evan_gcrm (evan_gcrm) wrote,
evan_gcrm
evan_gcrm

Выживать придется городами

Оригинал взят у kondratio


Исторический полис - форма социума, наилучшим образом приспособленная для выживания в ситуации мирового кризиса, тотального распада, крушения инфраструктур и «войны всех против всех».

Начало Апокалипсиса обычно связывают с ядерной войной, эпидемией супер-вируса, падением астероида и т.п. На самом деле фатальным может стать любой политический или экономический кризис, приводящий к остановке транспортных потоков и распаду энергетической инфраструктуры. Чтобы уничтожить мегаполис, не нужна атомная бомба. Достаточно остановить поезда, отключить электричество и воду.

Остальное сделают люди.

В течение недели наступит хаос и социальный коллапс; через две недели большая часть горожан погибнет или разбежится, а оставшиеся сгруппируются в банды отморозков, которые, доев трупы, разольются по окружающей территории, грабя и разрушая все на своем пути.


Современный мир устроен так, что жизнь в крупных городах полностью зависит от гладкой работы мировой экономики.Если международную торговлю внезапно «обрубить», то сразу же «упадут» мегаполисы, а вызванный этим социальный хаос уничтожит «властную вертикаль» в национальном масштабе. Поскольку люди к настоящему самоуправлению не приучены, то хаос перекинется и на остальные города: их жители сами же разгромят и разграбят средства, необходимые для выживания, с закономерными последствиями для численности населения и формата социальных отношений.



Очевидная уязвимость крупных городов заставляет многих людей бросаться в другую крайность и выстраивать стратегию будущего выживания в составе небольших общин, «банд» или даже отдельных семей, заблаговременно устроивших где-нибудь в глуши «схроны» с припасами. Иллюзорность этой надежды становится понятна, если сообразить, что в условиях всеобщего коллапса на одну «сытую банду» будет приходиться десять голодных и отмороженных. Все свое время и всю свою изобретательность они посвятят поиску таких вот «жирненьких» эскапистов. При этом некоторые группировки будут координироваться друг с другом (например, по этническому признаку) и в совокупности представлять серьезную силу.

Но даже в случае разрозненных и слабых банд, мелкие общины, ориентированные на социальное выживание (т.е. с семьями и детьми) крайне уязвимы. Допустим, 100 человек, с оружием и припасами, заняли деревню и пытаются наладить там мирную жизнь. Из них 30 - взрослые вооруженные мужчины, остальные - женщины, дети, старики. Все их попытки заниматься хозяйственной деятельностью (что-нибудь выращивать и т.п.) могут быть сорваны единственной бандой из 10 уголовников, «партизанящей» в окрестностях. Круговая оборона - это гораздо более затратная и нервозная стратегия, чем внезапные вылазки в произвольный момент времени. А если таких банд в окрестностях будет две-три, то жители обречены. Рано или поздно их застанут врасплох, ограбят, убьют и съедят. Попытки договориться с отморозками на основе выплаты дани могут привести к еще более быстрому концу (потеря бдительности и т.д.). Как показывает опыт гражданских войн, отморозками движет отнюдь не рациональная экономическая мотивация, а само по себе желание издеваться, мучить, насиловать, резать жертву на части и т.п.



В эпоху «войны всех против всех» выживание в малой группе возможно только при условии, что она состоит из профессиональных «коммандос». Обычная группа олухов с автоматами, тем более обремененных семьями, - это пища, а не хищники. Столь же нелепы надежды состоятельных граждан, которые думают укрыться в охраняемых коттеджных поселках. Никакие стены их не спасут, а наемные охранники быстро превратятся из слуг в хозяев положения. Ситуация тотального кризиса обнуляет прежние статусы и формальные права, главным становится, что человек представляет сам по себе, и насколько силен и организован коллектив, на солидарность которого он может рассчитывать.

Если в эпоху социального коллапса вы хотите выжить не в качестве озверелого члена стаи, а сохранить семью и человеческий облик, то эскапизм и «схроны» - крайне неудачная стратегия. Размер общины должен быть достаточно большим, чтобы она могла легко справиться с мелкими стихийными бандами, а крупные и организованные предпочитали с ней договорные отношения. Чем крупнее сообщество, тем проще и (относительно) дешевле для него будет наладить тотальный контроль над прилегающей территорией и охрану границ.



С другой стороны, чем больше людей, тем больше потребуется ресурсов и тем меньше можно полагаться на «первоначальный капитал» в виде складов, оставшихся от мирного времени. В условиях изоляции, людей не должно быть больше, чем способна прокормить контролируемая территория. Эта величина непосредственно зависит от локальных сельскохозяйственных и топливно-энергетических ресурсов: плодородная почва, большие запасы чистой воды, нефть, уголь, торф, лес, не разрушенные атомные и гидроэлектростанции, природная транспортная система в виде крупной реки или разветвленной речной сети.

Понятно, что мегаполису не выжить ни при каких условиях. И главная причина - даже не размер территории, потребный для обеспечения. Рассуждая теоретически, самоуправляемый мегаполис мог бы выжить, разослав «продотряды» и обложив данью полстраны (человеческих ресурсов ему для этого хватит). Проблема в том, что он не выдержит первой фазы инфраструктурного кризиса. Население мегаполиса разнородно, атомизировано и склонно к панике. В первые же дни кризиса миллионные мятущиеся толпы просто разнесут город вдребезги. Тут же начнутся войны между силовыми, криминальными и этническими группировками, которые довершат разгром.

Несколько лучше шансы у областных центров с населением не более полумиллиона человек, особенно если население этнически однородно (нет повода для конфликтов), а управляют городом разумные энергичные люди. Здесь, опять же, крайне важен первый этап кризиса: сумеет или нет руководство сохранить целостность региональной инфраструктуры и важнейшие объекты, такие как атомные и гидро электростанции. Без этого, «на подножных кормах», полумиллионный город выжить не сможет.



Гораздо лучше шансы на выживание у городков и крупных сел размером от 5 до 100 тысяч человек, с преобладанием одноэтажной застройки. (Разумеется, если это не спутник мегаполиса) Такие поселения способны прокормить себя сами, даже не обладая какими-то ресурсными бонусами. В России большинство жителей таких поселений и сегодня кормятся с приусадебных участков или расположенных неподалеку дач. Другой плюс маленького города - большая плотность социальных сетей, которые сосредоточены фактически в одной точке. Жители там друг друга знают в лицо и им проще достигнуть доверия и сплоченности, чем населению мегаполисов.

Членам такого сообщества не обязательно скапливаться в одном месте. «Полисом» может стать и группа деревень (например, историческая Спарта). Очищение территории от банд и охрана рубежей позволят рассредоточить значительную часть городского населения в сельской местности, по небольшим поселкам, фермам. Единственная серьезная проблема - зимнее отопление в тех регионах, где нет собственной нефти, газа и угля. В Средней и Северной России эта проблема решается за счет больших запасов леса и торфа. Со временем энергетический голод можно компенсировать с помощью биотоплива и мини-ГЭС (средние и мелкие речки есть повсеместно).

Но главное - не экономика, а люди.

Выживание таких поселений целиком зависит от способности жителей быстро самоорганизоваться и навести порядок собственными силами. Если смогут - то выживут. Если не смогут - то вымрут, будут постепенно «съедены» бандами, пришедшими со стороны или составленными из собственных отморозков. Впрочем, некоторый шанс получают поселения, попавшие в сферу влияния и опеки новоиспеченного полиса (который, естественно, будет наводить порядок в ближайшей окрестности).

Любопытно, что авторы «постапокалиптической» литературы очень редко вспоминают, что человечество в ходе своей истории уже выработало оптимальный формат социума, абсолютно выигрышный в ситуации национального дробления и «войны всех против всех».

Это - полис, самоуправляемый вооруженный город античного или средневекового образца.

Подчеркнем: не банда, не родовой клан, не «тараканы на складе», а именно полис. Полис отличает воля граждан к самоорганизации, желание и умение самоуправляться, сплоченность и взаимное доверие, готовность полагаться только на собственные силы и совместно решать возникающие в городе проблемы.



Учитывая этот исторический опыт, «постапокалиптическая история» будет выглядеть несколько иначе, чем ее рисуют популярные авторы:

1. На первом этапе кризиса произойдет дифференциация поселений на те, которые сумеют превратиться в полисы и обеспечить элементарное выживание, и те, которые потерпят социальный коллапс, вымрут или рассеются. Территория последних станет прибежищем многочисленных банд, которые будут совершать набеги на очаги цивилизованной жизни.

2. На втором этапе полисы начнут координироваться друг с другом для «зачистки» промежуточной территории от банд и деградантов. Все банды будут раздавлены либо ассимилированы, вся территория страны будет поделена между полисами.

3. Как только зачистка местности позволит восстановить транспортное сообщение между соседними городами, начнется взрывной рост политических и экономических связей (как на равноправной, так и на иерархической основе). В зависимости от региональной специализации, начнутся обмены «продовольствие на топливо», «топливо на оружие и машины» и т.д. Слабые полисы будут искать покровительства сильных полисов, сильные полисы будут создавать союзы и т.п.

4. На этом этапе возможны межполисные войны, особенно учитывая, что в некоторых местах к власти могут прийти агрессивные и деструктивные силы. Но как показывает история полисных сообществ, чистый «негатив» не имеет перспективы. В крупных межполисных столкновениях победу всегда одерживает не «Мордор», а сила, несущая позитивную программу. Носителем объединяющей воли может быть как равноправный союз полисов (Ломбардская лига, Ахейский союз), так и полис-лидер, создающий империю (Рим).

5. В итоге на территории страны образуется одна или несколько полисных конфедераций. Дальнейшая эволюция этой системы зависит от внешнеполитических условий. Финалом истории может стать новая империя, или новое национальное государство, или система таких государств. Возможен и другой исход - вступление местных полисов в глобальную «Северную Конфедерацию», которая объединит все регионы мира, сохранившие в эпоху кризиса европейский образ жизни.

Наступит ли серьезный кризис еще при нашей жизни, и как долго он продлится, - об этом можно только гадать. Однако угроза такого кризиса, на фоне абсолютной неподготовленности к нему, способна стать предметом международного и внутриполитического шантажа. Самое плохое и некомпетентное правительство может прятаться за аргументом: «Наша дурацкая власть все-таки лучше, чем полный хаос и распад. Не раскачивайте лодку!»

И людям нечего на это ответить.

Человеку вообще свойственно заботиться о будущем.

Большинство людей имеет если не сбережения в банке, то хотя бы пенсионную карточку. Большинство рождает и выращивает детей, дает им образование. И удивительно, что строя планы на будущее, люди никак не готовятся к ситуации, которая может перечеркнуть их в один момент. Читая сводки с «мирового финансового фронта», разумный человек не может не задумываться: «Я, моя семья и мой город абсолютно не подготовлены к глобальному кризису. Как только он случится, меня, моих близких, моих детей в течение нескольких недель (а то и дней), ожидает жестокая и жалкая смерть». Не потому ли так популярны идеи «схронов» и прочие тщетные рекомендации на случай «Конца Света»?



Выживать придется городами - или никак.

Вероятность вашего личного выживания в эпоху мирового кризиса непосредственно зависит от способности жителей вашего города к быстрой самоорганизации. «Полисный фундаментализм» необходимо развивать заранее, уже сегодня. Речь, конечно, не идет о том, чтобы «подпольно бороться за превращение родного города в суверенное государство». Самоуправление и суверенитет - это разные вещи. Большинство исторических полисов не были суверенными государствами и входили в состав более крупных образований (союзов, империй, национальных государств). Особенность полиса в другом: это социальный механизм, обеспечивающий тотальное участие всех граждан в решении общих проблем. И наоборот, главное уязвимое место современных социумов состоит в том, что в критической ситуации каждый стремится остаться в стороне, и в результате при коллапсе больших систем люди становятся абсолютно уязвимыми. В итоге даже небольшие сплоченные группы могут превратить миллионы людей в скот для забивания и стрижки.

В социумах с неевропейской ментальностью в качестве страховки культивируется сохранение древних родоплеменных «машин для выживания», которые существенно увеличивают шансы индивидов. У европейцев «фундаменталистской машиной для выживания» исторически является полис. И подобно тому как другие народы заботливо сохраняют родоплеменную и клановую архаику, европейцы, в качестве социальной страховки, должны культивировать «полисный фундаментализм». Понятно, что значительная часть усилий в этом плане будет блокирована существующей системой. Но никто не помешает легально объединяться на общественной и экономической почве, именно в контексте повышения выживаемости города перед лицом катастроф.

В качестве старта можно взять программу подготовки экономической базы, которая необходима для автономного существования города во время инфраструктурных сбоев и экономических кризисов. Идею о том, что нужно увеличивать местное производство продовольствия, топлива и электроэнергии легко сделать популярной, если регион этими ресурсами себя не обеспечивает. Столь же популярной может стать идея внедрения различных технических средств, увеличивающих автономность отдельных домохозяйств или микрорайонов в плане снабжения теплом, водой, электроэнергией.

С точки зрения стимулирования регионального сознания, эта тема столь же сильна и убедительна, как и тема экологии региона. К ней можно подключить состоятельных и благополучных граждан города, объяснив им, что при коллапсе и криминальной трансформации городского социума им никто не поможет, они первые станут «пищей на празднике жизни».



В эпоху кризиса у горожан получится выжить только сообща, разделяя ответственность за происходящее в городе. Это один из секретов жизнеспособности полиса: «обреченные» на совместное выживание, все сословия города вынуждены объединиться и играть в одной команде. Даже если кризис не случится, такая «тренировка» позволит изменить сознание горожан и стимулировать превращение «спальных районов» в «креативный город».

/Сергей Корнев/

Tags: Война, Мнение, Общество
Subscribe
promo evan_gcrm february 9, 22:43 76
Buy for 20 tokens
Жизнь - лукавое обольщение, желанная сладкая ложь, а смерть - неожиданная горькая правда, которой лучше вовсе не знать. А узнав, отменить усилием воли и забыть навсегда. Из всех искусств, которыми следует овладеть мудрому человеку, важнейшим является искусство самообмана: пока…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments