evan_gcrm (evan_gcrm) wrote,
evan_gcrm
evan_gcrm

"Культурный авианосец для культурных людей." Часть №1

Источник: alexandrov_g
kultura-i-tsivilizatsiya-kak-dva-sostavlyayushhih-obshhestva

Наблюдать за борьбой государств необычайно интересно. По чести говоря, нет ничего интереснее, ну какой футбол сравнится с этакой войной миров. Но люди предпочитают футбол. Или газеты. Не говоря уж о телевизоре. А ведь хуже телевизора в мире нет вообще ничего. Разве что чума, но от неё человечество вроде бы избавилось, и тут же, как бы в насмешку над самим собою соорудило себе телевизор.

Ну и вот думающие телевизором люди полагают, что государства борются за... За... А и в самом деле, за что борются государства?

"Как это за что? - скажут люди мира. - Нам ли червонцев не знать? Люди гибнут за металл!"

Людям, безусловно, виднее за что гибнут люди, в конце концов кому как не людям знать людей. "Сатана там правит бал!" Но даже если это и так, и про сатану и про металл, то за что гибнут государства? А ведь они в борьбе между собою ставят на кон себя. Проигравшее государство платит государству выигравшему собою. Умаляется, уничижается, бессилеет. Вплоть до ухода с мировой сцены.

А с выигравшим - наоборот.


Так вот зачем выигравшему это самое "наоборот"? Что выигравшее войну государство с этого "мает"? Когда-то оно имело рабов. Казну у проигравшего отнимало. "Женщин и скот." Вроде бы выигрыш был нагляден. Но наглядство это было исключительно для плебса, толпившегося у Триумфальной Арки. Между прочим, мало кто замечает, что Триумфальная
Арка прекрасно заменяла собою отсутствовавший тогда у государства телевизор, обрамляя колоннами и аркой живой монитор с императором на квадриге. И тогдашние оборванные и тощие телезрители точно так же, как и продвинутые сегодяшние, верили в наглядность металла. А ведь помимо яркой телевизонной картинки была и остаётся ещё и реальность, которая была и остаётся известной очень немногим. И только эти немногочисленные немногие могут вам сказать, что получило государство от войны. А оно ведь, перед тем как взять чужую казну, успело опустошить свою, и перед тем как отнять чужой скот, оно успело скормить свои тучные стада своей собственной армии, и, проливая чужую кровь, оно обильно лило кровь, отворяя жилы себе. И если "подбить бабки", то выяснится, что далеко не каждая война оправдана добытым и продемонстрированным плебсу "металлом".

Воевали - веселились, подсчитали - и залились слёзками горькими. Война-то выгодна не через раз даже, а много реже. И это для победителя, что уж говорить о побеждённых, а они воюют и воюют. Воевали, воюют и ещё очень долго воевать будут. Все со всеми. Пары, танцы, союзы, партнёры. Поклонились, сошлись, разошлись, закружились. И конца этому балу не видать, названия танцев только меняются, новые мальчики встают вдоль стен, да новых девочек вывозят в свет, но бал всё тот же. Как и распорядитель.

Так вот зачем всё это? Зачем танцы до упаду, зачем "ах, голова кружится"? Ради удовольствия ноги друг другу оттоптать?

И ведь затраты отца почтенного семейства на забавы дочурки век от века растут. Речь уже не о подвале Эскуриала и не о сундуке с золотом. Вот вам, вам лично понятно, сколько золота нужно, чтобы оплатить постройку одной атомной ударной подлодки класса "Вирджиния"? А если лодка не одна, а много? Это сколько же галеонов с золотом понадобится? И сколько золотых копей? И сколько Америк?

Кстати. Раз уж у нас, как говаривал любивший троекратно задумываться Григорий Котовский, об этом речь зашла.

Вам понятно, во что обходится Америке её выигрыш? А она ведь не просто выиграла, она банк сорвала.

Зачем она это сделала? Зачем она играла? Зачем она выигрывала? Зачем она сейчас свой выигрыш оплачивает? Зачем она с ним носится? Мы с вами твёрдо знаем, что с писаной торбой носится только дурак, а Америка, как к ней ни относись, на дуру никак не похожа.

А похожа она на государство, которое дорвалось "до своего".

В контексте нами обсуждаемого "своё" означает вот что: "The United States of America dominates in all arenas: the economic, technological, military, monetary, linguistic or culture one. There has never been anything like it."

Из меня не очень хороший переводчик, но для тех, кто плохо учил в школе английский, я переведу - "Соединённые Штаты доминируют во всех сферах: в экономической, в технологической, в военной, в монетарной, в лингвистической и культурной. Такого ещё никогда не было."

"Такого" и "никогда" означает, что такого не было в известной нам истории рода человеческого.

Цитата принадлежит не какому-нибудь жижисту и даже не падкому на броские фразы газетчику или телевизионщику, а высказана она была в форме горького признания Юбером Ведрином, министром иностранных дел Французской Республики в правительстве Жоспена.

Горечь француза и его недовольство сложившимся положением вещей понятны, ведь Франция претендует на роль "ядра" Европы, если не силового, то хотя бы культурного, но даже и эти, ограничивающиеся всего лишь европейским полуостровом претензии не выдерживают столкновения с реальностью. Причём речь идёт о реальности, созданной государством, которое ещё пару сот лет назад было мировым захолустьем, "медвежьим углом мира", государством, о котором небезызвестный Талейран с презрением отзывался так: "Тридцать две религии и всего лишь один кулинарный рецепт!"

Ну что ж, время не остановить. И оно минуло. От министра до министра, от Талейрана до Ведрина, от Франции Наполеона до Франции Саркози и от Америки Джефферсона до Америки Обамы. До Америки, которая доминирует в мире так, как не доминировало ни одно из известных нам государств.

И рывок этот Америка совершила даже не за двести лет, ещё в начале прошлого века Франция "весила" гораздо больше СаСШ, а вот поди ж ты... И даже обилие кулинарных рецептов французам не помогло. Так же, как и отстутствие рецептуры ничуть не помешало американцам, но чёрт с нею, с кулинарией, вопрос в другом - зачем было американцам рваться в мировые лидеры?

В среде россиян, что старых, что новых, чрезвычайно популярна версия, согласно которой целью, стимулировавшей и продолжающей стимулировать американцев, был ничтожный меркантилизм, тот самый "металл". По мнению открывших для себя прелести капитализма и радости потребления современных русских Америка рвалась на вершину ради возможности невозбранно печатать доллары. "Зелёную бумагу." А почему мир эту бумагу не только берёт, но и пользуется ею в качестве международного средства расчёта? Так авианосцы же! Логика в своём роде замечательная, но верна ли она?

i_001

В конце XIX века англичане сочинили бравурную песенку, так называемую Jingo Song, благодаря которой возник термин джингоизм, означающий идеологию воинствующего империализма, и развесёлый рефрен в песне звучал так: we've got the ships, we've got the men, and got the money too!

"У нас есть корабли, у нас есть солдаты и деньги у нас есть тоже!"

Это сухой перевод с сухого английского, прячущий за собою вот что:

"У нас много кораблей, ещё больше солдат и денег у нас хоть отбавляй!"

Сегодня Англия поёт другие песни, хотя есть у неё и корабли, и солдаты, и немного фунтов у неё при случае, конечно же, найдётся. "Jeszcze Britain nie zginęła." Но всё это не то, не то. Тот мир ушёл, ушёл безвозвратно, сегодня корабли, солдаты и деньги как корабли, как солдаты и как деньги не у Британии.

America had it all.

Зачем? Зачем Британия имела, а Америка имеет? Зачем "сосредотачивалась" Британия и зачем "сосредотачиваются" США? Чтобы иметь? А иметь зачем? Чтобы сосредотачиваться? Ведь явным образом ни Британия когда-то, ни Америка сегодня, добившись своего, на лаврах не почивают и на печи не лежали и не лежат. Так вот на черта им сдались "казённые хлопоты"? У них что, шило в одном месте? Чего им не сидится, чего им не лежится? А ведь они затемно, по будильнику встают и труждаются, и труждаются и труждаются. Что они делают?

ЧТО ОНИ СТРОЯТ?

Ведь цель их деятельности не корабли. И не деньги. Корабли, деньги, солдаты, нефть и всё остальное, всё, что вы только можете придумать, это инструменты. Это средства по достижению цели.

А для того, чтобы цель была если и не притягательна для остальных, то хотя бы в самых общих чертах понятна, нужно сделать так, чтобы человечество мыслило хоть в мало мальски схожих категориях. Нужна некая основа для взаимопонимания. Нельзя вернуться в "довавилонское" время, когда "на всей земле был один язык и одно наречие", но зато можно сделать так, чтобы один из языков земли был понятен большинству. Причём речь идёт не так о том языке, что у нас во рту, и не так о произносимых им словах, как об образах, скрывающихся ("прячущихся") за словами.

В этом суть того, что называется Pax Romana или Pax Britannica. Это то, что можно назвать "обаянием культуры". Это то, что когда-то заставляло людей самых разных национальностей быть, скажем, "англоманами". Причём культурное обаяние штука чрезвычайно сложная, ведь есть обаяние красоты, есть обаяние силы, есть обаяние ума, есть обаяние должности, есть обаяние знания и есть ещё целая куча самых разных обаяний. Так вот обаяние культуры включает в себя их все. И когда вы утрачиваете что-то из этого набора, то снижается и ваше "общее" обаяние, обаяние ВАШЕЙ культуры.

И те государства, которым удавалось взобраться выше остальных, это очень хорошо понимали. Понимали всегда. Понимали римляне. Понимали византийцы, считавшие себя римлянами. Понимали французы, понимали англичане, понимают американцы. И когда министр иностранных дел Франции произносит: "The United States of America dominates in all arenas: the economic, technological, military, monetary, linguistic or culture one. There has never been anything like it", то он, во-первых, очень хорошо знает о чём говорит, а, во-вторых, он недаром упоминает культурное доминирование последним, как бы суммируя им, подводя черту под слагаемыми из технологического, экономического, военного и финансового доминирований.

И когда Ведрин говорит, что "такого ещё никогда не было", то он опять же знает, о чём говорит.

Сегодня America is everywhere. Такого действительно никогда не было. И такое положение рукотворно, оно не упало на Америку с неба. Хотя есть на свете люди, которые считают, что именно что упало. Я о так называемом Rosewell Incident, согласно которому в июле 1947 года в американском штате Нью-Мексико разбилась летающая тарелка и благодаря этому американцы получили доступ к внеземным технологиям, а поскольку людской фантазии пределов нет, то самые конспиративные из конспирологов утверждают, что в крушении выжил один из инопланетян и от скуки принялся делиться с американцами не только технологиями технологическими, но и технологиями социальными.

Между прочим, шутки шутками и фантазии фантазиями, но рывок Америки в ХХ веке и в самом деле выглядит труднобъяснимым, хотя если уж говорить об инопланетянах, то я бы перенёс крушение тарелки с 1947 года на начало века, когда позиции СаСШ по сравнению с тройкой БИ-Германия-Франция выглядели просто несерьёзно. И если проследить за тем, как СаСШ, обходя все ловушки, "вползали" в Первую Мировую, то уже лоб складками соберёшь. А потом - бац! - Версаль. И у всех - "хладный пот на челе выступил". Причём самое ведь интересное в том, что у американцев опыта международного ну никакого не было. Им не на чем, а, главное, не на ком было учиться. Не было у них достойного спарринг-партнёра. В качестве груши им было позволено использовать испанцев, да филиппинцев с кубинцами. И смотрели тогда на американцев именно как на "тупых пиндосов", причём смотрели не считающие себя самыми умными на свете "дорогие россияне", а смотрели люди, которые имели к тому все основания, смотрели англичане, французы, немцы, австрийцы, а они все в дипломатии собаку съели. Они её, бедную дипломатию, вообще-то, и придумали. Придумали и саму игру, и правила к ней. И за стол, на котором шло пиршество Первой Мировой, они уселись как хозяева, а Америке снисходительно позволили с краюшку примоститься, как Золушке. Однако, когда дело до десерта дошло, выяснилось, что трапезничали они не с сироткой, за которую заступиться некому, а с Фредди Крюгером. "Gentlemen, no one here gets out alive."

За дверь успели только англичане выскочить, оставив в комнатке башмак и в кровь ободравшись, а всех остальных американцы просто напросто раздавили. И создаётся впечатление, что им действительно в Версале какие-то инопланетяне суфлировали.

Да и позже тоже. Ну какой землянин мог придумать Голливуд?

"Фабрику снов."

Hollywood-Sign-March-2010-Google-Street-View-Deronda-Drive-large-closest-user-photo

Что такое Голливуд? Какие ассоциации это слово вызывает у людей, говорящих на языках, отличных от английского? "Ну как какие? - скажет гражданин мира, - Голливуд это кино!"

- Кино..? Вообще кино?
- Нет, конечно. Голливуд это кино американское.
- Ну и как оно, хорошее?
- Когда как.
- Интересное?
- Иногда.
- И вы можете перечислить фильмы, которые вам понравились?
- Конечно!
- А те, которые вам не понравились?
- Ещё бы!
- Начинайте.
- Что начинать?
- Перечислять. Начните с тех, что вам нравятся, с тех, которые вы помните.
- Как-то вы это.., - собираясь с мыслями, скажет гражданин, - как-то вы неожиданно.., да и не вовремя, но если хотите, то что ж.., извольте.

И он начнёт составлять список, начнёт to list the list. Не вычитанный где-то, а его собственный "Аll Time Hollywood Hits." Начнёт он неуверенно, нехотя, но очень быстро войдёт во вкус и то мечтательно туманя взор, то загораясь глазами и жестикулируя, засыпет вас названиями точными и названиями неточными, время от времени перебивая себя кратким, но в высшей степени эмоциональным изложением содержания фильмов, названия которых он забыл.

В конце концов вы его будете вынуждены прервать, со временем у нас у всех плохо. Но даже когда вы распрощаетесь и он будет уходить от вас, то по его спине будет видно, что он продолжает вспоминать.

Голливуд это не просто кино или, вернее, это не только кино. Голливуд это movie industry и как любая индустрия производство фильмов, поставленное на поток, оказалось значительно шире собственно American Cinema. Для американца Голливуд это нечто такое, что существует примерно столько же, сколько существует сама Америка, но вот мир открыл для себя Голливуд только после войны, Голливуд, как понимает это явление человечество, появился в 50'.

Широкий экран, цвет, звук, гигантские по сравнению с тем, что было до этого кинотеатры, кинофестивали, киножурналы и кинозвёзды. Оскар, престиж и статус. Академия. Гильдия актёров. Профсоюзы. Неслыханные гонорары и неслыханная и невиданная до того слава.

Причём, как считалось тогда и как продолжает считаться сегодня, всё это великолепие ("блеск и нищета буржуазного кинематографа") появилось как бы само собою. Рынок там... естественная тяга людей к развлечениям... словом, общество театра и театр абсурда. При этом не принимается во внимание то обстоятельство (оно никогда и никем во внимание не принимается), что в государстве случается то, что делает случившимся само государство. Не "рынок", не "потребитель", а государство, у которого есть magic wand государственной власти.

И государство волшебной палочкой взмахнуло и Голливуд сбылся, потому что Голливуд это идеология. И если без рынка государство худо бедно жить может, то без идеологии - никак. А тут вдруг обнаружилось, что посредством гипнотического влияния экранных образов, создающих псевдореальность, можно оказывать влияние на реальность настоящую. Оказалось, что моды, манеру держаться и двигаться, словечки и словесные конструкции, дизайн, вообще всё, что мы понимаем под "образом жизни" возможно формовать. Как только это было осознано, осталось захватить банк с телеграфом, после чего разослать по местам телеграмму следующего содержания:

"Самым важным из искусств для нас является искусство кино тчк"

Неудивительно, что нашлось множество желающих омочить ноги в этом потоке. Киноиндустрию захотели иметь все. И многие её заимели. И только по прошествии времени выяснилось, что Голливудом называется река, в которую нельзя войти дважды, как выяснилось и то, что плюхнувшихся туда первыми американцев течением унесло вперёд в будущее так далеко, что их уже не догнать, каким стилем ни плыви.

Поскольку государства воюют всегда, то нашлись и в этом случае желающие дать сражение. Мы ведь о пятидесятых, а пятидесятые случились после сороковых, а в сороковых войну проиграли европейцы, а выиграли США и СССР. То, что мы называем "Голливудом" это ведь только часть культурного пространства, так вот европейцы предприняли попытку исказить "культурный контекст" человечества, изменить его "культурный код". Речь идёт о культурной революции шестидесятых, которая на деле была контрреволюцией.

Пятидесятые это было здорово, это было весело, это было молодо. После мрака сороковых мир будто родился заново и это особенно хорошо ощущалось именно в государствах победителях, где случился стремительный взлёт всего и вся, в США чуть раньше, в СССР несколькими годами позже, но и там, и там - ощущение выхода за некие границы бытия, прорыв, реактивная авиация, сверхзвук, атом, космос, ракетная гонка. Рекорды скоростей. Пятидесятые это - Высота.

Да даже и внешний вид людей стал другим. Мир до войны - мир старообразный. Это очень хорошо видно по фотографиям футбольных сборных, а там ведь все - люди молодые, но запечатлённые на фотографиях 20-х-30-х-40-х футболисты похожи не на юношей, которыми они и были в действительности, а на стариков. То же и с тогдашними женскими модами, которые не молодили, а искуственно "старили". Не старики тогда молодились, а молодые жаждали поскорее если и не состариться, то хотя бы внешне соответствовать миру взрослых.

В 50' же произошла чудесная метарморфоза. Две подряд мировые войны разрушили извечный стереотип, связывающий воедино старость и мудрость. Старики ввергли мир в пучину бедствий и молодые не хотели быть на них похожими, седые волосы в бороде старика Хоттабыча потеряли чудодейственную силу. Загнанный в подполье подросток Достоевского в пятидесятых XX века вырвался на волю в образе тинейджера. Отныне гражданин мира хотел быть молодым. Он хотел молодым жить, молодым стариться и молодым умирать.

Это желание было поймано радаром раннего обнаружения, оно было воспринято, осмыслено, а потом растиражировано по миру в образах, созданных Голливудом. И образы эти оказались неотразимыми. В первую очередь неотразимыми сексуально, а сексуальность эта была нарочито наивной сексуальностью молодости. Взбитые чубы, подбитые ватой плечи, роговые очки, клетчатые slacks дудочкой у юношей, стрижки, pony tails и swing skirts у девушек. Jeans and T-shirts. Hula hoop and Sock Hop Party.

Elvis.

"Rock around the clock."

Инспирированная в Европе (в Англии, to be exact) культурная котрреволюция шестидесятых рывком вернула разошедшегося подростка "на землю", старики не сдались, они нашли способ научить молодых, что те "не поняты миром", стало модным быть "разочарованным в жизни", быть циничным, стало модным быть политизированным и протестовать против всего на свете, стало модным казаться умнее, чем ты есть. И опять, как на переломе XIX и XX веков, когда стремительно увядал подаренный в утешение человечеству одинокий экзотический цветок под названием La Belle Époque, в шестидесятых вновь стало модным "искать смысл жизни". Искренние пятидесятые, искренне взрывавшие термояд и искреннейше же щеголявшие откровеннейшими бикини, кончились. Шестидесятые пробили брешь, в которую полезла всякая чертовщина. Стало немодным смеяться. Стало модным показывать, что ты не стыдишься плакать. Опять стало модным если и не быть, то хотя бы казаться таким же мудрым, какими люди бывают только в старости.

Казалось, что Европа взяла реванш.

beatles-02

Хорошо или плохо проиграть?

Понятно, что выигрывать лучше, чем проигрывать, но так же понятно и то, что без проигрышей не обойтись. Тем более, что для выигрыша нужно рваться из жил и сухожилий, а для того, чтобы проиграть, ни из чего такого рваться не нужно, проигрывать легко. Победа и поражение это как вдох и выдох, это две стороны одной монеты и сколько бы раз ни выпадал орёл, но рано или поздно приходит черёд выпасть решётке.

Так вот как следует к этому относиться? Философски? Судьба, мол, индейка, а жизнь вообще копейка? Многие так и поступают, не делая из проигрыша трагедии. Ну, проиграл и проиграл. В понедельник, как проснусь, начну выигрывать.

"Найду другую работу, найду другую девушку, заработаю денег, уеду в деревню. Сменю меч на орало!"

А проигрыш, так что проигрыш, о нём лучше поскорее забыть, как забывают дурной сон, не было никакого проигрыша и быть не могло, а была только блистательная череда побед.

Можно ли так подойти к делу? Можно, конечно. Но это только в том случае, если вы хотите проиграть опять. Проигрыш - ценен, проигрыш на то и проигрыш, чтобы вас чему-то научить, а если вы учиться не хотите, а хотите забывать, то жизнь вас ударит снова. И снова. Просто чтобы напомнить вам, что она не копейка.

Что самое главное в проигрыше? Главное в проигрыше - опыт проигрыша. И бывает так, что этот опыт оказывается ценнее опыта победы, хотя бы потому, что чем дольше вы будете помнить о горьком опыте поражения, тем дольше вы будете сохранять желание побеждать. Но это не всё, проигрыш проигрышу рознь и можно, проигрывая, отдать чуть, а можно отдать всё.

Вот в ХХ веке в проигравших побывали все "державы" кроме США. И проигрывали они по-разному. Кто-то, проиграв, вообще исчез. А кто-то вроде бы сохранился. Ну, в урезанном, так сказать, виде, но тем не менее хотя бы на карте остался. Исчез Германский Рейх, но осталась Германия и исчезла Британская Империя, но осталась Великобритания. Вроде бы англичане с немцами на равных, да?

Нет. Не на равных.

Смотрите, что случилось бы если бы Германия проиграла Вторую Мировую не "по-немецки", не так, как она её проиграла в реальности, а "по-английски".

Германия отдала бы "территории", отдала бы Восточную Пруссию, Силезию, Судеты, Эльзас-Лотарингию, отдала бы часть "влияния" (не всё!) в Восточной Европе, на Ближнем Востоке и в Северной Африке, Германия, посидев на карточках, выплатила бы репарации, под видом перевооружения армии она бы частично разоружилась и... Да вот, пожалуй, и всё.

Но при этом, проиграв подобным образом и отдав перечисленное, Германия не отдала бы себя. Не отдала бы себя такою, в какую она сама себя вырастила к середине ХХ века. На месте остался бы "вождь немецкого народа", никуда не делся бы "национал-социализм", ничего не случилось бы с господствующей в стране идеологией, никто не делил бы Германию на зоны оккупации, никто никуда не вывез бы ни учёных, ни заводское оборудование, не говоря уж о том, что никакие иностранцы никого в Германии не судили бы и уж совершенно точно никто бы никого не вешал и никто не назначал бы немцев преступной нацией, виновницей всех бед человечества.

Но реальность на то и реальность, что в ней случается то, что случается, а не то, что могло бы случиться, и немцы проиграли не как англичане, а проиграли они как немцы. Плохо проиграли.

Уже из одного только этого примера видно, что опыт проигрыша не только следует изучать наряду с опытом побед, но что бывают случаи, когда опыт поражения нужно изучать даже и тщательнее, чем опыт победы.

Веду я вот к чему: в начале шестидесятых США проиграли европейцам культурную войну. И проиграли не потому, что недооценивали в общем доминировании культурную составляющую, вовсе нет, за револьвер при слове культура американцы отнюдь не хватались, причина проигрыша крылась скорее в излишней самоуверенности, в головокружении от успехов, а головокружение возникло не только от ощущения силы, но и от явной готовности человечества с непреходящим аппетитом вкушать американский культурный продукт. Кроме того, американцев подвело впечатление лёгкости, для расширения своего культурного пространства им не приходилось даже прилагать особых усилий, всё получалось как бы само собою. Тем горше оказалось поражение.

Поскольку американцы люди въедливые и пытливые до чрезвычайности, то они, из культурной гонки не выходя, принялись вопрос изучать тщательнейшим образом и, въевшись до печёнок, сумели найти нужный баланс между различными составляющими собственной "мощи". Кроме того, США как государство отличает от других государств исключительно редкое умение учиться даже на мелких ошибках. Америка извлекает пользу не только из выигрышей, но и проигрышей, и ей удаётся то, что до сих пор никому не удавалось - она научилась извлекать из мелкого проигрыша очень большой выигрыш.

Столкнувшись с тем, что им не удалось в полной мере реализовать своё уникальное положение, в котором они оказалась после Второй Мировой, и не удалось не в последнюю очередь потому, что колоссальная политическая, экономическая и военная мощь американского государства не подпиралась столь же безоговорочно принимаемой миром культурой, США, оставшись по результатам Холодной Войны единственным победителем, оказались готовы к ситуации, имевшей определённое сходство с "пятидесятыми".

Разница была только в том, что теперь, имея тщательно изученный опыт проигрыша, они подошли к делу со всей серьёзностью.

В РФ, где так называемая "общественная мысль" глубоко провинциальна, не видят (допускаю, что не хотят видеть) того, что видят в той же Европе. Русские не замечают (или не хотят замечать, что не оправдывает, а усугубляет), новой реальности, в которой оказался мир.

Эта новая реальность появилась в последние двадцать лет. Примерно так же, как проявлялась в проявителе старая фотография, первые черты нового мира проступили в конце 1980-х, и мир, чувствуя, что "что-то происходит", встревожился, заоглядывался, но его внимание было переключено с действительных перемен на мульку "глобализма", "транснациональных корпораций" и прочей чепухи, с которой все и принялись с увлечением бороться, кто бросаясь камнями, а кто (таковских было подавляющее большинство) вслух выражая своё мнение, прочитав о бросающихся камнями в газетах.

А между тем, под прикрытием "транснациональных корпораций" как за поставленной дымовой завесой с тщанием и упорством выстраивалась new reality и складывалась она не некими туманными транснациональными корпорациями, а очень конкретным национальным государством, которое старалось не для каких-то там "корпораций", а для себя.

Если хотите, можете назвать его transnational state.

Точно так же, как так называемая "транснациональная корпорация" всегда и без единого исключения представляет собою действующую глобально национальную компанию за которой стоит то или иное конкретнейшее и безошибочно национальное же государство, точно таким же образом обстоит дело и с транснациональным государством. Таких государств очень мало, во всяком случае их гораздо меньше, чем транснациональных корпораций и мы имеем полное право утверждать, что в полном (исчерпывающем) смысле этого слова транснациональным государством на сегодня является только одно государство планеты Земля и нам всем это государство известно очень хорошо.

И транснациональным государством США делает не так (не только и не столько) подавляющая экономическая, военная и дипломатическая мощь, как культурное доминирование, обеспечивающееся глобальным культурным "присутствием".

Мы знаем, что такое "военное присутствие", существующее в форме "военных баз", но при этом очень мало кто отдаёт себе отчёт в "присутствии" того или иного государства в форме не military, а culture base. Это оттого, что культурное присутствие не имеет вида огороженной забором территории, откуда время от времени выезжают джипы и танки, с рёвом взлетают самолёты и выходят в увольнительную не оловяные, а живые солдатики и матросики.

В отличие от военного культурное присутствие ограничивается объёмом нашей собственной черепной коробки, а поскольку мы себя со стороны не видим, как не можем и острым глазом заглянуть себе под темечко, то и заметить чужую культурную базу мы оказываемся не в состоянии. При всей очевидности её наличия.

Делу мешает ещё и то, что не существует даже и общепринятого понятия культуры. Так же, замечу, как не существует и единого толкования таких феноменов нашего бытия как "государство", "власть" и "война". Но вернёмся к культуре, слову настолько пугающему, что особо нервные товарищи, чуть только его заслышат, так сразу и хватаются кто за сердце, а кто и за огнестрельное оружие.

По-русски более или менее приемлемое определение культуры звучит так: "исторически определённый уровень развития общества и человека, выраженный в типах и формах организации жизни и деятельности людей, а также в создаваемых ими материальных и духовных ценностях."

Сходная по смыслу американская формулировка одновременно точнее и шире: the totality of socially transmitted behavior patterns, arts, beliefs, institutions, and all other products of human work and thoughts. ("Тотальная совокупность моделей поведения, искусств, убеждений, установлений и любых продуктов человеческой деятельности и мысли, распространяемых при помощи социальных институтов.").

Про тотальность понятно, всё, что делает и думает то или иное конкретное общество является его, общества, культурой.

Причём безошибочно национальной, спутать одну культуру с другой очень трудно, это всё равно, что спутать двух людей разного роста, разного возраста и разного пола. И ещё культуры подобны людям тем, что они точно так же бывают интравертными и экстравертными, в силу национальных и исторических причин национальные культуры могут быть направлены на отгораживание и замыкание в себе, а могут быть агрессивно экспансионистскими. Так, китайская культура обогатила внешний мир разве что палочками для еды, а в широком смысле западная культура (её точнее будет назвать христианской) явным образом является культурой, питающейся духом мессианства, "цивилизаторства".

И вот в этом, цивилизаторском смысле, в желании "нести миру Слово", особое, ключевое значение приобретает словечко transmit - передавать, распространять. Очевидно, что в благородном деле цивилизаторства в заведомо выигрышной ситуации находится то государство, которое располагает большими возможностями по распространению своих культурных паттернов, своей "матрицы".

Отсюда следует очень интересный вывод - технический прогресс, что бы и кто бы об этом ни думал, отнюдь не является "вещью в себе", прогрессом ради прогресса, за прогрессом техники, "материи", прячется желание прогресса духа, технический прогресс это инструмент, или, если угодно, оружие, но никак не самоцель. И только теперь, по прошествии более ста лет, становится понятно желание тогдашних СаСШ уже на переломе XIX и XX веков возглавить технологическую гонку, поставить прогресс как широко понимаемое "всё передовое" на службу именно себе. Остальной мир не понимал этого тогда, не понимает и сегодня, сводя прогресс к "облегчению условий труда", "борьбе за ресурсы", а то и вообще к "жажде наживы", в то время как всё перечисленное и многое, многое другое это всего лишь стимулы на пути продвижения к цели, но никак не сама цель.

Хотя всем без всяких примеров должно быть понятно, какой выигрыш даёт культурное доминирование даже и само по себе, не будучи подкреплённым другими составляющими мощи государства, на всякий случай рассмотрим несколько образчиков. Ну вот, например, такой - при помощи чего лучше всего распространять "модели поведения", "искусства" и "убеждения" в нашем прекрасном новом мире? Ответ очевиден - при помощи "телевизора", при помощи "картинки".

Кто у нас является не только законодателем в данной области, но и тем, кто задаёт не моду даже, чёрт бы с ней, с модой, хотя он задаёт и и моду тоже, а тем, кто "задаёт вектор"? Вектор этот задаёт Голливуд. И если эталон метра, как меры длины, находится в Париже, то все эталоны всего, что только связано с поточным производством "грёз" находятся в штате Калифорния. Является ли тиражирование грёз культурой? Ещё бы! Это культура в чистом виде. Причём культура, достигшая вожделенных, но недоступных остальному миру вершин. И дело даже не в том, что Голливуду уже сегодня удалось добиться пугающей степени достоверности воспроизведенной реальности, а дело в том, что создана культура производства грёз.

Является ли культурой культура производства? Кто бы спорил. Причём культура производства это слепок с национального характера и никто в целом мире не спутает китайскую культуру производства с немецкой. Так вот культура производства Голливуда это культура производства истребителей последнего поколения. Одна от другой ничем не отличается. Критерий? Спрос!

Точно так же, как все хотят ездить на "Мерседесе" и никто не хочет ездить (хотя некоторым и приходится) на автомобиле с замечательным названием "Махиндра", человечество хочет смотреть фильмы, сошедшие с голливудского конвейера, а не "штучные" и "не имеющие аналогов" экземпляры, собранные на коленке какого-то другого государства.

Есть такой сайт, называется он Boxofficemojo и там приводится (http://boxofficemojo.com/alltime/world/) список из почти пятисот самых кассовых фильмов за все времена. За исключением двух, все пятьсот фильмов - голливудские. Первый не американский фильм находится на 142-м месте и называется он "Речь короля". Второй фильм - китайский "Крадущийся тигр, прячущийся дракон" и очутился он на 439-м месте даже и невзирая на то, что его всеми своими полутора миллиардами посмотрели все китайцы мира. Люди, которые пытаются утверждать, что голливудская продукция это, мол, не искусство, а потому и не культура, производят странное впечатление. Ну вот вам мнение критики и публики о некоем музыкальном произведении - "... я мог бы сыграть то же самое, просто садясь задом на клавиши рояля" и "ту же самую музыку нам может дома кошка показать." Это русские критики и русская публика, зашикавшие премьеру "Второго концерта для фортепиано с оркестром" Сергея Прокофьева. А ведь это не только одно из величайших произведений, но оно ещё и очень русское. А вот поди ж ты... Не культура, и всё тут!

Жажда наживы, говорите? А почему бы и не выпить, если подносят? А подносят потому, что для культурного человека ничего не жалко. Мне лень было считать выручку, которую принесли все пятьсот фильмов, так что я приблизительно прикинул навар только с первой странички, с первых ста кинушек. Вышло примерно 74 миллиарда долларов. Где-то 60% вала даёт прокат за рубежом, это 45 миллиардов долларов. Вам понятно, что это такое? Только за просмотр ста фильмов из пятисот благодарный мир подарил культурной Америке сорок пять миллиардов долларов. Сейчас США строят авианосец нового поколения "Джеральд Форд", суперсовременный и "баснословно дорогой". Целых тринадцать миллиардов! А чего там баснословного, если на одних только кинобилетах американцы в несколько раз больше собрали?

"Культурный авианосец для культурных людей."



Tags: Культура, Мнение, Человеческий мир
Subscribe
promo evan_gcrm february 9, 22:43 76
Buy for 20 tokens
Жизнь - лукавое обольщение, желанная сладкая ложь, а смерть - неожиданная горькая правда, которой лучше вовсе не знать. А узнав, отменить усилием воли и забыть навсегда. Из всех искусств, которыми следует овладеть мудрому человеку, важнейшим является искусство самообмана: пока…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments