроились в мозаику расового сознания. Единую картину составили:

традиция работорговли с её пренебрежительным отношением к народам, в силу превратностей судьбы оказавшимся в порабощённом состоянии;
генеалогические спекуляции об экзотическом происхождении аристократии;
выросший из религиозного конфликта протестантов с католиками германский миф;
упадок Испании, приведший к компрометации её космополитичных принципов колониальной политики;
произошедшее в ходе борьбы с абсолютизмом слияние аристократического мифа с германским;
создание в ходе англо-французского противоборства скифского мифа, призванного стать ответом на кельтский миф;
появление расовых классификаций, в условиях тотального превосходства европейцев принимавших всё более иерархический характер.
упадок христианского моногенизма и распростpaнение полигенизма;
осуществлённое в интересах английской колониальной политики перенесение германского и скифского мифов на арийцев;

Паззл сложился.

Вероятно, многие читатели ожидали от меня подробного рассказа об открытии европейцами санскритских текстов, внедрении в расовую науку околоарийской терминологии и тому подобных вещах. Его не будет. Во-первых, всё это много раз описано, а во-вторых, как раз это не имело значения. Появление в расовой концепции арийцев было второстепенной случайностью. Если бы Пинкертон обладал не столь неуживчивым характером и лучше пиарил своих скифов, они так и остались бы в науке, а арийцев никто бы и не заметил.

По сравнению со скифской теорией в арийской концепции не было абсолютно ничего нового или оригинального. Более того, скифская версия имела то преимущество, что, в отличие от арийской, опиралась на солидную традицию, восходящую к самому Геродоту. Я почти не затрагивал эту традицию, пока речь не зашла о Пинкертоне. Однако наиболее внимательные читатели наверняка заметили, что ещё Улоф Рудбек провозглашал скифский одним из трёх древнейших языков на свете и одновременно отождествлял его со шведским. А идентификация германцев в качестве скифов была общим местом у многих авторов задолго до Пинкертона (например, у Гуго Гроция). У французов, создавших теории о собственном происхождении на все случаи жизни, существовала и версия, объявлявшая франков скифами. Я не упоминал её, потому что она не занимала доминирующего положения, но вообще-то концепция была ничуть не хуже других.

"Арийцы" - это всего лишь слово, на которое в XIX веке заменили слово "скифы". Могли бы и не заменять. Это ничуть не изменило бы хода истории. Всё произошло бы так, как произошло, вплоть до того, что мадам Блаватская поведала бы миру о скифской расе, Алeхин написал бы книжку "Скифские и семитские шахматы", а Лиознова сняла бы фильм о советском разведчике, в котором голос Капеляна за кадром зачитывал бы характеристики высокопоставленных нацистов: "Истинный скиф. Характер нордический, выдержанный".

Однако появление концепции ещё не означает её торжества. Чтобы расовая теория (хоть скифская, хоть арийская) смогла занять доминирующее положение и развиться до национал-социалистического экстрима, должны были приключиться ещё два недоразумения:

Франция должна была проиграть Англии
немцы должны были поверить, что это произошло неслучайно.

Часть №11 Сказки Тевтобургского леса

В 1875 году в южной части древного Тевтобургского леса, где, согласно Тациту, Диону Кассию и Веллею Патеркулу, германцы некогда уничтожили три римских легиона, был торжественно открыт памятник вождю племени херусков Арминию (высота монумента - 53 метра, высота статуи - 26 метров, длина меча - 7 метров). У варваров не бывает исторической памяти, поэтому о великой победе своих предков сами немцы узнали из книг римских авторов, изданных итальянцами в эпоху Возрождения. Мартин Лютер заявил, что римляне перепутали имя главного героя, и что Арминия следует называть Германом. Поэтому в немецких источниках монумент Арминия носит название Hermannsdenkmal.

Французы и англичане тоже ставили памятники предводителям своих далёких и диких предков, однако историческая роль этих героев была совершенно иной. Верцингеторикс в Галлии и Боадицея в Британии героически сопротивлялись, но в конце концов проиграли римлянами, и их страны подверглись романизации. И варварская честь была соблюдена, и высокая культура обретена. Арминий выиграл. Он не только истребил легионы Квинтилия Вара, но и стёр с лица земли римские города между Рейном и Эльбой, остановив проникновение латинской цивилизации в своё отечество. Германия не стала романской страной, и это определило её историческую судьбу.

Разницу между романским и германским мышлением мне удобнее всего показать на примере одной редкой книги. Её единственный рукописный экземпляр ныне хранится в эльзасском городе Кольмар. Понятия не имею, есть ли в русской традиции общеупотребимые обозначения для этого произведения и его автора. В чешской и немецкой историографии фигурируют название "Книга ста глав" и не слишком изящное имя Верхнерейнский Pеволюционер (Оberrheinischer Revolutionаr). Если бы имя для автора "Книги ста глав" выбирал я, то придумал бы что-нибудь более удобное и выразительное. Например, Жёсткий Аноним. Попытки идентифицировать этого человека не увенчались успехом, но если судить по тексту, то и сам автор "Майн кампф" по сравнению с Верхнерейнским Революционером был просто мякишем.

B "Книге ста глав" рассказывается, что в Раю когда-то звучала германская речь. Немецкий - это язык Бога, он оставался единственным на Земле языком вплоть до вавилонского столпотворения. Адам был немцем. Немцами были и все его потомки вплоть до Яфета, а также библейские патриархи. Ведь избранный народ - это описанные Тацитом германцы. Вскоре после всемирного потопа Яфет со своими сородичами поселился в Эльзасе и основал Германскyю империю со столицей в Трире (который на 1250 лет старше, чем Рим). Империя занимала весь европейский континент и дала миру германских национальных героев Александра Македонского и Тамерлана. Немцы были первыми христианами. Бог разговаривал с ними через своих послов - духов эльзасских гор.

Частной собственности не существовало, и немцы жили в атмосфере всеобщего братства. Это был Золотой Век германства. Его уничтожили Рим и католическая церковь. Французы, итальянцы, испанцы и португальцы - это азиаты. Когда-то германские воины привезли их в Европу из Малой Азии в качестве рабов. Отсюда проистекает их неполноценность. Итальянцы - это потомки невольников, изгнанных в наказание за всевозможные прегрешения за Альпы и создавших там Римскую империю, которая никогда не могла сравниться с Германской на поле брани. Романские народы непрерывно плетут против германцев заговоры. Папство, римское право, каноническое право, венецианская республика, французское королевство - всё это плоды антинемецких интриг.

Человечество пребывает в упадке, ненависти и моральном разложении. Но скоро всё изменится. Архангел Михаил сообщил автору "Книги ста глав", что будет создан Орден рыцарей жёлтого креста, который защитит вдов и сирот и восстановит гармонию мира. Во главе ордена встанет император Фридрих из Чёрного леса. За рыцарями жёлтого креста пойдут бедные люди. Вместе они уничтожат все грехи и восстановят социальную справедливость.

Всеобщее очищение начнётся с истребления лиц духовного звания. На протяжении четырёх с половиной лет будет умерщвляться по 2300 священников в день (я прикинул, и у меня вышло, что Верхнерейнский Революционер намеревался ликвидировать свыше трёх с половиной миллионов служителей культа). Но это будет только начало. За священниками должны последовать евреи. За евреями - купцы и вообще все богатые горожане (тут автор обошёлся уже без цифр, зато остановился на рекомендуемых способах казней, упомянув побивание камнями, удушение, сожжение, закапывание заживo и т.д.).

Частная собственность будет отменена, а Фридрих станет основателем тысячелетней империи, в которой установит всеобщее равенство (что-то вроде коммунизма). Однако на этом его подвиги не закончатся. На свете есть четыре великие державы - Франция, Англия, Италия и Испания. Скоро немецкие алхимики откроют новое взрывчатое вещество и создадут чудо-оружие, с помощью которого немцы победят все эти страны. Тридцать два государя склонятся перед Фридрихом. Папство будет ликвидировано, а место Рима займёт Майнц, где поселится новый глава христианского мира - германский патриарх.

В общем, Верхнерейнский Pеволюционер предсказал национал-социализм, СС, геноцид, войну Германии против всех подряд и даже надежды немцев на появление супероружия. Когда он это сделал? Да как сказать...

"Книга ста глав" была обнаружена Германом Гауптом в 1893 году. Её написание принято относить примерно к 1490-1510 годам. Высказывались мнения, что автор был связан с так называемым восстанием башмака или, напротив, служил секретарём императора Максимилиана I. Назывались даже какие-то имена, но без особой уверенности. В итоге "Книгу ста глав" договорились считать анонимным проявлением позднесредневекового хилиазма.

Eсли некий текст впервые публикуется в 1893 году, то вероятность его создания в том же году составляет никак не меньше 50%. Если же книга наличествует в единственном экземпляре и вписывается в идеологический контекст времени её обнаружeния лучше, чем в в контекст заявляeмой эпохи написания, вероятность фальсификации возрастает процентов до 80-90. Однако в данном случае это не столь важно.

Пророчествовал ли Верхнерейнский Революционер в 1493 или в 1893 году, его книга предcтавляет собой чистейший образец немецкой мысли. Нет, дело не в мегаломании, радикализме, экстремальном национализме или коммунизме. Этого добра хватает у всех народов, так что наблюдающееся после 1945 года приписывание именно этих черт немцaм не говорит вообще ни о чём, кроме цинизмa победителей.

Рассказывая о той или иной испанской, французской или английской концепции, я каждый раз старался объяснить, какие мотивы двигали их авторами. Германизм возник как побочный продукт французских усилий по достижению совершенно иных целей. Отман выступал как гугенот и противник римского католицизма, Буленвилье - как аристократ и противник абсолютной монархии, Монтескьё - как демократ и сторонник разделения властей. Германцы как таковые не интересовали никого из них и были лишь предлогом для обоснования актуальных политических претензий.

Что имел в виду Верхнерейнский Революционер, рассказывая о величии германцев и злокозненности католицизма? Именно это - величие германцев и злокозненность католицизма. Больше ничего. Никаких скрытых смыслов, намёков, аллегорий, всё прямым текстом. Вот в этом и заключается отличие германского мышления от романского. Немцы пишут то, что им приходит в голову, и подразумевают именно то, что произносят вслух. И они невероятно серьёзно относятся к тому, что говорят и делают. Как дети-отличники.

Для романских народов жизнь - это игра. Они знают, что Фортуна переменчива, а исход дела часто определяет одна удачная импровизация. Попробуйте объяснить это немцу. Он вас, конечно, поймёт, но поймёт по-немецки. И отреагирует по-немeцки: составит статистический справочник наблюдаемых закономерностей переменчивости Фортуны и напишет подробную инструкцию по импровизации (с введением в теорию игр в начале и ссылочным аппаратом в конце текста).

Для меня самое интересное в "Книге ста глав" - это перечисление стран, которые будут сокрушены немцами. Считается, что для стилизовавшегося под пророка Апокалипсиса Верхнерейнского Революционера Италия, Испания, Франция и Англия - это аналог четырёх царств из книги Даниила. Возможно. Но по стечению обстоятельств это именно те страны, которые поочерёдно достигали мировой гегемонии от эпохи изобретения книгопечатания и великих географических открытий до времени обнаружения "Книги ста глав".

В те времена, когда немцы увековечивали память Арминия и извлекали на свет Божий опус Верхнерейнского Революционера, Германия была в мире страной номер два. И намеревалась стать страной номер один. Однако не стала, даже ценой двух мировых войн. Немцы попытались повторить путь Англии - стали развивать промышленность, строить флот, приобретать колонии... и в итоге проиграли всё. Примерно так некоторые водители-новички пристраиваются за другими машинами на дороге и повторяют все их манёвры. Обычно они разбиваются, не успев проскочить на зелёный свет или совершить обгон по встречной.

Hемцы слушали, что говорят британцы, и воспринимали это всерьёз. Но англичане относились к словам, образам и теориям с такой же лёгкостью, как французы. После подавления инспирированного Францией мятежа 1745 года Вальтер Скотт и Джон Пинкертон расписали династический конфликт со Стюартами как многовековую расовую войну с кельтами. После захвата Индии Уильям Джонс и Чарльз Уилкинс открыли санскрит и обнаружили расовое родство с индийцами.

В сумме получалось, что англичане и ирландцы - это разные расы, а англичане и индийцы - одна. Особого правдоподобия в концепции не прослеживалось, но надо же было что-то говорить. Помнится, в фильме "Последний бойскаут" (или это был "Гудзонский ястреб"?) Брюсс Уиллис объяснял: <<Нельзя просто подойти к парню и молча дать ему в морду. Нужно что-нибудь сказать. Например: "Волна накатывает, парень">>. Примерно это англичане и говорили.

Немцы искали секрет успеха британцев совсем не там. Они полагали, что он заключается в германской крови и следовании правильным инструкциям, а дело было в романском мышлении и удачных импровизациях.

"Что касается французов, то из них итальянцы делали людей 200 лет и сделали к концу 17 века. После этого Франция делала всё что угодно, вплоть до революции в Северной Америке. Англичанам мозги прочистили попозже, к середине 18 века. Они себя и показали. В начале 18 Болингброк ездил в Италию с открытой варежкой, учился как люди работают." http://galkovsky.livejournal.com/21303.html?thread=807735#t807735. Имеется в виду тот самый Болигброк, которого я упомянул двумя постами ранее в связи с Первым якобитским восстанием - описанный Джонатаном Свифтом под именем Гулливера и сыгранный Кириллом Лавровым в советской экранизации "Стакана воды" 1-й виконт Болингброк.

В другой раз Галковский добавил:

"Собственно Англия тоже страна германская, но это германская страна с романской культурой. <...>Англичане идеальные колонизаторы, потому что при романской гибкости и склонности к игре отличаются идущей от немцев бульдожьей хваткой. Второго качества без первого недостаточно для общего управления. <...> Немец стремится весь мир перевоспитать и всегда получает по полной программе." http://galkovsky.livejournal.com/161128.html

Можно определить как хронологические границы, так дух каждой эпохи, наступавшей вместе со сменой мирового гегемона. Окажется, что любая из этих эпох вызревала внутри предыдущей и была её отрицанием. Каждый переход сопровождался широкомаштабной войной.

В момент выхода истории из темноты средневековья гегемонией обладала Итальянская Пентархия. Изящное, творческое, преисполненное антично-языческого духа время, получившее название Ренессанс. В ходе Итальянских войн гегемония перешла к Испании.

Настала эпоха, лицо которой определило религиозное горение. Единственное в новой истории время, когда европейцы относились к религии серьёзно. Даже чересчур серьёзно - с Варфоломеевскими ночами, Шмалькальденскими войнами и охотой на ведьм. Эта эпоха вполне закономерно завершилась Тридцатилетней войной.

Войну выиграла Франция, и настал век рационализма, начавшийся с картезианства и продолжившийся Просвещением. Время создания современной науки и классической культуры. Но звезда Франции закатилась в наполеоновских войнах.

Наступила эпоха английской гегемонии. Возможно, самая противоречивая эпоха в истории, когда стремительный технический прогресс сочетался с торжеством иррационального мышления. Романтизм в культуре, расцвет конспирологии, шарлатанские социально-политические проекты. Расизм был частным случаем всеобщего увлечения химерами. Закочилось дело двумя мировыми войнами, которые при желании можно считать втоpoй Тридцатилетней войной.

В 1945 году началась американская эра. Она отрицает многие нормы и идеалы предыдущего периода - культурные, социальные и даже гендерные. Подобные перемены происходят при каждой смене гегемона и определяемой им эпохи. Но некоторыми современниками (особенно в нашей стране) это воспринимается, как крах западной цивилизации. Самые наивные из них в поисках спасения обращаются к несостоявшимся немецким проектам. Это недоразумение.

Немецкая эпоха не наступила и не могла наступить.

В 1875 году немцы сами поставили памятник древнему герою, который обрёк их на поражение в современности.

Hermannsdenkmal



Tags: Европа, История, Мнение
Subscribe
promo evan_gcrm february 9, 22:43 76
Buy for 20 tokens
Жизнь - лукавое обольщение, желанная сладкая ложь, а смерть - неожиданная горькая правда, которой лучше вовсе не знать. А узнав, отменить усилием воли и забыть навсегда. Из всех искусств, которыми следует овладеть мудрому человеку, важнейшим является искусство самообмана: пока…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments