evan_gcrm (evan_gcrm) wrote,
evan_gcrm
evan_gcrm

Накануне великой революции

Оригинал взят у magpie73
Оригинал взят у hojja_nusreddin


Мир входит в период нарастающей нестабильности. Причины напряженности лежат глубже, чем об этом обычно говорят экономисты и политологи.


Самое потрясающее, что в истории есть закономерности, повторяющиеся закономерности. Конечно, каждое общество по-своему уникально, но у некоего типа обществ — например, у крупных аграрных государств (империй) — есть общие характеристики. У них общая динамика, если на них смотреть, отвлекаясь от деталей. Детали по-своему тоже важны, но для нас интересна именно эта общая динамика.
В частности, универсальным фактором является перепроизводство элит — оно предшествует кризисным периодам в истории аграрных государств.


Здесь сплошная линия — это количество населения, или, точнее, давление населения на ресурсы. А прерывистая линия — это политическая нестабильность, то есть насилие, которое наибольшее выражение получает в гражданских войнах.

И оказывается, что в реальных данных наблюдается похожая динамика. Цикл насилия следует за циклом населения — с некоторым сдвигом по фазе.



Перепроизводство элиты

Давайте смотреть правде в глаза, сегодня у нас имеется одна страна, которая является мировым гегемоном, — это США. И глобальная элита, по большому счету, базируется там. У США очень интересная динамика за последние двести с лишним лет.
Например, динамика нестабильности достаточно цикличная, как и предсказывает модель.



Это, кстати, дает основание полагать, что фундаментальная динамика не настолько изменилась по сравнению с закономерностями для аграрных империй, чтобы уж совсем все было по-другому.

Итак, сегодняшняя Америка. За последние пятьдесят лет население США выросло примерно в два раза. А количество адвокатов за это время выросло в четыре раза. Ведь в США юридическое образование — одна из основных дорог в элиту. То есть рост числа адвокатов — хороший показатель перепроизводства элиты.

В то же время известно, что экономическое расслоение среди лиц с высшим юридическим образованием тоже нарастает. Кто-то попадает в корпоративные юристы — они гребут деньги лопатой. Кто-то попадает даже в Белый дом. Но все больше юристов прозябают на совершенно ничтожные 30 тысяч долларов в год, что даже меньше, чем средний доход в США. А в обществе в целом углубляется экономическое неравенство: пятьдесят лет назад глава большой американской компании зарабатывал в двадцать раз больше, чем его средний подчиненный, а сейчас — в пятьсот раз больше.

Число получающих высшее образование тоже хороший индикатор перепроизводства элит.
Образование — хорошая вещь.
Но большинство молодых людей идут в университет не потому, что тянутся к науке, а потому, что хотят получить диплом, с которым они потом будут конкурировать на рынке труда. Поскольку, чтобы сегодня получить мало-мальски приличную работу, необходим диплом о высшем образовании, и конкуренция за такие дипломы сильно ужесточилась.
Это видно, в частности, по стоимости университетского образования — она растет гораздо быстрее, чем инфляция.



Это, конечно, косвенные индикаторы.
Напрямую перепроизводство элиты не померить, но ведь и температуру напрямую тоже непросто померить: мы смотрим, что там со столбиком ртути происходит. А здесь мы смотрим, какой процент людей получает высшее образование, — и не просто высшее, а юридическое (это в США, а во Франции спрос на другое образование, там важно попасть в одну из престижных школ, которые готовят административную элиту).

Так вот, начиная примерно с 60−х годов ХХ века наблюдаются очень четкие признаки перепроизводства элиты в США.

Насколько я могу судить, одновременно наблюдается и рост внутреннего насилия. Эти постоянные сообщения о том, что очередной американец взял в руки винтовку и устроил массовый расстрел…



Что мы видим?
В 1940–1950−е годы был один случай подобных убийств каждые два-три года. А сейчас это уже несколько раз в год. В 2008−м, неполном еще, году было по крайней мере шесть таких случаев. За последние пятьдесят лет количество таких инцидентов на душу населения выросло в шесть раз.
Это индикатор растущего социального давления.


История — это какой-то фрактальный процесс.
Потому что в ней существует много разных циклов, накладывающихся друг на друга. Конечно же, есть общая тенденция — многотысячелетняя тенденция к тому, что мы как-то потихонечку цивилизуемся.
Но на фоне этого тренда происходят колебания разного временного масштаба.
Медленные колебания — это структурно-демографические циклы, грубо говоря, сто лет стабильности, сто лет нестабильности.
А на фоне этих многовековых циклов идут более короткие циклы типа кондратьевских.
Когда мы смотрим на динамику нестабильности в Англии, Франции, США и других странах, то видим, что на общий цикл накладываются пятидесятилетние циклы.
Это двухтактный цикл отцов и детей.

Это дает нам возможность приблизительного прогноза.
Из-за процессов глобализации, эквивалентом крестьян в наших моделях аграрных империй сегодня становится население Азии, Африки, Латинской Америки, а большая часть населения США и Западной Европы является эквивалентом элит.

Буквально за последние несколько лет обозначилась новая тенденция — США теряют свои геополитические позиции. Если эта тенденция продолжится, то США придется «ужаться». Но это же напрямую отразится на экономическом положении транснациональных компаний.

Возникает вопрос: что будет с беловоротничковыми работниками этих компаний?
Куда денутся все «лишние» менеджеры этих компаний?


Конечно, они могут мирно согласиться с потерей экономического статуса и выпасть из элит.
Но это кажется маловероятным.

А главное, что будет с их детьми?

Потому что революции, конечно, делаются молодыми. Что будет со всей этой золотой молодежью, которая привыкла считать, что их жизнь пройдет по крайней мере в таком же достатке, как у их родителей, а на деле все окажется гораздо хуже?

/Петр Турчин | «Историческая динамика: на пути к теоретической истории»/
Tags: Мнение, Общество, Человеческий мир
Subscribe
promo evan_gcrm february 9, 22:43 76
Buy for 20 tokens
Жизнь - лукавое обольщение, желанная сладкая ложь, а смерть - неожиданная горькая правда, которой лучше вовсе не знать. А узнав, отменить усилием воли и забыть навсегда. Из всех искусств, которыми следует овладеть мудрому человеку, важнейшим является искусство самообмана: пока…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments