evan_gcrm (evan_gcrm) wrote,
evan_gcrm
evan_gcrm

УДАР В СОЛНЕЧНОЕ СПЛЕТЕНИЕ.

Оригинал взят у galkovsky


История второй мировой войны максимально фальсифицирована в области «еврейского вопроса» и Китая.

Почему это произошло с европейским еврейством отдельный вопрос (подсказка: еврейское государство до 1947 года было британской колонией на правах доминиона, следовательно, евреи, подобно канадцам или австралийцам…). С Китаем причина примерно аналогичная, а вдобавок с дальневосточной информацией пазл второй мировой войны складывается так, что её подлинный механизм становится очевидным – а это не потребуется ещё долго. «Не это нужно нашему народу, потому что это нашему народу не нужно».



Например, про «мюнхенский сговор» всё же упоминают до сих пор, и худо-бедно его объясняют (именно «худо-бедно»: «товарищ Сталин ничего не знал», «в Политбюро пробрались враги»). Но вот, например, англо-японское соглашение 1939 года («соглашение Ариты-Крейга») есть гастрономический изыск, и его в сочетании с Мюнхеном не рассматривают вообще. Как и в сочетании с внезапной нормализацией советско-германских отношений.

А было вот что:

24 июля 1939 года – англичане объявляют, что заключили с Японией соглашение, согласно которому Великобритания соглашается с японской аннексией Китая.

23 августа 1939 года – СССР заключает с Германией пакт о ненападении.

31 августа 1939 года – последние японские части покидают территорию МНР.

1 сентября 1939 года – Германия нападает на Польшу.

(Напомню, что с 1936 года между Японией и Германией существовал стратегический союз.)

В таком контексте уже ничего объяснить невозможно, надо садиться английской попой на скамью международного трибунала: советско-германский сговор превращается в сговор англо-советско-германский. Против кого же он направлен? Против Франции и США.

Или вот контекст 1940 года:

14 июня 1940 года – германские войска вступают в Париж

20 июня 1940 года – договор Великобритании и Японии о военном союзе.

25 июня 1940 года – капитуляция Франции

Вот почему на Дальнем Востоке всё перевернуто с ног на голову до состояния полной фантастики. МЫ НИЧЕГО НЕ ЗНАЕМ О СОБЫТИЯХ В КИТАЕ В 1939-1949 ГОДАХ. «Десятилетний вакуум».

Согласно официальной легенде, японцы в 1937 году напали на Китай, началась кровопролитная война, в результате японцы уже осенью контролировали Шанхай и Нанкин (а сам Пекин они заняли в первый месяц военных действий – в начале августа).

В дальнейшем линия фронта стабилизировалась, - в значительной степени, потому, что страны антигитлеровской коалиции оказали чанкайшистскому Китаю большую материальную и, отчасти, военную помощь. Несмотря на то, что японцы вели на китайском фронте ожесточённые наступательные операции даже в начале 1945 года, им удалось добиться только тактических успехов. В результате китайский фронт сковывал основную часть императорской армии, что предотвратило её вторжение в Австралию и Индию. А с СССР Япония вообще заключила пакт о ненападении и строго его соблюдала вплоть до объявления Сталиным войны в августе 1945 года.

Вторжение советских войск с севера, а также атомная бомбардировка Хиросимы и Нагасаки, привела к мгновенному развалу китайского фронта. Китай установил контроль над всей своей территорией, но не совсем. Манчжурия осталась оккупированной советскими войсками, где Сталин создал миллионную армию китайских коммунистов, которая в 1946 году развязала гражданскую войну и к 1949 году захватила Китай. Законное правительство укрылось на Тайване – под защитой американского флота.

Так вот. НИЧЕГО ЭТОГО НЕ БЫЛО. То есть внешняя канва событий прослеживается (местами), а суть их – диаметрально противоположенная.

Начнём с того, что Китай воевал не на стороне СССР, Англии и США, а на стороне Германии, Италии и Японии.

Действительно, после инцидента на мосту Марка Поло, японские части начали вторжение в Китай. Но это было такое же продвижение вперёд и насаждение марионеточных режимов, как ранее во Внутренней Монголии, Маньчжурии и в северной части пекинской провинции. То есть это не война (которая и не была объявлена), а «братская помощь». Сейчас такую экспансию называют «оранжевыми революциями», которые проходят большей частью без американских танков, но только потому, что в эпоху гиперинформационного общества можно действовать потоньше и более правдоподобно прятаться за спинами местных коллаборационистов.

Японцы никогда не напали бы на Китай, потому что трезво оценивали силы своей сухопутной армии. Их хватило бы на оккупацию 1-2-3 провинций, то есть 1-2-3 Корей. А это уже было сделано в Маньчжурии и Внутренней Монголии.

Цель японцев была в создании независимого Китая под эгидой Японии, может быть даже Китайской империи, находящейся в династическом вассалитете от империи японской. Соответственно, с точки зрения китайцев японцы были национально ориентированными революционерами, выступающими за модернизацию Китая и вытеснение из страны европейских империалистов. Да, за это следует заплатить, но заплатить можно, потому что Япония мала и японцы - люди китайского культурного ареала. Они не чужаки, и в дальнейшем всё равно ассимилируются в единой японо-китайской империи, которая будет в себя включать весь Дальний Восток. И вообще японцы это англичане, а китайцы американцы – и вместе они потом победят англо-саксонскую цивилизацию, а то и установят с ней единую мировую тетрархию (о наметках такого плана я уже писал в рамках «китайского цикла»).

То, что подаётся как кровопролитная война, было отложением одной провинции за другой от рыхлого конгломерата гоминдановского Китая. Военные действия действительно велись – большей частью в центре консолидации – Нанкине (тогдашняя столица) и в Шанхае (главный центр европейских концессий). После того, как центр был взят (конец 1937), Китай оказался под японской эгидой. Японцы не могли в тех условиях добиться жёсткого подчинения, некоторые милитаристы (в основном на юге) занимали уклончивую позицию. Их гнилые компромиссы в 1938-1945 годах подавались (и подаются до сих пор) как операции регулярной японской и китайской армии, а также как деятельность многочисленных белорусских китайских партизан.



Вот фантастическая карта «японо-китайской войны».




А это реальный мир. Жёлтый – «украина» Чанкайши, с выделенным «Особым районом»; голубой – провинции под эгидой Японии; белый – районы, отпавшие от Китая. При этом 2-3 пограничные провинции вдоль желто-голубой линии совершали тушинские перелёты (в обе стороны), а фактически были нейтральными.

Военные действия были и после 1937 года, но носили фрагментарный характер – например, японцы в конце 1938 года взяли Ухань – вторую столицу, куда гоминдановцы переехали из Нанкина. После этого «столицей» Китая считался совсем замшелый Чунцин – главный город самой удалённой китайской провинции – Сычуаня. Собственно это была единственная провинция Китая, остававшаяся вполне независимой от Японии. К ней примыкали периферийные территории, примерно аналогичные российской Бурятии или Якутии.

Даже по официальным святцам считается, что японцы контролировали 20% китайской территории, на которой проживало 40% населения. На самом деле японцы контролировали 80% территории коренного Китая, на которой проживало 80% населения. Чан Кайши это периферийный сепаратист, по масштабу так же отличающийся от основного Китая, как от контролируемой им территории отличался коммунистический Особый район.

Я написал, что из Нанкина в Ухань, а затем в Чунцин переехали «гоминдановцы». Это, конечно, «щадящий режим». Гоминьдан остался в Нанкине и перешёл на сторону Японии. Он ведь и возник как японский проект. Сунь Ятсена поставили на лыжню в Японии, Чан Кайши тоже – это офицер японской армии.

В 1938 году, когда стало ясно, что великие державы не будут защищать Китай от японской агрессии, Гоминьдан решил имитировать раскол. Его политическое руководство в лице Ван Цзинвэя года перешло под эгиду Японии. Ван Цзинвэй в марте 1940 возглавил в Нанкине правительство Китая. Вообще центральный аппарат был создан сразу после занятия японцами Пекина, а далее к нему присоединялись одна провинция за другой. В Нанкин к этому времени переехало большинство руководителей гоминьдана, большая часть генералов тоже перешла на сторону японцев. У нанкинского правительства была более чем миллионная армия, что со вспомогательными и полицейскими частями превышало численность японских сил в Китае.

Что самое интересное, даже в этот момент Чан Кайши не объявлял войны Японии, она была объявлена только 12 октября 1941 года. До этого речь шла о новой фазе гражданской войны с участием японского контингента (соответственно, и японцы в 1938 году объявили войну не Китаю, а «китайским сепаратистам», выступающим против законного правительства).

Наконец 9 января 1943 года Китай объявил войну Великобритании и США. К этому времени Япония аннулировала все неравноправные договора, и передало Китаю имущество международных сеттльментов. (Именно это не позволило победителям 1945 года навязать китайцам новые кабальные соглашения.)

Это обстоятельство в современной китайской истории предано забвению (причём и маоистами и чанкайшистами), а из ванцзынвеевцев лепят власовцев.



Ван Цзинвей, глава Китайской Республики




Ван Цзинвей и настоящая армия Китая.

Но если бы Ван был Власовым, это ещё ничего. Тогда бы получалось так: немцы взяли всю центральную Россию, в Москве поставили правительство Власова, которое установило с Берлином вассальные отношения на платформе антикоммунизма. А товарищ Сталин на Урале организовал отпор агрессорам и предоставил территорию для размещения американских и британских частей (в основном, авиационных).

Но реально получилось ещё хуже. Товарищ Сталин вместе с 2/3 Политбюро вернулся в захваченную Гитлером Москву, а на Урале кривлялся сепаратист Ворошилов. Причём именно кривлялся, потому что реальных военных действий между московским СССР и уральским СССР не было. Граница размыта, по обе стороны одни и те же люди, часто с родственными связями, германские и англо-американские деньги совместно пилятся, идёт торговля оружием и контрабанда товаров.

Чан Кайши в июне 1939 года обнародовал доктрину «кружного пути к победе», согласно которой:

1. Военные формирования гоминьдана должны переходить на сторону правительства Ван Цзынвэя.

2. Им следует бороться на контролируемых японцами территориях с партизанами.

3. И тем самым готовиться к захвату власти после поражения Японии.

Вуаля! :)

А наивные европейцы до сих пор читают отчёты о «военных действиях» на «китайско-японском фронте», ничего понять не могут.

Например, вот такое:

«В провинции Цзянсу, оккупированной японскими войсками, части Коммунистической партии Китая в ходе столкновений с июня по октябрь 1940 разгромили гоминьдановские партизанские отряды губернатора Х.Дэциня, взяв в плен свыше 8 тыс.человек и крупные трофеи».

То есть взяли кредит и вооружение в СССР, толканули японцам, на вырученные деньги купили партию опиума, толканули Чану в Чунцин, тот расплатился медикаментами, которые толканули Вану в Нанкин.

Или вот такое, - это уже «военные действия» самих японцев:

«Утром 3 марта 1941 года почти на всем гуандунском побережье, на территории около 400 км, были высажены японские части. Подразделения морской пехоты и 229пп 38пд оккупировали гг. Гуанхуэй, Янцзян, Дяньбай, Шуйдун; части 230пп и 38пд - г. Пакхой. Забрав сосредоточенные в этих пунктах значительные запасы соли, продовольствия, горючего, японцы затем эвакуировались. Эта операция преследовала цель пополнения запасов японских войск».

То есть Чан продал Вану американские поставки.

Не случайно президент Трумэн жаловался на китайских союзников:

«Все эти Чаны, Куны и Суны сплошь воры, присвоившие себе военное имущество на 750 миллионов долларов США».

А ты как хотел? Чтобы китайцы за дядю Сэма кровь проливали? Это пусть русские дураки корячатся.

Вот и вся «японо-китайская война» (изображающаяся сейчас чуть ли не главным фронтом ВМВ).

Но это не всё. Более того, это не главное. Скорее, прелюдия.

Главное это последующая за освобождением 1945 года гражданская война 1945-1949.

Которой… не было.

В прошлом посте я писал:

«Исторические провинции Китая это кубики, с помощью которых можно составить грубою, но зато достаточно верную картину того, что там произошло на самом деле. А чтобы понять, кто контролировал провинцию в 1911-1949 гг., надо смотреть, кто сидел в её столице».

То, что излагается в официальной историографии о Китае 1945-1949 гг., бред сивой кобылы. Понять ничего невозможно. Бред иллюстрируется следующими картами:


Маленький шедевр китайской пропаганды. Как объяснить, что практически все города Маньчжурии контролировались законным правительством Китая? А всё очень просто – гоминьдан ютился в Мукдене и Чаньчуне, а всё вокруг принадлежало маоистам. Скажем, вся московская область сейчас принадлежит утятам. Почему же их нигде не видно? А их нет в населённых пунктах и вдоль дорог. А всё что между ними – поля, леса и болота – утиные. Это 95% территории.

Это ещё адаптированный вариант для европейских мозгов. Сами для себя (и своих бедных школьников) китайцы накручивают вот такие вавилоны:


Но даты захвата коммунистами провинциальных столиц правильные, скрыть такие факты невозможно. Это макрособытие в условиях развитой мировой периодики. И вот тут картина такая:

Начнём с доблестной Советской армии, которая в 1945 году вторглась в Маньчжурию и Внутреннюю Монголию. Там же рядом Особый район, где в городе Яньань сидит Мао Цзэдун и всё коммунистическое руководство. Наверно сейчас их переместят, как минимум, в столицу захваченной Маньчжурии и поставят во главе советско-китайской армии, до зубов вооружённой трофейной японской техникой.

Не а.

Советские войска заняли Яньань 28 августа 1945 года и тут же его покинули. Все советские части были выведены с территории Китая к апрелю 1946 года, а передача власти на местах чанкайшистской администрации началась ещё осенью 1945, сразу после прекращения военных действий. СССР имел воинские части только на Ляодунском полуострове, где они сразу же были заблокированы гоминдановский армией. Вывод советских войск даже на таких условиях сопровождался озлоблением местного китайского населения и центральных властей. Фактически «победители» с самого начала почувствовали себя в Китае оккупантами. И вели себя довольно скромно. Можно даже сказать – предупредительно.

Наконец, в марте 1947 года Чан Кайши пинком вышиб коммунистов из «Особого района», а сам район аннулировал.

Всё.

Говорится, что после этого великий Мао в рубище и с сумой откочевал за тысячу километров в какую-то «деревню Сибайпо». Дальнейшая его судьба на время теряется в тумане.

Единственной базой коммунистов в этот период можно считать Харбин, и то условно. Потому что сведения о коммунистическом руководстве в Северной Маньчжурии крайне скудны. Очевидно, что там внедрялись сотрудники из интернациональной 88-й бригады 2-го Дальневосточного фронта, состоящей из китайцев и корейцев, но скорее в рамках возможной аннексии Маньчжурии. В Москве не воспринимали местных коммунистов всерьёз и давно сделали ставку на Чан Кайши.

На этом фоне китайские коммунисты 10 апреля 1946 заявили, что в Маньчжурии ими контролируется «освобождённый район с населением в 40 миллионов человек и армией в в 300 000 бойцов». Всё это надо делить на сто, а рассказы о последующих военных операциях на тысячу.

В историографии НОАК существуют такие перлы, как фантастическая «Четырёхкратная обороны Линьцзяна при троекратном форсировании Сунгари», будто бы произошедшая в Маньчжурии начала 1947 года. Ни одного населенного пункта коммунисты там не заняли, но зато это считается «разгромом наступательной мощи гоминьдана» после которого «он уже не осмелился вести крупные операции». Что там было реально, сказать трудно. То ли стычки хунгузов и мародёров, то ли вообще ничего не было. Весной 1946 году советские войска передали коммунистам Чанчунь, заодно придав им главу 88-й бригады - советского подполковника Чжоу Баочжуна. Они продержались в городе месяц и были сметены гоминдановцами.

То есть:

1. Никакого ударного кулака у коммунистов не было. Сама их организация была сравнительно малочисленной, а обучать их военному делу и передавать им технику было просто некому – советских войск и советской администрации на территории Китая не было. Граница была рядом, её было сравнительно просто перейти, но это путь для создания разведгрупп и диверсионных отрядов, в полномасштабной войне бесполезных.

2. Гражданская война велась не четыре-пять лет, а около года. Её эпицентр не Маньчжурия, а современный столичный регион. Большей частью это были не упорные бои на уничтожение, а измена со стороны верхушки Гоминьдана - уровня генералов. Что двигало этими людьми – непонятно. У большинства из них к концу 40-х не было собственной базы в виде контроля над автономными провинциями, но даже если бы она была, это объясняло бы лишь технику предательства (торг и подкуп), но не его мотивы.

Чтобы не быть голословным:


Вот карта реального хода «гражданской войны 1946-1949 гг.» На севере розовым выделена Харбинская провинция, ЧАСТИЧНО контролируемая коммунистами в период 1946-1948 года. Далее красный цвет это огромная территория практически мгновенно (10.1948-01.1949) попавшая под власть КПК.

Сил коммунистов было совершенно недостаточно для оккупации даже одной их провинций этой области.

Как была взята столица южной Манчжурии Чанчунь (21.10.1948)? Местный командующий Чжен Дунго перешёл вместе с войсками на сторону КПК и потом занимал видные посты в коммунистическом Китае (кстати, во время войны он командовал китайской армией, сформированной в британской Индии).

А как, например, был взят сам Пекин (21.01.1949)? А никак – защищающие его части перешли на сторону КПК, а командующий войсками Фу Цзои стал затем министром в коммунистическом правительстве и замначальника совета обороны КНР.

Такая же картина была в остальных провинциях.

Сам Мао Цзэдун потом говорил, что победа в 1949 году была для него неожиданностью, он ожидал, что борьба продлится ещё лет пять – и следует учесть, что это ещё были ожидания не трезвого политика, а религиозного энтузиаста.



Карта роста коммунистических районов во время гражданской войны. Ложь дошла до такой степени, что взяли и 1947 год пропустили.

Ввиду этого логично предположить, что Чан Кайши сам сознательно предал свои полномочия Мао Цзэдуну. При этом часть его окружения последовала за ним в почётное изгнание на Тайвань, а часть перешла к коммунистам и заняла видные посты.

Как это произошло? Очень просто и, что называется, среди бела дня.

К 1 января 1948 года Чан Кайши находится на вершине власти, никаких коммунистов нет и помину, политические перспективы Китая блестящи (он вместе с Америкой, СССР, Англией и Францией входит в правящую верхушку мира). Как вдруг… вдруг в Гонконге (!) ряд видных членов Гоминьдана собирается на совещание создаёт оппозиционный «Революционный комитет» и ставит во главе этой организации Сун Цинлин - вдову китайского Ленина Сунь Ятсена.

Чтобы понять ранг Сун Цинлин, напомню, что это одна из «трёх сестер Сун». Её старшая сестра была женой ближайшего соратника Чан Кайши, миллиардера и экс премьер-министра Кун Сянси. А младшая – это жена самого Чай Канши. При этом все сёстры образовывали единый клан и вместе со своими мужьями входили в клику китайских «христиан» (то есть верхушку политического масонства Китайской республики).

В чём упрекали Чан Кайши гонконгские товарищи? В том, что он пошёл на поводу США и предоставил американцам исключительные экономические права в Китае, а также разместил на китайской территории американские войска.

Это было действительно так. Вопрос, а что здесь было плохого? Американцы предоставляли Китаю огромную помощь и защищали от агрессивного северного соседа. Авторитет Чан Кайши был очень велик. Он был фигурой, которой подчинились местные милитаристы, именно он объединил Китай, вдобавок победив Японию. Наконец он разгромил коммунистов и вёл дело к аннексии отпавших Тибета и Синьцзяна.

За что же ему такие наказания? И почему он с одной стороны не раздавил гонконгских бунтарей, а с другой, «забыл» главное правило китайской политики, – не держать все яйца в одной корзине, - и так детски доверился американцам, которые впоследствии не оказали ему никакой помощи?

В конце 1948 года начался, - будем называть вещи своими именами – мятеж генералов Северного Китая, приведший к падению Пекина 21 января 1949 года.

Что делает Чан Кайши? Он в день падения города… внезапно уходит с поста президента. До этого китайский генералиссимус, подобно генералиссимусу советскому, не отличался паникерством и принимал оперативные решения в гораздо худшей обстановке. А тут что-то психанул. Кому же он передал власть? Некоему генералу Ли Цзунжэню, известному неприязненным отношением к нему лично, и не имеющему никакого политического опыта. Генерал благополучно развалил всё, и в конце года улетел в США. А Чан Кайши с января 1950, уже на Тайване снова стал президентом, впоследствии удалив параллельного президента из параллельного мира при помощи процедуры импичмента. После этого Чан Кайши занимал этот пост до 1975 года и привёл остров к процветанию. А параллельный президент в конце концов… уехал в КНР, где был принят с почётом и получал персональную пенсию. Это в 60-х годах, когда Пекин угрожал уничтожить Тайваньскую Республику атомными бомбардировками.

Дальше – больше. На карте, изображённой выше, коричневым цветом закрашены провинции, перешедшие к коммунистам «вторым скачком» - в апреле-мае 1949 года. Тоже в результате серии измен, вплоть до перехода на сторону коммунистов единственного китайского крейсера. 23 апреля маоисты захватывают тогдашнюю китайскую столицу – Нанкин. 25 мая захватывается и экономический центр Китая Шанхай.

Каковы действия китайского руководства? На должность премьер-министра Китая назначается Янь Сишань, только что благополучно сдавший коммунистам свою 38-летнюю вотчину – провинцию Шаньси. Правильно, это именно тот милитарист, о котором я рассказывал в прошлом посте – организовавший у себя странноприимный дом для коммунистических тамплиеров. Подобно новому президенту Китая, Янь Сишань благополучно разваливает то, что ещё не развалено и отбывает на тайваньский покой, где сдает дела – без следствий и трибуналов, одновременно с Ли Цзунжэнем.

Ну и дальше в том же духе. Фиолетовый цвет это провинции, перешедшие к Мао в результате «третьего скачка» - в августе-сентябре, а жёлтым цветом выделены провинции, находившиеся под властью Гоминдана на момент провозглашения КНР. Их освоили в октябре-декабре. Итого на самое густонаселённое государство планеты у коммунистов ушло чуть больше года – при том, что простой народ о них и слыхом не слыхивал.

Во время передачи власти проходили всякого рода опереточные и фантастические смертоубийства, немного расскажу только об одном. Одним из китайских маршалов был некий Фэн Юйсян. Кто таков, до сих пор не понятно, биография явно подложная. Он являлся видным представителем христианской клики, причём не только обратился всей семьёй и читал проповеди, а заставлял креститься своих солдат – что всё-таки было редкостью. В 1948 году поехал с семьёй в США (я так полагаю, сдавать американцам всех). Но на обратном пути сгорел вместе с дочуркой в трофейном советском теплоходе «Беда» «Победа», недалеко от Одессы. Сынка взяли на воспитание, объяснили, что папу убили американцы, и направили в советское военно-морское училище. Потом стал офицером ВМФ КНР. А умер генерал по официальной версии оттого, что фильмов американских насмотрелся. В его каюте была киноустановка, смотрели голливудские фильмы и плёнка загорелась.

Вот ведь как бывает.



Мисс Сун




… и леди Сун.

Ну и в довершение хепи энд. «Революционный комитет Гоминьдана» стал легальной партией КНР, участвовал во всенародных выборах. Однопартийной системы-то нигде кроме СССР и Албании не было – даже в КНДР формально несколько партий. Но партия Гоминьдана в КНР не просто терпима, а почётна. Её представители входят в высшие органы управления, а престарелую Сун Цинлин в 1981 году за 13 дней до смерти приняли в коммунисты и сделали почётным президентом КНР. За особые заслуги перед короной Китаем.



Мистер «Елизаров». До того как стал главой Гоминьдана и Тайваня, руководил местной тайной полицией.

Сложилась и судьба Чан Кайши. Умер в довольстве и на вершине власти опрятного цивилизованного государства, в возрасте 87 лет. Бразды правления передал сыну – Цзян Цзынго, или по коминтерновскому имени «Николаю» «Владимировичу» «Елизарову». В честь сестры Ленина Ульяновой-Елизаровой, у которой он жил в СССР. Женой мистера «Елизарова» была «Цзян» «Фанлян», она же Фаина Ипатьевна Вахрева – с Уралмаша.



Всего у Чан Кайши было два сына. Второй стал офицером вермахта, участвовал в звании лейтенанта в немецком вторжении в Польшу. Его жена - полунемка.

Если бы победили немцы (и японцы) президентом Тайваня был бы он. Англичане Китайцы никогда не держат все яйца в одной корзине.

***

Ну и небольшое резюме.

Основной конфликт 1918-1945 гг. это конфликт между гегемоном Великобританией и субгегемоном США. Всё остальное – мышиная возня. И далее то же самое, но с рокировкой - борьба уже между гегемоном США и субгегемоном Великобританией.

А основной приз (начиная с опиумных войн и до 1949 года), вокруг которого и шли, в КОНЕЧНОМ СЧЁТЕ, две мировые войны – Китай. Единственная огромная территория, которая имела все показания стать колонией, но была не поделена.

В рамках этой глобальной коллизии англичане создали у американцев ложную уверенность, что Гоминдан в целом американский проект. То есть что на Чан Кайши можно опереться в противостоянии с Японией.



Английский шпион Норман Бетьюн. «Каждый член коммунистической партии должен учиться у товарища Бетьюна быть настоящим коммунистом… Сейчас мы все чтим его память, и это свидетельствует о глубине чувств, вызванных у нас его душевной силой. Всем нам нужно учиться у него бескорыстию и самоотверженности. Именно так можно стать человеком, приносящим великую пользу народу» (Мао Цзэдун).


Вторую мировую войну начали именно американцы. Точнее, решили начать, а реально резко осложнили международную ситуацию, что, в конце концов, по принципу домино вызвало глобальный конфликт.

При этом американцев от расставленных ловушек спасло общее представление об англичанах. Они знали, что это негодяи. Но даже американцы не знали, ДО КАКОЙ СТЕПЕНИ. Это они поняли в 1949.



Норман Бетьюн в Особом районе. В центре Не Жунчжэнь, обеспечивший переход пекинской группы войск на сторону маоистов, маршал НОАК.

Если бы американцы всерьёз купились в 30-е годы на утку Чан Кайши, то возникла бы война между Китаем/США и Японией. При этом активное вовлечение в войну армии США сразу же вызвало бы военный переворот в Нанкине и полный переход гоминьдана на сторону Японии при недружественном нейтралитете Англии. Америка не имела бы Перл-Харбора, но из Филиппин и из Гуама её бы выдавили. Началась бы морская война на истощение. У Америки не было бы европейского фронта, дробящего силы. Но это бы не смогло значительно усилить флот, а сухопутные войска сами по себе были в морской войне бесполезны. К тому же у США не было бы англо-советских союзников, и не было бы вспомогательного фронта в тыловом Китае. Такая ситуация привела бы к изматывающему многолетнему противостоянию. Причём война могла вестись и десять лет, и пятнадцать без сколько-нибудь ощутимого результата.

При этом Европа в целом попала бы в положение нейтральной Америки в 1914-1917, с соответствующим ростом экономики и золотого запаса.



Памятник Бетьюну в одном из китайских городов.


Здесь американцы переиграли англичан и, саботировав высадку в Европе в 1939 году, навязали своему главному сопернику лобовое столкновение с Германией.

Но после разгрома Японии у них наступила эйфория и они, нанеся ряд ударов по британскому колониальному могуществу, упустили из рук Главный Приз, к которому упрямо шли 200 лет – Китай.

Возникла патовая ситуация, приведшая к многодесятилетней холодной войне, а затем к взаимному соглашению между Америкой и Англией о совместном мировом господстве на равных.



Памятник Бетьюну в Пекине.
Tags: История, Китай, Мнение
Subscribe
promo evan_gcrm february 9, 22:43 76
Buy for 20 tokens
Жизнь - лукавое обольщение, желанная сладкая ложь, а смерть - неожиданная горькая правда, которой лучше вовсе не знать. А узнав, отменить усилием воли и забыть навсегда. Из всех искусств, которыми следует овладеть мудрому человеку, важнейшим является искусство самообмана: пока…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 37 comments