evan_gcrm (evan_gcrm) wrote,
evan_gcrm
evan_gcrm

КИТАЙ ПОЧТИ НЕ ВИДЕН. Часть №8

Оригинал взят у galkovsky



КИТАЙ ПОЧТИ НЕ ВИДЕН. Часть №1
КИТАЙ ПОЧТИ НЕ ВИДЕН. Часть №2
КИТАЙ ПОЧТИ НЕ ВИДЕН. Часть №3
КИТАЙ ПОЧТИ НЕ ВИДЕН. Часть №4
КИТАЙ ПОЧТИ НЕ ВИДЕН. Часть №5
КИТАЙ ПОЧТИ НЕ ВИДЕН. Часть №6
КИТАЙ ПОЧТИ НЕ ВИДЕН. Часть №7


Если молодого Пуи можно сравнить с Алексеем, то Пуи после 1945 – с Николаем. Пуи 14 лет управлял большим государством, бывшим в вассальных отношениях с проигравшей империей. Что делали с квислингами даже в Европе, можно не напоминать.

Сначала Пу И удаётся укрыться от расправы в СССР. Звучит фантастично, но факт. Он живёт с семьёй на вилле Блюхера под Хабаровском, играет в теннис. Кругом заповедная природа, фонтаны, спецпитание. В 1946 году выезжает в командировку в Японию, где выступает на процессе против японских «военных преступников» в роли почти обвинителя.

Англичане пока не знают, как будет развиваться ситуация. Может в Китае будет монархия. Вот Пуи и сохраняют до лучших времён.

Вдруг пригодиться.

А агент ценный.


Но это как сказать.

Сталин членов политбюро расстреливал. Кирова. Уж за Вавилова как англичане просили, но уж больно кот зверь противный. У Шарикова ИНСТИНКТ. Он бы и рад, а ничего не может с собой поделать. А тут император под Хабаровском харчуется. Покушал лобио, да и изошёл кровавым поносом. Всякое ведь бывает.

Поэтому Пуи действовал. Боролся. По-своему, по-китайски.

Во-первых, он сразу просёк, что перед ним масонские начётчики с промытыми до звона мозгами. В общем - религиозные безумы. Логика сохранена, но англичане процессор перепаяли до состояния пены изо рта. Это штука китайцу понятная, потому что традиционный Китай на такой «науке» и стоял. Там для всех чиновников проводились периодические «экзамены», люди учили наизусть разную тарабарщину, стихи, рисовали картинки, несдача экзамена была трагедией, пагубно сказывающейся на карьере и т.д. и т.п.

Поэтому Пуи сразу же из Пуцзе и ещё двух родственников организует марксистский кружок. У кружка было два часовых занятия в день – утром и вечером. На утреннем учили наизусть «Краткий курс ВКП(б)» и сталинские «Вопросы ленинизма», вечером – читали газету «Голос правды», издававшейся СССР на китайском в Порт-Артуре.

Дальше – больше.

Тарабарщина изучена, Пуи подаёт заявление на вступление в ВКП(б). Мол, изучил марксизм, проникся, полностью поддерживаю, гениально, хочу быть рядовым членом партии, строить коммунизм. Ему отказывают, он благодарит за отказ: да, недостоин, буду работать над собой дальше, читать гениального Квадрачернопотама. Потом пишет заявление снова. Потом опять. Плачется в жилетку особисту из НКВД, почему его не принимают в партию. Растерянный особист оправдывается, Пуи наседает:

- Разве в ВКП(б) есть хоть один император? Нет? – А теперь будет. Ну, примите, а. Я понимаю, что не до конца перевоспитался, но я перевоспитываюсь. Кружок. Переписка Энгельса с Каутским. Примите, а?

Пуи пишет многочисленные письма товарищу Сталину, где благодарит его за науку и за саму жизнь:

«В течение более десяти лет я находился под тяжелым гнетом и строгим контролем японцев, в силу чего не имел никакой возможности получить научные знания. Я выражаю горячее желание изучить социализм в Советском Союзе и другие науки».

«Моя жизнь полностью дарована мне Советским Союзом. Поэтому категорически, в абсолютном смысле этого слова, невозможно передать ни на бумаге, ни на словах той благодарности, которую я испытываю к Правительству Советского Союза и к Красной Армии. В силу этой причины я решил во что бы то ни стало поселиться в пределах Советского государства и посвятить себя изучению последних достижений науки… Я буду работать не покладая рук, при наличии единой жизни меня и СССР, с тем чтобы отблагодарить СССР за такое благодеяние, как спасение моей жизни».

«Уважаемый генералиссимус Сталин! Большую часть своего существования я провел среди морально разложившихся чиновников, среди военщины, с ее честолюбивыми замыслами, а также среди империалистически настроенных людей. Мне некуда даже было обратиться за добрым советом».

«Я пользуюсь вниманием и великодушным обращением со стороны властей, начальника УВД, начальника и сотрудников лагеря. Я чувствую себя спокойно и уверенно во всем. Здесь я впервые начал читать советские книги и газеты. Впервые за 40 лет жизни я прочитал Вашу книгу «Вопросы ленинизма» и «История ВКП(б)», узнав, что СССР действительно самая демократическая и прогрессивная страна в мире, путеводная звезда малых и угнетенных народов мира…У меня одинаковые интересы с советскими людьми, одинаковое стремление поработать для развития и процветания СССР».

Какая Англия?
Только СССР!

Мечтаю жить в СССР под руководством великого Акакия Гнилочебурекидзе!

Когда по возвращении из токийской командировки самолёт приземлился в Хабаровске, Пуи встал на колени и поцеловал родную советскую землю.

Виллу под Хабаровском ему не сразу дали-то. Сначала жил в спецлагере для японских генералов. Это конечно не урановые рудники. Но и не вилла. Чтобы выйти на уровень виллы Пуи пришлось поработать.

Но в 1950 году ставка была сделана на коммунистический Китай и Пуи стал не нужен.

Тогда его передали маоистам на расправу. Не думаю, чтобы у Пуи сохранялась надёжная бронь. Англичане подарили его своему сатрапу. Мол, делай что хочешь. Пуи так и понял и хотел покончить с собой.

Но потом смекнул, что есть и бонус. Тут нет языкового и культурного барьера. Свой брат, китаец. Включу придуривание на полную мощность, может и проскачу.

И проскочил.

Китайцы его и других репатриантов повезли на поезде вглубь Китая.

«Вдруг мне послышалось, что мой племянник Сяо Сю шепчет кому-то слова, похожие на «монархия», «демократия». Я закричал:
– О какой монархии можно сейчас говорить! Кто посмеет плохо отзываться о демократии, с тем я буду биться до конца!
Все были озадачены моими словами. Я же истерично продолжал:
– Чего вы на меня уставились? Все равно расстреляют только меня. Вам-то чего бояться?
Солдат повел меня на место и говорил, успокаивая:
– Вам нужно как следует отдохнуть.
Я, словно заколдованный, держался за него и шептал:
– Это мой племянник, у него дурные мысли, и он против демократии. Есть тут еще один, по фамилии Чжао, бывший офицер. В Советском Союзе он говорил много плохого…»

Это он о себе в лагере САМ так вспоминал. Мол, гнида, сдаю родственников. А что делать – император.

Более чем вероятно, что он так себя и вёл. Только ни один его родственник не погиб. Потому что перед нами Мастер.

В воспоминаниях Пуи трогательно рассказывается, как он был совершенно неприспособлен к бытовой жизни, не умел зашнуровывать ботинки и чистить зубы, ходил в заляпанной робе и только благодаря заботливым воспитателям научился в китайской тюрьме обихаживать себя.
(Напомню, что всю эту ерунду писал человек, например прошедший школу фехтования и рекогносцировки на местности.)

В маоистской тюрьме его конечно отлично кормили, дали возможность продолжить политзанятия и т.д.

Вот шедевр в воспоминаниях на заданную тему:

«В моем представлении допрос преступника был невозможен без жестокостей. Во дворцах Запретного города, наказывая провинившихся евнухов и слуг, я неизменно применял пытки.
Я боялся смерти, но еще больше я боялся пыток... Я готов был умереть даже от оплеухи, которые в прошлом сам раздавал своим подданным. Я считал, что в тюрьме у коммунистов невозможно не страдать от жестокого обращения..»


Каково же было моё удивление, когда...

Началось перевоспитание. Например Пуи скрыл от народной власти 468 предметов из золота, платины и бриллиантов, которые он, находясь в тюрьме, прятал в чемодане. Наконец гуманное отношение к нему тюремщиков помогло ему осознать, что это нечестно.

Пуи пишет заявление:

«Я, Пуи, потерял совесть. Правительство относится ко мне столь гуманно, а я сокрыл эти вещи, нарушил распорядок тюрьмы, нет, нарушил закон государства. Эти вещи не мои, они народные. Только сегодня я понял это и решил больше ничего не утаивать».

Пуи якобы лично приносит чемодан сокровищ начальнику тюрьмы и рыдает у него на груди.
Вы, наверное, испытываете угрызения совести? – спросил начальник.
- Все последнее время я не находил себе места, я боялся признаться, боялся, что за откровенность не получу снисхождения.
Почему же? – Улыбнулся уголками губ начальник тюрьмы. – Не потому ли, что вы император?
- Да, начальник.
Ничего удивительного в этом нет. Ваше прошлое не могло не повлиять на ваши взгляды. Я же, со своей стороны, могу лишь повторить: политика коммунистической партии и народного правительства – это политика дела. Коммунисты слов на ветер не бросают. Независимо от социального происхождения в прошлом, все, кто откровенно признают свои ошибки, могут рассчитывать на снисхождение. Тем, кто успешно проходит перевоспитание, срок наказания может быть снижен, а отличившиеся в работе могут быть удостоены награды. Все в человеке. Свыше года вы скрывали свои драгоценности, не передавали их властям и нарушали тем самым тюремные порядки. Но раз сегодня, признав свою ошибку, вы сами пришли и откровенно обо всем рассказали, значит, вы раскаялись, и я решил вас не наказывать.

Конечно это только вершина айсберга машинерии Пуи.

Если подумать о реальных приключениях фамильных драгоценностей Айсенгоро, то 90% осело в Англии, а 10%, которые остались у Пуи - в виде вещиц или вырученных за них средств, - то, судя по его биографии, распорядился он ими с умом. Предполагаю, что у человека было 50 банковских счетов и 200 закладок по всей Маньчжурии, шёл перманентный торг. Людям попроще говорилось, где пенёк с зарытыми рядом платиновыми часами, людям посерьёзнее сообщался номерок счёта в Гонконге.
Была также торговля инфой и все дела.

Конечно, если бы его решили сразу убить, ничего бы не помогло. Наверно мнение не трогать из Лондона всё-таки поступило. Но явно вялое (иначе бы его вывезли на Запад). А главное - управление криптоколонией очень грубое. там мелкие приказы не проходят. Ввести танки в Прагу это для криптоколонии просто. А убрать компрессор из-под окон английского посольства - переписки на полгода. Да никто и не будет позориться такую мелочёвку приказывать. Пуи был предоставлен сам себе и барахтался в океане мировой истории маленьким китайчонком.
Успешно барахтался.

К середине 50-х китайское руководство поняло – у них в лагере сидит СМЕШНОЙ ЧЕЛ. Пуи был забавный. В лагерь потянулась вереница маршалов и членов ЦК. «Посмотреть зверушку».

- Слышали мы, что ты тут перевоспитываешься. Добре. Есть ли какие жалобы по распорядку, замечания?
- Всё прекрасно.
- Ну-ну. А кормили где тя лучше – у нас в тюрьме, или во дворце?
- Здесь пища вкусная. В прошлом в императорском дворце я заказывал не менее 48 блюд, иногда супруга еще заказывала более десятка. Хотя это были все изысканные закуски и роскошные блюда, однако, все не съедалось, да и не было аппетита. Сейчас здесь хотя нормы приготовления пищи не такие как раньше, но, чувствуешь, как вкусно когда ешь, я одним махом могу съесть шесть пирожков, каждый из которых весит по два ляна.
– Целых шесть? Такого не может быть! А можно ли это переварить?
– удивился Хэ Лун.
– Нет вопросов! Подвигаешься, подвигаешься, поработаешь немного и все будет нормально.
– А ты можешь работать?
– Вначале, когда только начинал – не мог, сейчас могу сделать много. Сажать цветы, грузить машину, таскать уголь, вносить удобрения, убирать овощи – я все могу делать.
– Работает неплохо! Даже получал поощрения в исправительной колонии,
– дополнил начальник колонии Сунь.
- Раньше те, кто становились императорами, обычно не доживали и до 50 лет, – сказал Хэ Лун.
А ты живешь по такому распорядку, окреп телом, пища также вкусная, так что можно дожить и до ста лет!
- Да, я тоже чувствую себя почти так!.


В комнате послышался смех.

А потом где-нибудь за столом, знатный партиец, развалясь перед громадной миской с пельменями, рассказывал друзьям и домашним:

- Ну что, как-то заехал к товарищу Вану из второго управления. Он меня свозил в лагерь императора посмотреть. Дал я этому Пуи указания большой важности, он долго благодарил. Условия содержания у него удовлетворительные. Пусть перевоспитывается, засранец. Я ему так и сказал: смотри, засранец, всё в твоих руках. Много нагадил народу, а народ он такой: может стереть в порошок, может и простить. Что вы думаете? тут же достал ручку и записал мысль. Может и получится толк из человека. Да... А шёл обратно, поскользнулся смешно и упал. Кепка в потолок. Я хохочу, все хохочут и он хохочет. Смешной мужик. Я приказал на следующий день дать ему чашку риса. Пусть поест.

А мать на сынка смотрит, и радуется. Эх, в родной деревне не знают. Мой-то старшенький самого императора учит. Большой человек!

Партиец тоже радуется. Разыграл с Пуи знатный спектакль. Получилось хорошо, человек тему знает.

Так Пуи и выжил.
И китайцы.


В ЗВЕРСКОМ Китае. В китайском «море крови» утонуло удивительно мало. Переплыли его китайцы по масштабам трагедии, считайте, без потерь.

Потому что барахтались.

Лишь тот достоин жизни и свободы,
Кто каждый день за них идёт на бой!


Китайцы же при всём своём национализме никогда особых иллюзий на свой счёт не питали. Прагматики, хули.

Плывите, если успеете.

Барахтайтесь.

Tags: История, Китай, Мнение, Человеческий мир
Subscribe
promo evan_gcrm february 9, 22:43 76
Buy for 20 tokens
Жизнь - лукавое обольщение, желанная сладкая ложь, а смерть - неожиданная горькая правда, которой лучше вовсе не знать. А узнав, отменить усилием воли и забыть навсегда. Из всех искусств, которыми следует овладеть мудрому человеку, важнейшим является искусство самообмана: пока…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments