evan_gcrm (evan_gcrm) wrote,
evan_gcrm
evan_gcrm

Тяжесть КОРОНЫ Часть №3

Источник: alexandrov_g
788720_original

Передача КОРОНЫ Часть №1
Передача КОРОНЫ Часть №2

В нашем подлунном мире всё имеет начало. "В начале было ..." Вы должны помнить, что там случилось дальше, да и как вам не помнить, если вы живёте в том, что "начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть."

Вот такая вот загогулина.

Любой случающийся в нашем мире процесс имеет начало. И конец тоже. Но мы не о конце, хоть он и неизбежен, как неизбежно и начало, без которого не будет и конца.

Вот закончилась война. (Она, вообще-то, не кончалась, это просто государства. в которых мы живём, решили перед нами притвориться, что она закончилась, давайте и мы тоже притворимся, будто мы в конец поверили, нам из этого облегчение выйдет - удобнее будет разложить предметы разговора по полочкам наших голов.).

Мы все знаем, что когда что-то кончается, то тут же начинается что-то другое, так и тут, если мы договорились считать войну закончившейся, то следует начинать процесс делёжки "плодов войны". Война ведь на то и война, чтобы давать плоды. И этап вечной войны, который человечество условно (для собственного удобства) называет Второй Мировой Войной и в самом деле оставил по себе плод.

Круглый такой. И очень большой. Диаметром в 12756 км.


Победителей во Второй Мировой вышло двое и теперь им предстояло спеленький и сочный шар как-то поделить. Делёжка состояла вот в чём - если победители не хотели сцепиться немедленно (а они этого не хотели), то им следовало если и не по прямому сговору (что временами тоже имело место), то с внимательнейшей оглядкой друг на друга выстроить то, что нам известно как "баланс сил". Выстроить "новый мировой порядок". Новый в самом буквальном смысле, ведь до временного отрезка, обозначаемого аббревиатурой WWII, мир был многополярным, а теперь предстояло сделать его двуполярным. Это примерно как взять и навалить друг на друга под углом две поставленные на попа каменные плиты так, чтобы каждая из них собственным весом держала другую. А после этого можно этот получившийся своеобразный свод-проём начать обкладывать камнями поменьше. И получится у вас стена с треугольным в плане проходом. Для кого - входом, а для кого - выходом.

- Удобно?
- Yes, it's very convenient.

Интересно тут то, что балансирующие "силы" можно было начать наваливать друг на дружку где угодно. Можно было в Китае, можно было на Ближнем Востоке, можно было где-нибудь ещё, шарик-то он - круглый. Однако стараниями главным образом англичан местом этого "приложения сил" была избрана (стала) Европа. Со стороны Англии это был в высшей степени ловкий ход. По итогам войны англичане потеряли Империю, они лишились глобального присутствия и, как следствие, глобальной "силы", но зато "клинч" США и СССР именно на европейском пространстве позволял Англии спрятаться за широкой американской спиной от пугающе близкого влияния превратившегося в сверхдержаву СССР.

Одновременно создавшееся положение означало прямой (в том числе и военный) контроль американцев и русских над извечной английской соперницей - Европой. И как будто этого было мало, получалось так, что уже США становились заинтересованы в физическом выживании английского государства хотя бы в качестве "непотопляемого авианосца". И ещё - получив "подарочек" в виде Европы США и СССР совершенно вне зависимости от их желания оказывались вынуждены не допустить обрушения подвластных им частей Европы в хаос, куда неизбежно оказалась бы втянута и Англия.

Если же предположить, что линия послевоенного тектонического разлома проходила бы по территории Китая, то те же американцы остались бы совершенно равнодушны к судьбе англичан и можно только догадываться о масштабе английских бедствий, воплотись в жизнь "китайский сценарий".

Но вышло так, как вышло.

Англичане проигрывали с холодной головой, спокойно, "отстранённо", смотря на себя со стороны, видя себя и не теряя себя из виду ни на секунду. Они отдавали то, что нельзя было удержать, и они не отдали того, что удержать было можно.

Повторюсь, что проигрыш мировой войны по-английски - это образец того, как должно проигрывать уважающее себя государство. Немцы и русские, по два раза проигравшие в ХХ столетии, проигрывали плохо, недостойно, им о своих проигрышах вспоминать стыдно, "не с руки". Англичане же по праву могут проигрышем гордиться, они из проигрыша извлекли то, что другие не могут извлечь даже из выигрыша.

А теперь назад, в 1947 год.

Покидая Париж Молотов заявил, что СССР не будет участвовать в "плане Маршалла" поскольку план направлен против суверенитета европейских государств. Вообще-то это так и было, но только немножко не в том смысле, который Вячеслав Михайлович вкладывал в слово "суверенитет". СССР отверг не только собственное участие в "плане Маршалла", но и, используя своё присутствие на местах, заставил отказаться от участия страны Восточной Европы. Чтобы их утешить и осушить восточноевропейские слёзы было объявлено о так называемом "плане Молотова", представлявшим из себя торговые договора между СССР и тем, что немного погодя подпало под термин "страны народной демократии". Так, с Польшей был заключён договор, согласно которому поляки получили от СССР 450-миллионный долларовый кредит, 200 тыс. тонн зерна и содействие в создании предприятий тяжёлой индустрии. (Между прочим, никто не замечает, что послевоенная Польша, множество раз бывшая источником европейских неприятностей, в новом "раскладе" попала в изоляцию, будучи окружённой самим СССР, советской Прибалтикой, Восточной Германией и социалистической Чехословакией, каковое положение могло не нравиться полякам, но зато вполне устраивало обе сверхдержавы.).

22 сентябра 1947 года в Силезии, которая только что стала польской, в городке Шклярска Пореба, всего год назад называвшемся Шрайберхау, открылась конференция "братских коммунистических партий", представленных СССР, Польшей, Болгарией, Румынией, Венгрией, Чехословакией, Югославией и примкнувшими к ним коммунистическими партиями Франции и Италии. На конференции был создан Коминформ, организация, призванная координировать действия коммунистических партий Европы "перед лицом империалистической угрозы". Программной стала речь Жданова.

Новый

И вот только в этой речи официальное лицо обозначило состоявшийся раскол Европы. Жданов объявил миру, что отныне существуют два лагеря - "империалистический и антидемократический лагерь", возглавляемый США, и противостоящий ему "антиимпериалистический демократический лагерь" во главе с СССР. По выражению историка Луиса Халле "from this point on we can talk of East Europe and West Europe rather than of eastern and western Europe." И если уж привязывать начало Холодной Войны к чьей бы то ни было речи, то таковой является не речь Черчилля в Фултоне, а речь Жданова в бывшем Шрайберхау, обернувшимся польским лыжным курортом под названием Шклярска Пореба, поскольку именно этой речью была проведена линия фронта и проходила она между проговорёнными словами "лагерями". Блоками.

"Вот здесь я стою и не могу иначе."

Следует понять, что Холодная Война в значительно большей степени, чем все случавшиеся до неё войны, была войной слов. Обе стороны это понимали с самого начала. Свидетельством тому яростное перепихивание на противника даже и виртуальной ответственности за раскол Европы. Ни США, ни СССР ни при каких обстоятельствах не хотели отвечать перед "матерью историей" за дела своих рук. И это невзирая на то, что Холодная Война была неизбежна и сложившееся положение было не следствием чьей-то злой воли, а объективнейшим явлением. Более того - Вторая Мировая была войной Европы против остального мира, войной, которой Европа хотела "собрать" себя в единое целое. Войной, которую Европа проиграла. Однако по идеологическим соображениям каждому из победителей было крайне важно изобразить дело таким образом, что победил европейцев, а потом расколол их на два лагеря не он, а - противник.

Сразу скажем, что США это удалось гораздо лучше, чем СССР, который смог убедить в своей точке зрения только собственный народ и это при том, что обе стороны с чрезвычайной убедительностью уговаривали всех вокруг, что воевали они не со стремившейся к объединению Европой, а с "фашистской Германией". Но вот Америке удалось выставить СССР виноватым перед всем миром, выставить его "раскольником". И удалось это американцам благодаря гораздо более продуманной, более дальновидной и более изощрённой политике.

Давайте разберёмся, как играют в эти игры.

После этого вам станет немножко понятнее, почему так важно то, что называется "инициативой", почему так важно играть "белыми", почему так важен "первый ход".

Ну вот США оказались поставлены перед выбором - лезть в Европу или не надо. Они решили влезть и как инструмент для этого они создали политику по возвращению на "континент". Политику как единое целое, где всё было увязано одно к другому. Всё-всё. И везде. Внутри и снаружи. После этого, для того, чтобы пустить всё это хозяйство в ход, им нужен был первый шаг. "Начало." Некая "инициатива". Им нужно было повернуть ключ в замке зажигания.

Как мы задним числом знаем, такой инициативой стала "доктрина Трумана". А "план Маршалла" был провозглашён тремя месяцами позже. А между тем и то, и другое было частями одного и того же. И начать американцы могли с "плана Маршалла" с тем же успехом, что и с "доктрины Трумана". Однако они этого не сделали. И вот почему: помните, как Сталин всего двумя годами раньше просил у американцев займ в 6 млрд. долларов? Займ! Он просил денег в долг, очень много денег, которые потом пришлось бы возвращать. И начни США свою послевоенную европейскую эпопею с "плана Маршалла" и Сталину было бы очень трудно удержаться от искушения получить деньги не в долг, а просто так. В подарок. За это пришлось бы поступиться частью "суверенитета", но кто знает как оценивало своё положение руководство СССР, какова была степень "отчаянности" этого положения в его глазах.

Так вот для того, чтобы даже в приближении не допустить ситуации, в которой СССР мог стать участником "плана Маршалла", американцы и выстрелили сперва "доктриной Трумана", "отбрасыванием коммунизма". Тем самым они вызвали ответный идеологический залп. А потом, спокойно прождав "в блиндаже" три месяца и дав возможность советскому пропагандистскому аппарату как следует "раскипятиться", они выступили с предложением помощи по "плану Маршалла". И Сталин был поставлен в положение, когда он, даже и очень захотев, просто напросто не мог это предложение принять. Он "потерял бы лицо". Политическое лицо. Его собственное окружение такого "шарахания" не поняло бы, что уж говорить о народе в целом.

Military_power_of_NATO_and_the_Warsaw_Pact_states_in_1973.svg

Вот мы рассмотрели послевоенную ситуацию с "той стороны", мы увидели перспективу под ракурсом, в каком она виделась со стороны США. Понятно, что с "этой стороны", из Восточного Полушария, куда была Богом помещена Россия, та же самая ситуация выглядела немножко (или множко) по-другому.

Когда мы пытаемся поставить себя на место другого человека, то эта попытка, как бы искренне мы ни старались, не реализуема, так как её воплощение в жизнь означало бы реальное перевоплощение того, кто "пытается поставить себя на место другого". Да оно, наверное, и к лучшему, попробуйте-ка представить, что было бы с миром, где все подставляли бы себя на место других не мысленно, а, так сказать, во плоти.

Но, как бы там ни было, а успешность политики во многом зависит от того, насколько хорошо удалась попытка воспроизвести ход чужой мысли и насколько близкой к чужой была воспроизведённая нами логика чужих поступков.

Понятно, что в СССР (точно так же, как и в США) старались поставить себя на "их" место и предугадать следующий шаг противника с тем, чтобы заранее к нему подготовиться. И вот в результате этих умственных упражнений в виде взаимных и перекрёстных "подстановок", имевших место в первые послевоенные годы, последовал ряд внешнеполитических инициатив, инициативы эти вызвали ответную реакцию и в результате сложилась объективная "ситуация", в которой были вынуждены действовать как США, так и СССР.

Изложенная в нескольких предыдущих главках логика действий США более или менее понятна, даже и с поправкой на сознательную идеологическую ретушь, но вот для того, чтобы понять чем помимо прочего руководствовался СССР, нам необходимо "разъяснить" одно прочно забытое, но крайне важное обстоятельство.

Вот какое:

Сразу после войны придворные кремлёвские теоретики-марксисты убеждали не только себя, но и тогдашнее советское руководство в неизбежности мирового экономического кризиса. И убеждённость их зиждилась на теории, подкреплённой практикой ещё свежих в памяти последствий Первой Мировой Войны. И Сталину было тем легче теоретикам поверить, что он и сам разделял ту же убеждённость. А потому СССР предпочитал журавлям в небе синицу в кулаке и "уверенность в завтрашнем дне", которую в тех условиях лучше всего мог обеспечить "железный занавес". А американские "инициативы" воспринимались как "авантюры", как "обречённая на провал попытка остановить неумолимый ход Истории".

Здесь мы вновь возвращаемся к образу "железного занавеса" как чего-то такого, что не только провело черту между "блоками" и не только обозначило фронт противостояния в Холодной Войне, но ещё и разграничило взгляды на ведение Игры. Железный Занавес развёл в стороны "простоту" и "сложность" не только как пути подхода к решению текущих проблем, но и в смысле самого по себе видения мира. И судя по всему семена как будущей победы, так и грядущего поражения в Холодной Войне были посеяны тогда же. В новой картине мира, которая впервые в истории человечества держалась усилиями двух сверхдержав, один из двух возникших полюсов, а именно полюс под названием США, лучше, глубже, отчётливее, "яснее" понял, что в Игре, начавшей после 1945 года вестись по новым, писавшимся на ходу правилам, жизненно важно успеть захватить инициативу.

"Право первого хода."

И США, презрев прелести и соблазны простых решений просто понимаемых проблем в просто устроенном и описываемом простыми словами мире, рискнули. В стремлении захватить инициативу они прыгнули в неизвестность. В "омут".

Когда повыше мы заговорили об ожидании Кремлём неизбежного мирового кризиса, то не следует забывать, что эти ожидания были не так уж и беспочвенны. Судя по шагам, на деле предпринятых американцами, они (не употребляя, правда, марксистских терминов) ожидали примерно того же. И в преподанном жизнью уроке они отталкивались от того же самого - от последствий Первой Мировой. Но если советские теоретики полагали что против лома нет приёма и что сами по себе попытки защититься от мирового кризиса смешны, так как марксизм описывает объективную реальность, то США решили попробовать противопоставить учению Маркса, которое верно потому, что оно верно, дело рук человеческих под названием "план Маршалла".

И план этот не просто сработал. "Сработал" слишком слабое слово, результатом "плана Маршалла" стало не только то, что никакого послевоенного экономического кризиса не случилось, а, напротив, 50-е годы прошлого столетия обернулись небывалым в известной нам истории мира бумом, но главный выигрыш был в том, что поставленный эксперимент дал нагляднейший практический урок - глобальный кризис (во всяком случае в его экономической форме) процесс не только управляемый, но ещё и контролируемый.

К чести Кремля следует заметить, что там успели не только вовремя понять несоответствие теории практике и оценить масштаб угрозы, но даже предприняли попытки немного пособить как кризису, так и теории, инициировов через коммунистические партии борьбу трудящихся за свои права в Италии и Франции. Шума было много, но на деле всё это закончилось разве что сдвигом Европы влево, куда она с удовольствием и сдвинулась, но влево идёт весь мир и идёт неостановимо. Не торопясь, правда, но это вопрос не физической формы лидеров, а физических возможностей отстающих, которых при всём желании не бросишь, планета-то одна, а она маленькая и круглая, и если первые догонят последних, то как отличить одних от других?

Так вот и сложилось, что ещё до того, как развернулись события Холодной Войны, которые человечество очень долго не принимало за военные, одной стороной была захвачена, а другой стороной была утрачена инициатива. Начиная с "доктрины Трумана" и "плана Маршалла" СССР только отвечал на вызовы, а не бросал их.

Вот, вроде, и всё о начале Холодной Войны. А! Нет, ещё не всё. Чуть не забыл. Там же ещё и атомная бомба была. В вопросе "про Бомбу" следует понимать вот что - до того момента, пока СССР в 1949 году не взорвал своё "изделие", Бомба в умах человечества занимала место отнюдь не довлеющее. Борьба за мир во всём мире началась только после того, как Бомбой обзавелись оба полюса. А по мере того, как в обладатели ядерной дубинки попадали игроки и игрочишки помельче, борьба за мир ширилась, росла и крепла, достигнув крещендо с приходом к власти в СССР товарища Горбачёва, принесшего с собою ядерную зиму, продлившуюся, правда, недолго и сменившуюся ядерной оттепелью на счастье всему прогрессивному человечеству. И нам с вами, конечно.

А сразу после войны ядерным вопросом озабочивались люди, может быть и не особо прогрессивные, но, несомненно, умные. Причём с обеих сторон. Поскольку раскол мира на полюса был неизбежен, то неизбежна же была и борьба вокруг "атома", что мирного, что военного. Ядерный вопрос очень сложен и в нём возможно разобраться только в целой серии постов, делать мы этого не будем, а попробуем свести его к самому простому, хотя простота никого ещё до хорошего не доводила, но у нас просто выхода другого нет, так что давайте попробуем.

Если совсем просто, то дело обстояло примерно так: США заявили, что они готовы поделиться "ядерными секретами" (ядерной технологией) со всеми желающими, в том числе и с СССР, но при условии, что "атом" будет использоваться только в мирных целях и что намерения государств должны быть поставлены под строгий контроль международной общественности, под которой подразумевалась ООН. Под контролем имелся в виду не только контроль над ядерными предприятиями, но и над источниками урановой руды. Причём контроль должен был осуществляться на местах. (По определённым и нам с вами понятным причинам контроль на местах всегда был крайне болезненной проблемой для СССР). Загодя, ещё до перехода проблемы в практическую плоскость, при ООН была создана "Комиссия по атомной энергии" (United Nations Atomic Energy Comission), которая и должна была заниматься "технологиями", "контролем" и прочими вещами.

Всё это дело с комиссиями и контролями повисело в воздухе, повисело, да так как-то и рассосалось. Вроде бы само по себе. И вроде бы и по-другому и быть не могло. А оно и в самом деле по-другому быть не могло и не могло оно быть вот почему - всё упёрлось в саму объективность факта двуполярья.

Один полюс, уже не только Бомбу имея, но даже несколько раз её уже взорвав и взорвав не только на полигоне, но и, так сказать, в жизни нашей скорбной, говорил словами, человеческими словами, произносимыми человеческим языком, который, как известно, дан нам для того, чтобы скрывать свои мысли и говорил он так: "Мы вам откроем все секреты, вы будете знать, как Бомба делается, но только вы сначала демобилизуйте армию, мы же свою демобилизовали, теперь ваша очередь, а как только вы Советскую Армию демобилизуете, мы вам тут же всё и расскажем."

А другой полюс им отвечал так: "У вас Бомба есть, а у нас нет. Поэтому вы сначала уничтожьте все свои Бомбы, допустите комиссию ООН с вошедшими в неё нашими представителями, чтобы она подтвердила, что у вас больше ничего нет, потом передайте нам документацию на производство расщепляющихся материалов, и как только мы её получим, мы тут же Советскую Армию и демобилизуем. Честное слово."

Словом, создалась ситуация, которую принято называть патовой. Ситуация, из которой не было выхода. И была эта ситуация объективной. И искать виноватых не приходится. Государства друг другу не верят. И уж совершенно точно не верят на слово. И правильно делают. В двух конкретных государствах, называвшихся США и СССР, проживало несколько сот миллионов людей, за жизни и стремление к счастью которых государства отвечали головой и отвечали не перед "избирателем", а перед Богом и перекладывать ответственность за судьбу этих миллионов с себя на чужое слово они просто напросто не имели права.

Отсюда понятно, что тупик был предопределён.

1948 Studebaker Foldout-01

А теперь возьмём скушные по мнению сегодняшних мальчиков и сегодняшних девочек чёрно-белые послевоенные годы. Захватим горстью из сумы на боку зёрна событий и разбросаем их по пашне нашего воображения. Вот вам выжимка из ненаписанного романа "1948", краткий курс:

Для США 1948 год начался с того, что 7 января президент Труман в поисках средств для финансирования "плана Маршалла" сделал подарочек трудягам, подняв налоги. Даже и сегодня понятно, что тогда это ему популярности не добавило, а ведь 1948 год был годом президентских выборов.

27 января 1948 года в США был продан первый бытовой магнитофон.

30 января 1948 года был убит Махатма Ганди. Политикам мира стало не с кем поговорить за жизнь, отныне бедняги оказались предоставлены сами себе.

25 февраля - коммунистический переворот в Чехословакии. Ганди-то больше нет. "Всё позволено."

28 февраля - из Индии выведены последние английские войска. Некому стало расстреливать сипаев из пушек. По этой ли причине, или по какой другой, но тогда же и тут же началась первая индо-пакистанская война. Ставшая с тех пор почти перманентной "война в Кашмире".

6 марта - по итогам переговоров в Берлине США, Великобритания и Франция решили "интернационализировать" Рур.

18 марта - Великобритания, Франция и Бенилюкс подписали "Брюссельское соглашение", договор о коллективной обороне. На эту опасность американцы среагировали мгновенно, тут же вырвав инициативу из слабых европейских рук и загнав в следующем году "подписантов" в НАТО.

20 марта - первая публичная телевизионная передача в США, CBS провела трансляцию выступления оркестра Юджина Орманди, а не желавшая отстать NBC показала живьём живого Артуро Тосканини.

21 апреля - продана первая камера "Поляроид".

1 мая - Северная Корея провозгласила создание Корейской Народной Демократической Республикой и закрыла границу, проходившую по 38-й параллели.

5 мая - в США создано первое авиакрыло реактивных истребителей, базирующихся на авианосец.

26 мая - в Южной Африке к власти пришло националистическое правительство, начавшее проводить политику апартеида.

3 июня - население Ньюфаундленда и Лабрадора проголосовало за упразднение статуса территорий как британской колонии и за присоединение к Канаде в качестве десятой канадской провинции.

19 июня - Columbia Records начала выпуск лонг-плеев - виниловых дисков на 33 1/3 оборота в минуту, в этот день в культурный фундамент человечества был заложен один из краеугольных камней грядущих поп- и рок- феноменов.

24 июня СССР силами примерно 30-ти пехотных дивизий блокировал дороги и каналы, соединяющие Западный Берлин с западными оккупационными зонами Германии. Начало Берлинского Кризиса.

30 июня - Bell Labs провела первую демонстрацию транзистора. Если вы этой даты не знали - узнайте, а если знали, но забыли, то вспомните. Она того стоит.

В последние дни июня 1948 года Албания изгнала югославских советников и разорвала все связи с Югославией. Энвер Ходжа начал бескомпромиссную борьбу с "титоизмом", а СССР начал оказывать Албании экономическую помощь.

5 июля - в Великобритании вступил в силу закон о национализации здравоохранения, согласно которому государство начало финансировать все медицинские услуги населению.

7 июля - 6 женщин приняли присягу, став первыми женщинами-военнослужащими в US Navy.

20 июля - президентом Южной Кореи избран Ли Сын Ман.

27 июля - Отто Скорцени совершил побег из лагеря в Дармштадте.

29 июля - король Георг VI открыл в Лондоне первые после 1936 года летние Олимпийские Игры.

3 августа - издатель журнала Time и бывший коммунист Уайттэкер Чамберс во время слушаний в комитете по расследованию антиамериканской деятельности признал, что он был связным по передаче "налево" копий правительственных документов и что кроме него тем же самым занимался Алджер Хисс, служащий Госдепартамента. Начало "эры маккартизма".

15 августа - Южная Корея провозгласила независимость.

20 августа - родился Роберт Плант, голос Led Zeppelin. Не иначе как free gift судьбы впридачу к "пластам" на 33 оборота.

20 августа - США объявили персоной нон-грата Якова Ломакина, главу Генконсульства СССР в Нью-Йорке, обвинив его в том, что он вывез из США двух сотрудников советского консульства против их воли.

23 августа - создан Всемирный Совет Церквей.

6 октября - землетрясение в Ашхабаде. По официальным данным погибло свыше 35 000 человек. По неофициальным 110 000.

29 октября - СССР обнаружил, что его коды взломаны усилиями англо-американцев, объединивших свои усилия под крышей проекта Venona. Тотальная смена кодов и шифровальных машин в СССР.

4 декабря - к северу от Шанхая подорвался на мине и затонул пароход "Кьянга", забитый беженцами, бежавшими от подступающих частей Мао. Населенцев Поднебесной можно подсчитать только приблизительно, поэтому и число погибших помещено между 2750 и 3920. То ли потому, что китайцев слишком много, то ли потому, что ему никто этого не предлагал, но Леонардо ди Каприо в фильме об этом событии не снялся.

10 декабря - ООН принята и провозглашена Всеобщая Декларация Прав Человека. "Не тварь я дрожащая, но право имею!"

15 декабря - заработал первый французский ядерный реактор.

21 декабря - Ирландия провозгласила независимость, покончив с конституционной зависимостью от Британской Империи.

23 декабря - повешены бывший премьер-министр Тодзио и ещё шесть человек из военно-политической верхушки Японии, ранее приговоренные к казни за военные преступления.

Не хочется на такой грустной ноте завершать обзор, так что давайте ещё накидаем по мелочи:

В 1948 году правительством Великобритании было национализировано лондонское метро.

1948 - Ричард и Морис МакДональды основали сеть ресторанов быстрого обслуживания и поныне печально известную как McDonald's.

1948 - США, Британия, Канада, Австралия и Новая Зеландия собрались, стакнулись и заключили секретное соглашение по созданию "Эшелона".

1948 - на выборах в Италии, которую в "Эшелон" не позвали, коммунисты набрали 31% голосов.

1948 - в Индии создана "Комиссия по ядерной энергии."

1948 - в СССР на заводе "Маяк" начато производство оружейного плутония.

1948 - в Южной Корее власти, выкорчёвывая левую партизанщину, убили по разным данным от 14 000 до 50 000 "повстанцев".

1948 - независимость получила Бирма.

1948 - независимость получил Цейлон, сказалось ли это событие на качестве цейлонского чая я не знаю.

1948 - герой Второй Мировой генерал Дуайт Эйзенхауэр подал в отставку с поста начальника штаба американской армии. 1948 - это момент, когда было принято решение начать лепить из него будущего президента. Кто-то где-то подумал, что Эйзенхауэр на роль убедительного "говоруна" подходит больше, чем на роль "делателя". Второго представителя "военных кругов", Джорджа Маршалла, оставили в правительстве не разговоры разговаривать, а дело делать.

В этом месте остановимся и вернёмся назад. В год, в который мы живём. В год, как вы успели убедиться, в сущности, скучный. 1948-й на наш год не похож, 1948-й был годом, когда события шли косяком, 48-й событиями переполнен, он событиями перенасыщен, причём событиями, многие из которых продолжают сказываться на наших жизнях и поныне, а ведь я ещё не коснулся всяких там физических, химических и медицинских открытий, и не коснулся я их потому, что во многих знаниях многия же и печали и значение этого философского открытия вечно.

В поднявшемся частоколом событийном ряду "1948" нашлось место и созданию государства Израиль. Сегодня это считается одним из главных послевоенных исторических "явлений". Но то сегодня, когда История пишется в угоду дню сегодняшнему, а тогда это событие было из разряда событий малых и уж совершенно точно оно не было наполнено сегодняшним смыслом.

15 мая 1948 года истекал срок так называемого "Британского мандата в Палестине". За год до этого, в 1947, англичане заявили, что они не могут более нести политическое бремя на Ближнем Востоке, как не могут и найти приемлемое для сторон (арабов и евреев) решение о послевоенном (послемандатном) государственном обустройстве региона. На тот момент в подмандатную "Палестину" были включены территории нынешних Израиля, Сектора Газа, Западный берег реки Иордан, часть Голанских высот и королевство Иордания.

"Палестина" была одним из "уродливых детищ Версаля" и была она призвана хоть как-то протянуть время до "окончательного решения", а решение вытекало из давнишнего обещания англичан как арабам, так и евреям помочь им с созданием национальных государств при условии, что те в годы Первой Мировой выступят против "турецкого ига". Помощнички англичанам что из арабов, что из евреев были ещё те, но слово не воробей и уже после Второй Мировой англичанам об их обещании напомнили. А поскольку после Victory Day '45 англичане были слабы примерно в той же степени, что и освобождавшийся от цепей СССР '90, то они были вынуждены напоминание услышать. Ну, а услышав, они были вынуждены начать что-то делать. Или изображать вид, что они что-то делают.

Делание свелось главным образом к введению квот на еврейскую иммиграцию в "Палестину", поскольку увеличение еврейского "контингента" вызывало раздражение "контингента" арабского, а у англичан не было ни времени, ни возможности, ни сил (да к тому же и желания) с этим раздражением бороться. Следует понимать, что речь шла об образовании небольшом не только в смысле территориальном, но и в смысле популяции - на 1945 год во всей "Палестине" проживало примерно 1.7 млн. человек, менее трети из которых были евреями. В другой момент палестинскую проблему решили бы полюбовно за закрытыми дверями и поставили бы всех перед свершившимся фактом, но яичко дорого ко Христову дню и в разделе "Палестины" (под "разделом" имеется в виду термин отнюдь не грамматический) совершенно неожиданно для себя оказались заинтересованы очень многие государства, которые об игрищах на далёком Ближнем Востоке до того даже и не думали. Дело-то было сразу после войны, с миллионами "перемещённых лиц", с ещё свежим в памяти европейцев "окончательным решением", с захватом чужой собственности и всякими другими прелестями и вот теперь вдруг обнаружилась возможность окончательно решить хотя бы малую часть послевоенных проблем и что немаловажно - решить за чужой счёт.

Причём за чужой счёт решить свои проблемы пытались тогда все. Иллюзий тут быть не должно. Не всем это, правда, удалось, но вышло так вовсе не от недостатка желания, а исключительно из-за недостатка умения. Но вот кому умения хватило, так это сионистам, и никакой "антисионистский комитет" им в том не помешал. Можно, правда, трактовать сионистское умение не так умение, как удачу. Сионисты поняли, что другого такого момента может и не быть и принялись оказывать давление на мир, а давление на мир в первую очередь означало давление на сильных мира сего. А самыми сильными после войны по понятным причинам были победители. А победители на то и победители, что свои проблемы они решают за счёт других. А проблемы сразу после войны у победителей были большие, а Ближний Восток был маленький и когда сионисты попробовали надавить на президента США Трумана с тем, чтобы американская администрация всё бросила и немедленно озаботилась вопросом "как нам обустроить Палестину", то Гарри Труман, а он был южанином, что означало, что за словом в карман он не лазил, публично отшутился так: "Их ожиданий не оправдал Иисус Христос, а теперь они хотят, чтобы с этим справился я."

Однако шутки шутками, но минуло времени чуть и Америка Ближним Востоком озаботилась. Правда, вовсе не по тем причинам, о которых нам рассказывают сегодня популяризирующие Историю лакировщики действительности.


Tags: Мнение, Человеческий мир
Subscribe
promo evan_gcrm february 9, 22:43 76
Buy for 20 tokens
Жизнь - лукавое обольщение, желанная сладкая ложь, а смерть - неожиданная горькая правда, которой лучше вовсе не знать. А узнав, отменить усилием воли и забыть навсегда. Из всех искусств, которыми следует овладеть мудрому человеку, важнейшим является искусство самообмана: пока…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments