evan_gcrm (evan_gcrm) wrote,
evan_gcrm
evan_gcrm

ГРАНИЦЫ ИСТОРИИ Часть №7

Оригинал взят у galkovsky


Хуан де Тавера, великий инквизитор Испании (1539-1545)



ГРАНИЦЫ ИСТОРИИ Часть №1
ГРАНИЦЫ ИСТОРИИ Часть №2
ГРАНИЦЫ ИСТОРИИ Часть №3
ГРАНИЦЫ ИСТОРИИ Часть №4
ГРАНИЦЫ ИСТОРИИ Часть №5
ГРАНИЦЫ ИСТОРИИ Часть №6


В прошлый раз я намекнул, что католичество может быть новой формой христианства, возникшей позже, чем ранний протестантизм.

На первый взгляд, это утверждение совершенно голословно. Все мы прекрасно знаем, что католическая церковь стоит, как скала, с первых веков христианства, и в Риме было 266 пап, и ещё горка – 44 антипапы.



Правда, что-то многовато получается, поэтому весьма вероятно, что и приврали. Но всё равно пап 150 точно есть. Ну, сто. Не 50 же? Хотя, на мой взгляд, и 50 это очень даже ничего.


Кто у нас, кстати, был первым из последних 50 пап? Юлий II (с 1503 по 1513 гг.) Это папа особенный. Дело в том, что он носил бороду. Правда историки специально оговариваются, что это случайно, просто это был какой-то политический траур на год, а Рафаэль его подловил и сфоткал. А потом Юлий II бороду сбрил и стал таким же гладеньким, как 200 предшествующих пап.



Климент VII

Но благолепие длилось недолго. Папа №219 Климент VII снова отрастил бороду – тоже по политическим мотивам и даже в тюрьме. А главное так разлакомился, что носил её до конца жизни.

А как же канонические правила, согласно которым католические священнослужители должны быть гладко выбриты, да ещё и специальную плешь выстригают? А вот никак. Папа №220 тоже носил бороду – уже безо всякого повода. №221 тоже. Вы будете смеяться, но бороду носили и папа №№222, 223, 224, 225… ВСЕ ПАПЫ ДО 1700 (!) года.

Сначала, примерно до Павла V бороды были окладистые, библейские. Потом купеческий стиль сменили чеховские мотивы.



Последний усатый-бородатый папа – Иннокентий XII.

Вы можете сказать, что у пап была такая особая привилегия, а прочие иерархи католической церкви были выбриты. Так нет, вспомните портреты нескольких кардиналов 17 века из предыдущих постов – все были с бородой.

Значит, наш стереотип католического священника (см. титульную картинку) соответствует эпохе 18 века и позже. Только в этот период сформировалась не то что идеология и богослужебные каноны, а элементарный внешний облик католических священнослужителей.

Согласитесь, 1700 год это не 1500 и не 1300.


Кроме бритья щёк, католическим священникам полагалось выстригать тонзуру, которую было благоприлично покрывать маленькой шапочкой - дзукетто. Но шапочки и соответственно тонзуры на портретах пап не видно – их изображают в камауро – специальной шапке (см. выше), или же в тиаре. Первый официальный портрет папы с дзукетто это Пий VI (папство 1775-1799). Он её стесняется, и нужно приглядеться, чтобы понять, что шапочка есть.



Вот здесь видно отчётливо.




А это гравюра 1799 года, изображающая смерть Пия IV. Он в камауро, но хорошо видно, что дзукетто некоторых священнослужителей надеты ПОВЕРХ ПАРИКОВ, как видимо и у самого папы на портрете выше.




А вот наконец канонические дзукетто римского папы (белая) и стоящего рядом кардинала (красная). Согласно «тысячелетнему» канону у низших католических чинов выстригалась тонзура величиной с монету, у священников побольше, у епископов ещё больше, а у пап должен быть только ободок волос вокруг огромной плеши. Похоже, что у изображенного на картине Пия VII так и есть. Но понтификат этого папы увы 1800-1823 год, и это первый парадный портрет папы с канонической дзукеттой. Далее так изображались все папы вплоть до современности.

Так что про 1700 год я сказал выше «в щадящем режиме». Если по-взрослому, то как бы не 1800.

Как церковную историю Европы преподают в школах? Считается, что в 16 веке началась «реформация» католической церкви и как-то одновременно началась и «контрреформация». В результате, где одна эпоха, где другая – непонятно. Поскольку государевы люди государственные мужи запутались, можно им немного помочь. Нам хотят сказать, что в 16 веке была реформация католической церкви, очень успешная, а в 17 веке была частичная «реконкиста» старого католицизма, то есть контрреформация.

Но не будем забывать, что вторая половина 17 века это то, что мы видим, и первая половина 17 века почти то, что мы видим. Но вот 16 век это отдельные вспышки и силуэты. Причём вторая половина ещё куда ни шло, а в первой -неразбериха и калейдоскоп. Скрывающиеся в тумане века 15-го.

Значит, в 17 веке мы видим, как католицизм укрепляется и совершенствуется (причём очень быстро и очень успешно). А вот с кем, как и зачем борется протестантизм века 16 видно очень смутно. И кто борется, тоже не совсем ясно. Почему бы тогда не предположить, что католичество это всего лишь наиболее успешный вид протестантской церкви?

Как развивается любое религиозное, политическое или просто социальное «учение»? Сначала речь идёт о кружке энтузиастов, построенном на более-менее демократических принципах. В таком кружке первоначального лидера часто даже затаптывают, а основоположником потом считается человек с партийным билетом №7 или №13. Потом начинается почкование кружков, сепарация степени ортодоксальности, партийная борьба и лишь затем всеобщая унификация, доходящая до стадии голубых френчей и белых халатов, а то и выбривания бровей.

Первые католические ордена должны были быть рыхлыми и малочисленными конгрегациями энтузиастов-очкариков, а вовсе не огромными игровыми кланами с узкой специализацией и чудовищной дисциплиной. Это следующая стадия – если проскочить предыдущие ступени никакой социальной цепной реакции не будет.

И как это не покажется вам невероятным, именно такими расплывчатыми конрегациями людей в патрикулярном платье и были самые старые католические ордена более-менее ДОСТОВЕРНОГО времени.

Существует много спекуляций о сатанинской организации иезуитов, будто бы имеющих структуру на уровне «труп в руках Политбюро» и одновременно притворяющихся мирными обывателями, а то и любителями светских развлечений.

Но ведь это и есть структура первичной иррегулярной организации и таким «иезуитством» отличаются практически все остальные ордена 16 века: варнавиты, камиллианцы, пиаристы, сомаски, театинцы.

(По иронии судьбы, а может и иронии сознательной, такие иррегулярные ордена в католичестве называются «конгрегациями РЕГУЛЯРНЫХ клириков» в отличие от «орденов строгого соблюдения» с жёстким уставом – характерных для 17-18 вв.)

У всех этих орденов была, кстати, своя специализация, потому что ноу хау католицизма и заключалось в гигантской интеграционной способности, объединяющей разношёрстные христианские кружки в единый конгломерат, а затем и стройную организацию.

Специализацией варнавитов являются детские приюты, камиллианцев – медицина, включая военную (их знак – красный крест стал международным знаком военных госпиталей и вообще медиков), пиаристы – это школа и пионерские организации, а вот театинцы (старейший орден такого типа) это и есть те, кем считают иезуитов – их задача борьба с ересями и террор.

Специализацией иезуитов не была ни разведка, ни охрана, ни даже пропаганда – люди занимались ФИЛОСОФИЕЙ. Например, «теорией пробабилизма». И ИСТОРИЕЙ (в т.ч. проектом конгрегации болландистов). Т.е. попросту иезуиты писали учебники для пиаристов.

Теперь вопрос. Мы знаем, что «Готский Альманах» («Божий журнал», где с середины 18 века прописывалась генеалогия высшей аристократии) издавался в Германии. Ответьте, какая аристократия Европы после этого должна была быть самой древней, самой многочисленной и самой задокументированной? Очевидно, немецкая, что мы и наблюдаем. Хотя само издание журнала было компромиссом между крупнейшими владетельными домами Европы и отдано карликовому княжеству ни рыба ни мясо. Если бы божий журнальчик отдали на откуп Франции, там бы вообще доказали, что кроме французов никаких аристократов в Европе нет. Собственно, с внутренней историей своей аристократии французы так и поступили.

Второй вопрос. Если есть католическая конгрегация ботаников, которые пишут учебники про историю католических конгрегаций… правильно везде и всюду будут только иезуиты – великие и ужасные. Не только наука, но и инквизиция, географические открытия, бизнес, политика – всё это вотчины Маркиза Карабаса, то бишь ордена христиан. Обладающего ИМЕННО ВСЛЕДСТВИЕ ЭТОГО огромной интеграционной способностью. Благодаря наглой роже и печатному станку.

Иными словами члены ордена христиан иезуиты прессой спрессовали десятки и сотни протопротестантских сект и подсект в единый брикет католической церкви.

Характер деятельности иезуитов в 17 веке хорошо виден на примере конкурирующей фирмы – последователей Янсения (1585-1638) – нидерландского профессора кислых щей в Сорбонне. Янсенисты были таким же протестантским кружком, как и иезуиты, но не интегрировались католичеством и пошли в отвал как «еретики». Кроме всего прочего им пришили связь с гугенотами, хотя лично Янсений критиковал Францию как раз за поддержку протестантов.

Если бы в полемике с иезуитами победили янсенисты, сейчас бы мы имели житие святого Янсения, а иезуитов изучали в рамках забытого учения «лойолистов», снюхавшихся с протестантским отребьем.



Страшный испанский иезуит Луис Молина (1535-1600)– ботаник про философию. В 17 веке болтовню принимали всерьёз, и это была огромная развлекуха для высших (т.е. регулярно читающих журналы и газеты) слоёв общества. На философско-богословские диспуты ходили как в театр. В 18 веке на болтунов махнули рукой – первой ласточкой было срытие до основания в 1709 году «академии п…болов» в Пор-Рояле.




Спекуляции Молины были вокруг вопроса «свободы воли», так что дальше можете читать, а можете не читать – «есть два пути».

Реальная динамика развития христианства в Европе наиболее выпукло видна на примере Польши.

Польша страна с мощной католической традицией и сами поляки утверждают, что были католиками с 10 века.

Но если мы посмотрим историю христианства в Польше на пределе оптики, то увидим, что в первой половине 17 века там гигантскую роль играл протестантизм. Это невозможно скрыть даже при максимально возможном рвении католических историков. Например, воспитателем польского короля Михаила Вишневецкого (1640-1673) была протестантка Теодора Доморацкая, что объясняется самым смехотворным образом: якобы его отец боялся, что сын станет православным или католическим фанатиком и выбрал протестантский компромисс.

Хотя крайние проявления фанатизма были не менее, а может быть и более характерны для протестантской церкви. Как известно, протестантский фанатик Кальвин сжёг в Женеве (1553 год) испанского учёного Мигеля Сервета – из-за некоторых теологических разногласий.

В Польше развилось одно из наиболее мощных и радикальных течений протестантизма – антитринитарное социнианство, отрицающее догмат о троичности божества (то есть стоящее на позиции иудаистов и мусульман).



Его основателем считается Фауст (однако!) Социн, поехавший из Италии на восток Европы по приглашению другого итальянца – Джорджио Бландрата, который пользовался покровительством польского князя-кальвиниста Николая Радзивилла-Чёрного. Бландрат по легенде участвовал в переводе Библии на польский язык, и пользовался большим влиянием на Стефана Батория, сначала князя Трансильвании, а затем короля Польши (с 1575 по 1586).

В Польше Социн развернул успешную агитацию, его усилиями был выпущен так называемый «Раковский катехизис», изданный в в 1605 году на польском языке.

Социниане покинули Польшу в 1660 году в результате гражданской войны, сопровождающейся иностранной агрессией. Основная их масса уехала в Трансильванию, а руководство в Голландию, в том числе внук Фауста Социна Андрей Вишоватый, много сделавший для пропаганды социнианства в Голландии. а затем и Англии.

Та же самая картина была практически во всех странах Европы: в Венгрии, Чехии, Франции, Австрии, Баварии, Хорватии и т.д. Везде мощнейшая поддержка протестантизма на самых верхах, включая королей, массовая пропаганда, а затем победа католичества вследствие гражданских войн и интервенций. Если мы не имеем такой картины на Пиренейском полуострове и в Италии (при том, что почти везде в пропаганде протестантизма участвуют испанцы и итальянцы), то только потому, что здесь коррекция истории дошла до своего логического завершения. Когда люди от своих пап шарахаются и не верят, что такое возможно.



Типичная карта христианских конфессий Европы эпохи Реформации. Что-нибудь понятно? Если видите карты с сифилитической сыпью, рвите их и швыряйте в урны – вас хотят обмануть.

В Польше пропаганда протестантизма и католичества началась примерно в одно время – на фоне православного субстрата. Такая же ситуация была в остальной восточной Европе. Это обусловило достаточно быструю победу католичества. В Германии протестантизм начал укореняться ещё до католичества и его не удалось интегрировать. Протестантизм на севере это результат вторичного влияния протестантской Германии на колонизируемую окраину. Во Франции протестантизм оказал большое сопротивление, но был сломлен в результате целой серии войн.

Если принять эту концепцию, вы элементарно разберетесь в истории христианства 17 века. При любой другой точке зрения всё будет ходить эпициклами. В результате головная боль, рвота и ничего не понятно. Как это и бывает со всеми людьми, решившими пройти тему в курсе школьной или университетской истории. Люди обычно не в состоянии запомнить даже простую последовательность событий.


Каканая карта школьника. Вроде простая бумажка, а при помощи «учителей» человек обмарался на всю жизнь. Теперь будет ходить эпициклами и объяснять бедным невеждам то, чего сам не знает. Ибо эту фигню знать НЕЛЬЗЯ. «Триалектика», «всё во всём».




Та же карта, доведённая до читабельного вида (убрана чересполосица). Хотя бы гипотетически она может соответствовать реальному положению дел. Это результат первичной экспансии католицизма в тогдашней Европе.
Tags: История, Мнение, Общество
promo evan_gcrm february 9, 22:43 72
Buy for 20 tokens
Жизнь - лукавое обольщение, желанная сладкая ложь, а смерть - неожиданная горькая правда, которой лучше вовсе не знать. А узнав, отменить усилием воли и забыть навсегда. Из всех искусств, которыми следует овладеть мудрому человеку, важнейшим является искусство самообмана: пока…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments