evan_gcrm (evan_gcrm) wrote,
evan_gcrm
evan_gcrm

КИТАЙ ПОЧТИ НЕ ВИДЕН. Часть №7

Оригинал взят у galkovsky



КИТАЙ ПОЧТИ НЕ ВИДЕН. Часть №1
КИТАЙ ПОЧТИ НЕ ВИДЕН. Часть №2
КИТАЙ ПОЧТИ НЕ ВИДЕН. Часть №3
КИТАЙ ПОЧТИ НЕ ВИДЕН. Часть №4
КИТАЙ ПОЧТИ НЕ ВИДЕН. Часть №5
КИТАЙ ПОЧТИ НЕ ВИДЕН. Часть №6


Ирония судьбы заключалась в том, что единственной формой существования самостоятельного Китая был монархический милитаризм по типу Германской Империи, но реально осуществить эту программу можно было только при поддержке извне.

Извне же в едином Китае были заинтересованы только республиканские Соединённые Штаты. США в принципе имели ресурсы для реальной и даже фундаментальной поддержки Айсингоро и Юань Шикая, но... как я писал ранее, США были РЕСПУБЛИКОЙ.

Для поддержки империи у них не было женилки. В 1915 году «тихий американец» Фрэнк Гуднау, будучи советником президента Китая, опубликовал докладную записку о необходимости перехода к режиму военной монархии. Дубиноголовые американцы спровоцировали Юань Шикая на самостоятельные действия. Решение стать китайским императором тут же привело его к гибели (что, в общем, было ерундой), и подорвало надежды на компромисс с маньчжурской аристократией (а вот это было катастрофой).




До взбрыка с национальным императором маньчжуры не без оснований надеялись на возвращение статус кво – по принципу «а куда они денутся». Действительно, республика приводила к автоматическому распаду Китая на десяток государств и к окончательной потере колоний, а назначение на должность сакрального лидера этнического китайца сразу ставило его клан и его провинцию в привилегированное положение и заставляло навязывать сакральную власть реальной силой, которой не было даже у самого богатого и густонаселённого региона. В Китае не было не только Пруссии, но и Пьемонта. Таким образом, реальная консолидация должна была быть анонимной, а анонимность могли обеспечить только маньчжуры.

Но американцы были неспособны на столь сложные политические комбинации. Это могли сделать и легко – англичане. Но в цели англичан вовсе не входило воссоздание Китайской Империи.




Хороший пример степени вестернизации Китая. Начало 20-х. Сидит молодая императрица Елизавета (Вань Жун), сзади наставники: британец сэр Реджинальд Джонстон, и (не нужно недооценивать США) американка Изабелла Ингрем.

Почему это не сделали немцы до войны? С точки зрения метафизической дело в общей «неколониальности» немцев. А с точки зрения практики вероятно между англичанами и немцами существовало закулисное соглашение. Не надо забывать, что события в Китае воспринимались через призму младотурецкой революции. В Турции перед войной была создана германо-английская криптоколония. Она просуществовала несколько лет. После 1918 года эти страницы были тщательно вырваны из книги мировой истории.

«НЕ БЫЛО ЭТОГО».

Но это было и немцы перед войной это имели ввиду.

Во время войны немцы пытались сманеврировать.

Например, мало кто знает реальную коллизию Циндао. Обычно говорится, что это германская военно-морская база, которую во время войны захватила Япония. Так да не так. Учитывая общую геополитическую ситуацию, немцы решили передать Циндао Китаю, а японцы сыграли на опережение.




Та же императрица Элизабет в национальном костюме.
;)



Весьма вероятно, что Германия во время войны участвовала в инспирации Юань Шикая, чтобы использовать консолидированный Китай против Антанты.

Этот вопрос требует отдельного изучения.
Но такая версия объясняет много фактов.

Например крайне расплывчатую подачу убийства Юань Шикая. Считается, то ли он заболел, то ли отравился, то ли его отравили. В качестве возможных заказчиков тоже называются разные фигуры. Как говорят англичане, «если считают долго, значит, считают неправильно».




Дикий азиатский деспот Пуи, в миру -
«мистер Генри»


Интересно, что события 1917 года в РИ имели зеркальное отражение в Китае, правда, в форме восстановления монархии (а какая разница?). Один из юаньшикаевцев, маршал Чжан Сунь ввёл войска в Пекин и провозгласил Пуи императором, разумеется декоративным. Эта инициатива обычно недостаточно освещается историографами современного Китая. Монархический переворот происходил на фоне возни вокруг втягивания Китая в войну. В общем Антанте это было не нужно, но к 1917 году ситуация изменилась. В феврале РИ де факто вышла из войны и надо было создавать резервный фронт на Дальнем Востоке. Кроме того, США, вступившие вместо России в Антанту, были заинтересованы в Китае. Таким образом, они нейтрализовывали чрезвычайно усилившееся в Пекине влияние японцев.

Неизвестно, в какой степени немцы действовали на свой страх и риск, а насколько это было побочным результатом антирусской кооперации Англии и Германии. Сам Чжан Сунь в течение двух недель был отстранён от власти и укрылся в голландском посольстве. (Голландия тогда занимала нейтральную англо-германскую позицию, именно там вскоре укрылся Вильгельм II.) Вскоре после этого Китай объявил немцам войну.




Гольф с принцессками.


Несмотря на то, что переворот происходил на фоне внутренней анархии и мировой войны, маньчжурская императорская семья не только не пострадала, а всё вернулось к статусу кво.

Обычно это объясняется фарсовостью путча, но как раз фарсовости там не было. Всё было достаточно серьёзно, дело поддержало пекинское правительство, значительная часть генералитета, а также масонское руководство Китая. Все здравомыслящие люди вполне убедились в ПОДЛИННЫХ результатах революции (развал страны), и дорого бы заплатили за то, чтобы свернуть лавочку Сунь Ятсена. Возможно, что Чжан Сунь не обладал весом Юань Шикая, в конечном счёте это был только губернатор одной из северных провинций. Его обвиняют в том, что он слишком потянул одеяло на себя, не дав Айсингоро даже подобия реальной власти. Наверное так и было. Если бы так поступил Юань Шикай, ситуация развивалась бы иначе. Но и Юань Шикай и Чжан Сунь поступили так, как они поступили, потому что так захотели взрослые.

Китайцы после 1911 уже ничего не решали.

Решали за них.

Совершенно понятно, что революция 1911 года это революция шпионов и вся история Китая 1911-1950 года это шпионский детектив.
Похоже на то, будто бы в 1917 год в Россию от Германии приехал Ленин №1, от Англии - Ленин №2, от Франции - Ленин №3, от США - Ленин №4, от Японии - Ленин №5 и они тридцать пять лет до посинения колупались «кто кого».





Просто мистер Генри.
Китайский цирк продолжается.


НО.

Во-первых тогда получается, что с 1911 по 1950 Китай был всё же не колонией и даже не марионеткой, а «серой зоной». Это некоторая степень независимости, причём существенная. Конкуренция шпионов не позволяет осуществлять правильный шпионаж и диверсии. Такую страну инспирировать очень сложно. Точнее очень легко, но это «легко» превращается в «слишком». Достаточно показать небольшую пачку денег – тут же набежит десяток китайских ильичей и будут наперебой предлагать свои услуги. По-серьёзному. Могут взорвать завод или мост, заключить кабальный договор, втянуть страну в ненужный ей военный конфликт.
Но их МНОГО.

И это ещё не всё. Расторопный китайский шпион будет работать на всех одновременно. Только платите деньги. Китаец это не тяжеловесный и мрачный русский подлец-«идеолог». Это «Фигаро там, фигаро – здесь», природа китайцев южная, итальянская.




Япония 1934 год. В образе «агента 007».
Если вы понимаете, о чём я.


Это создаёт большие трудности для изложения, тем более краткого. Например, очевидно, что Сунь Ятсен работал на японцев. Но он также был английским шпионом, это вполне понятно и объясняется англо-японской кооперацией. Однако у него также были определённые отношения с американцами.
И с французами.

Но это ещё не всё.

Китаец последовательный оппортунист и предатель. Предаёт он всерьёз и вовсе не фиктивно, но сама логика постоянных предательств превращает его в броуновскую частицу, которую трудно использовать в долгоиграющих комбинациях. Китай это не шахматы, а бильярд. Оппортунизм здесь не продуманная доктрина, а следствие азиатской наивности. Хотя американцы и постарались обернуть примитивность китайцев в философскую обёртку «прагматизма».

Но причины не отменяют следствия – в итоге с китайцами колонизаторам работать сложно и сумасшедшая мельница предательств остановилась в Китае на положении максимальной национальной выгоды. Китайцы предавали "Родину" с артистизмом, как бы резвяся и играя. Своё они часто получали, но это не отменяло схемы пьесы.
Цирк, фарс, водевиль, игра на аккордеонах.

Однако вернёмся к китайскому императору.

Итак, вместо того, чтобы в 1912 году свернуть шею шестилетнему гадёнышу, его делают владыкой пекинского ватикана, в 11 лет его на две недели провозглашают реальным императором Китая, и опять-таки вместо того чтобы утопить в арыке или сбросить в шахту, возвращают в исходное положение.

Тут, летом 1919 года на горизонте появляется добрый шотландский дядюшка, призванный благоспоспешествовать дальнейшей цивилизации китайских братьев по разуму – «филолог» Реджинальд Джонстон.
Китайская Империя Англии была не нужна.
Но поскольку пекинский двор продолжал являться элементом политических интриг, то кому как не... Кроме того, сокровищницы запретного города ломились от антиквариата. Начался гольф, лаун-теннис, «Алиса в стране чудес» - именно по этой книге Пуи выучил английский язык (надо отдать должное – блестяще).

Сам учитель, сэр Реджинальд Флеминг Джонстон счастливо сочетал интерес к китайской поэзии, например, с должностью главы администрации Вейхавея – английской военно-морской базы. Сколько я могу судить, он работал прежде всего лично на королевскую семью, и главной его задачей, кроме сбора информации, являлось изъятие сокровищницы. Последнее он проделал с блеском, сделав орудием акции самого императора.

После ограбления Запретный город подожгли.

(Кстати, по ряду признаков я пришёл к выводу, что оперативная работа англичан на Дальнем Востоке прямо координировалась с аналогичной деятельностью в России. Вероятно, соответствующая контора была создана временно, в период желтороссийского форс-мажора, а после 1905 её не разукрупнили из-за английского консерватизма и потому что «хорошо пошла». В этой связи дополнительными красками играет «помощь» англичан в налаживании русских разведслужб на Дальнем Востоке после нормализации 1907 года.)

Поскольку власть императора в Китае была полуфикцией, отстранение императора от власти тоже носило полуфиктивный характер. Именно потому что речь шла о китайском цирке, там происходил постоянной эквилибр. Каждый милитарист стремился в той или иной степени подтвердить свою легитимность перед конкурентами формальной причастностью к императорской власти. В конечном счёте это верно даже для коммунистов.

В результате развала Юг вообще дезинтегрировался, а Север состоял из нескольких блоков, каждый из которых какое-то время контролировал Пекин и старался, кроме всего прочего, установить отношения с императорским двором.

Характерный случай произошёл в 1922 году во время церемонии бракосочетания Пуи. Представитель президента китайской республики принес императору официальные поздравления, как иностранному монарху. Поклонившись в конце, он внезапно подпрыгнул и завизжал: «Это было от имени республики, а теперь ваш раб лично приветствует ваше величество!» – и, грохнувшись на четвереньки, стал отбивать земные поклоны.

В городах Китайская Республика более-менее изображала свергнутую династию «маньчжурами», но в деревнях люди этого ничего не понимали (да и нечего было понимать). Да и в городах большинство только делало вид, что понимает. Даже со стрижкой «маньчжурских» кос всё было не так гладко. Резали их большей частью из-под палки. Например, маршал Чжан Сунь, о котором говорилось выше, и все его подчинённые демонстративно носили косы.

Кроме явно не получавшейся интеграции «по белому» был ещё чёрный вариант – апелляция к инстинктам толпы на уровне «круши всё». Этот вариант для официального Пекина был заблокирован (позже я скажу как и почему), но гипотетически его могли возглавить сами Айсингоро.

По мере продолжения хаоса стабильный «Ватикан» всё больше превращался не только в немой укор, но и в потенциальную угрозу глобального бунта, столь характерную для Китая. Поэтому в 1924 году один из милитаристов, а фактический весь истеблишмент Китая, лишил императорскую фамилию экстерриториального статуса. Пуи, будучи уже взрослым человеком, переехал из запретного города на виллу, находящуюся на территории японского сеттльмента в Тяньцзине.

Здесь он жил как частное лицо, пока в 1932 году не стал императором независимой Маньчжурии. Это произошло совершенно внезапно.




Императоры Маньчжурии и Японии. Потом будут
утверждать, что всё это бутафория.


И сам Пуи, и японцы, и Запад и естественно СССР после войны всячески принижали самостоятельность Маньчжоу-Го, но эта страна имела все государственные атрибуты (флаг, армия, денежная система, идеология, посольства) и конечно была независимой.
Примерно как ГДР.




Пуи и японский император. С династической точки
зрения старший здесь Пуи


Огромную роль играло руководство квантунской армии, но Пуи сидел на месте безвыездно, а например японские главнокомандующие сменились шесть раз. Между прочим, японцы сразу передали независимой Маньчжурии Порт-Артур (конечно сохранив за собой военные объекты). Пуи поступал очень мудро, стремясь максимально японизировать Маньчжурию. Он ввёл культ Аматерасу, установил личные контакты с японской императорской фамилией, его брат Пуцзе женился на японской аристократке (сын этой четы должен был унаследовать маньчжурский престол).




Пуцзе и его жена Сага Хиро


Это всё больше заставляло японцев видеть в маньчжурах не покорённую территорию, а младших партнёров. В Маньчжурии быстро развивалась промышленность, причём, в отличие от Кореи или Тайваня, с большой долей местного капитала. Наконец Пуи не лез в континентальный Китай, его войска не принимали непосредственного участия в китайской войне, а дипломаты стремились перенаправить японские усилия в русло общей деколонизации Дальнего Востока.




А это я просто так поместил. Гениальная фотография.
Цирк продолжается.


При всём том Пуи никогда не обрубал концы и сохранял гипотетическую возможность восстановления китайского престола на правах унии. Сила Пуи заключалась в том, что он был актёром, а по ходу исторических событий роль декоративного «конституционного» управления была вполне востребована.




На курорт в СССР


После капитуляции Японии Пуи попадает в СССР.

Существует несколько версий этого казуса.

Полагаю, что наиболее вероятный - это передача Пуи японцами после достигнутого соглашения с англичанами. Благодаря посредничеству Лондона Японии удалось избежать «безоговорочной капитуляции» и последующей оккупации своей территории. Формально переговоры велись между Виндзорами и японским императором. Вероятно, последний выторговал льготу и для Пуи. Передача главы Маньчжурии Сталину сразу решала сразу две проблемы – его возможный захват американцами и смертную казнь в результате инсценированного политического процесса.

На такое решение указывает судьба Пуи в СССР. Он жил в сравнительно мягких условиях. Никто его там не пытал и не перевоспитывал.

Вероятно, он надеялся со временем оказаться в Японии, как это произошло с японскими военнопленными, но в 1950 году его выдали Коммунистическому Китаю. Позднее я скажу, почему это решение не было решением Сталина.




Китайский цирк (он же тюрьма). Действие пятое –
«перевоспитание трудом»





Сочинение на заданную тему. Работа виртуозная:
один лишний иероглиф – одно лишнее отверстие в черепе.





На свободу с чистой совестью


Но... И здесь он жил в сравнительно нормальных условиях и в конце концов был помилован. Многие члены императорской фамилии вообще не подвергались наказаниям.




Воссоединение семьи. Император Пуи, его брат принц Пуцзе, и их дядя принц Цзайтао. Людей улучшили, все в английских френчах, ставших новой национальной одеждой. Но все ЖИВЫ. А как же страшный коммунистический Китай?




Принц Цзайтао в Петербурге. 1910 год.

Разумеется от них требовалась полная лояльность, вплоть до слёзных просьб о вступлении в КПСС или КПК, но в общем это ничто. «Ни один утёнок не пострадал».

Пуцзе в 1978 вошёл в состав китайского парламента, а в 1988 – в состав его президиума. С большой долей уверенности, можно сказать, что сам Пуи, доживи он до смерти Мао, получил бы как минимум эквивалентный пост.




За хорошее поведение в тюрьме со склада
выдали новый френч





После тюрьмы за хорошее поведение выдали жену.
Кегебистка из простых. Цветы это не только
семейное счастье, но и работа. Теперь Пуи
садовник. «А цирк продолжается».


Последние годы Пуи был садовником императорского парка в Пекине и архивариусом национальной библиотеки. Умер на свободе в 1967 году. Навряд ли бы с ним что-то сделали маоисты. С родственниками же не сделали. Его даже не исключили из состава Народного политико-консультативного совета Китая – элемента полуфиктивной, но всё же многопартийной системы.

(До такого ублюдочного кретинизма как однопартийная система Китай не дорос. Даже в Северной Корее есть несколько партий. Советские люди примерно понимают, где они жили, но только примерно. Китайский вариант был недостижимой мечтой даже для периода хрущёвской оттепели. Тогда очень робко и заикаясь бурчали про «нерушимый блок коммунистов и беспартийных», то есть как-то сюрреально допускалась особая «партия беспартийных», но только методом телепатических сигналов. Развернуть мысль на словах – немел язык. Как это, «несколько партий»? «Партия» - это ясно что. «Купил - выпил». Чего уточнять-то. Что купил ясно, что выпил – тоже. «Вы член партии? – Смотря какой» - было анекдотом, люди понимающе смеялись. Это не Азия. Это АФРИКА.)

Китаец предаёт легко и без сожаления, но эта лёгкость позволяет ему сохранить лицо. На самой глубине падения он вполне сознает, что всё ещё повернется десять раз, он сменить по кругу всех хозяев и останется при своём интересе.

А интерес у него не такой уж и шкурный, как это кажется.

Китаец любит родину и родню, для него очень важна идея преемственности и хорошая память о себе. Даже материальное благополучие, к которому он так стремится, итогом имеет оставление наследства потомкам. ЭТО вершина китайского бизнеса, а не нагибание конкурентов и не личное преуспеяние.
Китаец трудолюбив и уже это плохо сочетается с предательством. Предатель лентяй, стремящийся жить за чужой счёт.
За счёт чего жили сотни лет миллионы китайцев?
Только за счёт себя и своего трудолюбия. Все их колонии при значительности территории не могли бы прокормить и одной провинции.

Китайцы колонисты, но они не колонизаторы.




Итог жизни. Перед смертью Пуи приняли в пионеры.
Начал гольфистом и императором, закончил скаутом
и советским "пенсионером". Партия.



Индивидуально китаец подлец.
Но это не подлый народ.





Представьте нашего цесаревича Алексея в образе первой
фотографии... и последней. Не можете? А китайцы смогли.


Tags: История, Китай, Мнение, Человеческий мир
promo evan_gcrm april 1, 19:05 5
Buy for 20 tokens
Источник: maksym_tt Не так давно был на встрече умных людей. Так сказать повезло. Где обсуждались в том числе и вопросы системы общественных отношений. Слушал, смотрел. Рисовались различные схемы. Круги влияния, пирамиды власти. Иногда с одной вершиной, иногда, описывая…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments