evan_gcrm (evan_gcrm) wrote,
evan_gcrm
evan_gcrm

"... roll those loaded dice" Часть 3

Источник: alexandrov-g
1606771_original

"... roll those loaded dice" Часть 1
"... roll those loaded dice" Часть 2

Война как война.

Очень кратко о том, что, собственно, и считается миром войной в Корее, о боевых действиях на Корейском полуострове.

Война в том виде, как это понимается широкими массами, война как война, была крайне скоротечной. Активные боевые действия велись менее года при том, что официальная историография считает, что война в Корее длилась чуть более трёх лет - с 25 июня 1950 по 27 июля 1953 года.

В контексте, в котором мы с вами рассматриваем тогдашние события, непосредственно военными действиями можно было бы, по чести говоря, пренебречь, но тем не менее давайте туда окунёмся и мысленно выстроим что-то вроде схемки, дело в том, что если мы хотим вытащить наружу подоплёку "Кореи", то нам никак не обойтись без хронологической лесенки, хронология - это фундамент, на нём строится История, каковым обстоятельством и пользуются фальсификаторы и шарлатаны, подменяющие камень песком, на котором они возводят воздушные замки мифов.

Так что будем внимательны к датам.


Начнём с предистории - в Ялте, где начерно делился послевоенный мир и давались взаимные гарантии, Корее особого значения никто не придавал, корейская проблема была паровозиком пристёгнута к несопоставимо более масштабной проблеме послевоенной Японии.

С конца 1945 года "освобождённая" Корея управлялась советско-американской Комиссией, целью деятельности которой было проведение общекорейских выборов и предоставление Корее независимости после пятилетного срока. Территориально полуостров был поделен на фактические зоны оккупации - к югу от пересекающей Корею 38 параллели располагалась зона американская, к северу - советская. Сами корейцы, вне зависимости от политических пристрастий, были сложившимся положением недовольны. Они желали независимости здесь и сейчас и ждать пять лет они решительно не хотели.

Нехотение вылилось в перманентную нестабильность, выражавшуюся в беспорядках, забастовках и саботаже. Следует заметить, что беспорядками была охвачена главным образом Корея южная и это имело объяснение - в Корее северной была очень быстро проведена "коммунизация" (в Корее, в своей зоне оккупации, СССР успешно обкатал политику, которую он затем проводил в Восточной Европе, с оглядкой на "специфику", понятное дело), не то было в зоне американской, там был провозглашён "демократический выбор", после чего на свет появилось около 80(!) политических партий. С одной стороны это было неплохо, с другой - в полный голос заявила о себе вопиющая некомпетентность почти всех новоявленных "политиков" и это тоже имело своё объяснение: до 1945 года все не только более, но даже и менее значимые посты и должности в Корее были заняты японцами и доморощенной корейской компетентности просто напросто неоткуда было взяться. "Кадры решают всё", а кадры корейские можно было черпать из самой, что ни на есть низовки. Та самая кухарка и то самое государство.

(Быстрота и относительная бескровность установления "коммунистического режима" в Северной Корее объяснялись тем, что действия режима находили известную популярность в среде так называемого "простого народа" (народу нравилось, что конфисковывалась и обобществлялась собственность и нравилось тем более, что собственность эта принадлежала главным образом японцам), однако, как и всё на свете, это имело и свою цену - из северной Кореи в южную перебежали около полумиллиона человек. И это не всё, из Японии, Китая и Маньчжурии хлынул поток "возвращенцев" и поток этот хлынул не в северную, а южную Корею, разом увеличив население американской зоны на почти 2.5 миллиона человек. Это, в свою очередь, было хорошо с одной стороны, но с другой резко возрос уровень хаотизации и без того взбудораженной южной Кореи. Мир устроен не просто. "Сложно всё.")

Дело шло к общественному взрыву, который, где бы он ни произошёл, неизбежно охватил бы всю Корею, причём справляться с последствиями, вгонять, так сказать, разбушевавшуюся стихию в русло, пришлось бы "оккупантам". По очевидным причинам ни США, ни СССР играть роль "усмирителей" не хотели, и те, и другие предпочли умыть руки.

Но сделали они это по-разному.

Американцы, не дожидаясь конца пятилетки, 10 мая 1948 года провели всеобщие выборы, по ходу которых было убито несколько сот человек, но по результатам которых было создано национальное правительство, принята конституция и 20 июля 1948 года старенький уже и проведший почти всю жизнь в США корейский диссидент Ли Сын Ман был избран президентом Кореи. Всей, подчёркиваю, Кореи.

15 августа 1948 года было провозглашено создание государства Республика Корея.

Северная Корея выборы бойкотировала, как бойкотировали выборы и некоторые южнокорейские политические партии. Но гораздо важнее, чем бойкот, было то обстоятельство, что американцы люди западные, а Запад это общество законников и крючкотворов, а потому США заблаговременно, ещё в сентябре 1947 года добились одобрения Генеральной Ассамблеей ООН резолюции по проведению всеобщих выборов в Корее (всей). И когда выборы состоялись, то только что созданная, новенькая, с пылу, с жару ООН отправила в Корею своих наблюдателей и они своим присутствием выборы освятили. Результаты выборов были признаны международным сообществом, а Ли Сын Ман в глазах мира стал президентом легитимным.

Менее чем через месяц, 9 сентября 1948 года было провозглашено создание тоже корейского государства Корейской Народно-Демократической Республики. Перед этим там прошли выборы в законодательное собрание, на которых представителей от ООН не было, так как СССР заявил, что никаких налюдателей на территорию Северной Кореи он не допустит и когда в январе 1948 года комиссия ООН попыталась въехать в Северную Корею для подготовки выборов, ей дали от ворот поворот. Быстренько было сформировано правительство, во главе которого сам собою оказался коммунист Ким Ир Сен, ещё с начала 1946 года возглавлявший созданное СССР в советской зоне оккупации Временное правительство (Временный Народный Комитет).

Через месяц после создания КНДР, 12 октября 1948 года, новое государство тоже было признано. Но не всем мировым сообществом, а только СССР. Ну, а Ким Ир Сен был признан Москвой в качестве вождя корейского народа. Всего корейского народа.

На Корейском полуострове появилось два государства. Глава Южной Кореи считал себя главой не только Южной, но и Северной Кореи, а вождь Северной Кореи убеждал себя и не признававший его мир, что он является вождём не только Кореи Северной, но ещё и Южной.

Возникла ситуация.

И ситуация эта требовала разрешения.

Корея была маленькой и ситуация тоже не выглядела очень уж большой.

lj_korea_kim_hq_apr2151_zps87a8dc9a

Сложившаяся на Корейском полуострове к лету 1950 года ситуация не выглядела сложной в том числе и для вождя корейского народа товарища Ким Ир Сена. По его собственному выражению мысли о том, что корейский народ теряет веру в объединение Кореи не давали ему уснуть, так что трудяге поневоле приходилось бодрствовать.

Человеком Ким Ир Сен был весёлым, однако весёлым не настолько, чтобы самочинно перепрыгивать через географические параллели.

До определённого момента от опрометчивых действий страдающего бессоницей весельчака удерживал СССР, однако 30 января 1950 года Сталин телеграммой уведомил Ким Ир Сена, что Кремлём принято решение поддержать его усилия по объединению страны. Окрылённый вождь корейского народа потребовал личной встречи с товарищем Сталиным и такая встреча состоялась в апреле 1950 года. (В том самом апреле того же 1950 года, когда США приняли решение о перевооружении Германии - это совпадение не может не броситься в глаза.)

Обговаривая условия "сотрудничества" Сталин сразу же предупредил Кима, чтобы тот не рассчитывал на прямое участие советских войск в "объединении", одновременно же обязав Ким Ир Сена согласовать "в связи с изменившейся международной обстановкой" свои действия с Китаем и что если взаимопонимания с китайцами достичь не удастся, то Киму следует подождать следующего удобного момента. За этим предложением, от которого Ким не мог отказаться, скрывались сомнения Сталина в достаточной боеспособности собственно северокорейской армии. Ким подчинился и через месяц, в мае 1950 года встретился с Мао, который сказал ему, что не ожидает вмешательства в конфликт американцев, но что если на события в Корее попытаются влиять японцы, то Китай придёт Киму на помощь.

Однако кроме обещаний, которые стоят мало, китайцы, даже и не прибегая к прямому участию в конфликте, могли помочь северным корейцам самым действенным, если не сказать решающим образом - на протяжении 1945-49 г.г. годов Ким помогал Мао склонить в свою пользу чашу весов в ведшейся в Китае гражданской войне, отправляя в Китай корейских "добровольцев" и теперь уже Мао мог вернуть услугу, причём вернуть не китайцами, а всего лишь отправляя назад в Корею проливавших за Китай в Китае кровь и получавших там же боевой опыт корейцев, а таковых набиралось до 70 тысяч, на несколько дивизий (где китаец прошёл, там еврею делать нечего).

(Вся эта возня и приготовления не могли укрыться от зоркого глаза "империалистов", однако никаких действий ни в каком смысле и ни на каком уровне не последовало. Нельзя сказать, чтобы англо-французы тем иным образом событиям помогали, нет, конечно, но совершенно точно они не мешали им течь туда, куда всё и текло.)

21 июня Ким через советское посольство дал знать в Москву, что ему удалось перехватить радиопереговоры, из которых следовало, что "южнокорейские марионетки" что-то затевают и что он просто напросто вынужден предупредить злоумышления, открыв боевые действия и что начать он намерен 25 июня 1950 года.

"Пацан сказал, пацан сделал."

Начать, ускорить и углубить Ким Ир Сену, у которого чесались руки, было нетрудно. Общее количество северо и южнокорейских вооружённых сил было примерно одинаковым (точную цифру назвать вряд ли возможно, но до того, как начались боевые действия и в той, и в другой армии под ружьём стояло тысяч по 120-130). Однако очень существенная разница имелась не только в практическом опыте, но и в вооружениях - корейцы северные располагали почти тремястами танков Т-34, почти четырьмястами самолётов и более чем двумястами орудий калибром 122 мм и 76 мм, часть из которых были самоходными, а также тяжёлыми миномётами. У корейцев южных кроме стрелкового вооружения не было почти ничего, не было танков, не было самолётов, а несколько имевшихся у них орудий были давно снятыми с вооружения американскими и меньшего, чем у северян, калибра.

И когда подошёл час "Ч" северяне сосредоточили на 38 параллели, а потом бросили на юг 200 самолётов и 150 танков в сопровождении почти ста тысяч пехотинцев, а с той стороны их не ожидали примерно 65 тысяч легковооружённых военнослужащих южнокорейской армии, которая, как говорится, - не имела никаких шансов.

Военные действия в Корее разбиваются на четыре этапа, четыре периода, четыре временных отрезка, можно даже сказать, что на четыре разных войны. Вы об этих войнах всё знаете, так что не будем углублятся в детали и цифры, а просто пробежимся по событиям скоренько, "схематически", упорядочим их в смысле хронологическом.

Итак, Корейская война, этап первый. Июнь-сентябрь 1950 года. Первые два с половиной месяца из тридцати пяти:

lj_korea_01_zps198cb86e

Уже 26 июня, на следующий день после начала наступления, северяне вышли к пригородам Сеула, а ещё через два дня, 28 июня 1950 года Сеул пал. (Тому, кто не знает, следует знать, что Сеул считается (почитается) столицей Кореи как южанами, так и северянами, Пхеньян - это "временная столица". Ну мы-то с вами знаем, что нет ничего более постоянного, чем временное, но корейцы, похоже, этого не знают.)

С падением столицы началась паника, правительство Южной Кореи бежало, военнослужащие южнокорейской армии массово дезертировали или переходили на сторону северян. США эвакуировали из Южной Кореи находившихся там примерно 600 советников, которые частью были советниками военными, а частью помогали южным корейцам в восстановлении энергоснабжения. (Первым, что сделал, став "вождём", Ким Ир Сен, было "обесточивание" южной Кореи, и сделать это было легче лёгкого, так как почти все электростанции находились на севере. Сделано это было не так из вредности, как потому, что северная Корея в виде платы "за всё хорошее" принялась вывозить уголь на советский Дальний Восток (кроме угля в СССР из Северной Кореи вывозили рис и (по личному требованию Сталина) "не менее 26 000 тонн свинца ежегодно").

К середине июля 1950 года, через три недели после начала войны в распоряжении южнокорейского правительства осталось менее 25 000 военнослужащих из 120-130 тыс., имевшихся на начало войны. Оказать немедленную помощь не могли и американцы, так как после инициированных республиканцами бюджетных битв за сокращение военного бюджета у демократической администрации Трумана от былого великолепия не осталось почти ничего, например от форрестоловского флота остались жалкие огрызки, которых не хватало даже на установление полноценной блокады Корейского полуострова. И не затем даже, чтобы заткнуть дыру, а в попытке выиграть хоть какое-то время, американцы, поискав на безрыбье и не обнаружив там даже и рака, начали перебрасывать в Корею части оккупационных войск из Японии, однако дело не только не поправили, но как бы даже и не усугубили.

Проблема была даже не так в недостаточности сил и вооружений (речь шла о трёх (а сперва даже двух) дивизиях, которые были укомплектованы на 40-60% (по причине всё того же недофинансирования) и вооружение которых было явно неадекватно моменту), главным было то, что оккупационные силы изначально создавались и тренировались как силы, которым предстояло заниматься полицейскими функциями и к полномасштабным боевым действиям они были совершенно не готовы (вплоть до того, что даже к физическим данным и кондициям военнослужащих, попадавших в состав оккупационных войск, предъявлялись пониженные требования).

В результате победное наступление северокорейцев не удалось не только остановить, но даже и замедлить и к концу июля 1950 года отступавшие (а, скорее, даже бежавшие) южнокорейские и американские части (вернее то, что от них оставалось) оказались зажатыми на небольшом участке южной оконечности Корейского полуострова, прилегающем к порту Пусан.

Плацдарм этот получил название - Пусанский периметр.

С начала войны прошло чуть больше месяца, а фактически вся Корея теперь контолировалась северокорейским режимом. В Лондоне, Париже и Москве могли торжествовать, их планы на глазах материализовывались, обрастая плотью. Ким Ир Сен, которому не терпелось и у которого свербило, поспешил заявить, что к 15 августа Пусан будет взят.

Так выглядела ситуация, если рассматривать её с чисто военной точки зрения и с этой позиции ситуация для американцев выглядела прямо скажем удручающе.

Однако у войны много лиц и воюет государство далеко не одной только армией. И США, отступая к югу в Корее, одновременно развили наступление в другой сфере - в дипломатической. И преуспели. Севернокорейские дивизии, подтягивая концы, ещё тянулись через 38 параллель, а американцы (в лицеТрумана) уже инициировали обсуждение "акта агрессии" в ООН. 27 июня 1950 года, через два дня после начала войны уже была готова резолюция под номером 83 и представлена к голосованию в Совете Безопасности. И СБ ООН за принятие этой резолюции проголосовал. Резолюция осудила акт агрессии и заклеймила агрессора, а в агрессоры попала КНДР. 7 июля 1950 года, на фоне успешнейше развивавшегося северокорейского наступления и торжества всего прогрессивного человечества, Советом Безопасности была принята резолюция под номером 84 и стала она резолюцией эпохальной, так как во многом предвосхитила более позднюю идею о том, что добро должно быть с кулаками. Резолюция давала добро на оказание всеми членами международного сообщества всей возможной помощи (во всех возможных смыслах) жертве агрессии (Южной Корее) и рекомендовала создание международных сил (в виде военного соединения), которые под флагом ООН и опираясь на её авторитет восстановят мир на Корейском полустрове.

Вдогонку к резолюции Совет Безопасности согласился с тем, что силы ООН должны иметь единое командование, а поскольку от принципа единоначалия в армии никуда не деться, то этим начальником с ведома и согласия ООН должен был стать представитель США.

Прошу вас обратить внимание на тот факт, что это 7 июля 1950 года, в Корее не успел ещё появиться ни один американский солдат, а США уже одержали колоссальную дипломатическую победу. И одержали они её потому, что промашку дал СССР. Он не мог ветировать ни резолюцию 83, ни резолюцию 84 по той уважительной причине, что советский представитель с января 1950 года бойкотировал заседания Совета Безопасности. Советский представитель на заседания СБ не являлся, так как Кремль полагал, что он таким образом ООН наказывает. А наказывал СССР ООН потому, что Китай в Совете Безопасности представлял убежавший на Тайвань (он тогда назывался Формозой) Гоминьдан, а признавать за коммунистами (вообще-то "коммунистами", но во избежание ухода в сторону отбросим кавычки и сделаем приятное "коммунистам", продолжив называть их коммунистами) права представлять весь великий китайский народ ООН не желала, ну вот СССР и хотел показать ООН, что та теряет, если его представитель не ходит на заседания. Лукулл обедает у Лукулла, а коммунист помогает коммунисту, даже если это не коммунист, а "коммунист", это так же как с либералами и "либералами", этим, правда, полегче, достаточно либералам назвать "либералов" или "либералам" либералов либерастами и всем всё ясно, хотя в этой ясности даже и чёрт ногу сломит.

Но тогда либерастов ещё не было, а были коммунисты и в результате этих игр, чьих-то выигрышей и чьих-то просчётов был создан прецедент, благодаря которому ООН заимела право на свои собственные вооружённые силы, с помощью которых международное сообщество отныне могло (и всё ещё может) ставить на место зарвавшегося агрессора.

А теперь вернёмся в конец июля 1950 года на Пусанский периметр, жизни которому Ким Ир Сен (и не он один) отпустил две недели.

Июль закончился и не успел начаться август 50-го, как американцы поняли (почувствовали, почуяли), что плацдарм они не отдадут и что их расчёты, которые выходили далеко за рамки не только Корейского полуострова, но даже и региона, сбылись. План сработал.

План удался.

Tags: Человеческий мир
Subscribe
promo evan_gcrm february 9, 22:43 76
Buy for 20 tokens
Жизнь - лукавое обольщение, желанная сладкая ложь, а смерть - неожиданная горькая правда, которой лучше вовсе не знать. А узнав, отменить усилием воли и забыть навсегда. Из всех искусств, которыми следует овладеть мудрому человеку, важнейшим является искусство самообмана: пока…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments