evan_gcrm (evan_gcrm) wrote,
evan_gcrm
evan_gcrm

Цивилизация. Машины. Специалисты. Часть №3

Оригинал взят у ms1970


Цивилизация. Машины. Специалисты Часть №1
Цивилизация. Машины. Специалисты Часть №2

Человек

Вопрос «что такое человек» необъятно широк; рассматривать его в философском аспекте – отдельная бесконечная тема, в претензии на полноту он рассматриваться не будет; достаточно представить его как множество его свойств и противопоставлений. В данной теме он противопоставляется машинам и машинному началу.

Человеческое против машинного.

При этом от всяких претензий на четкость картины придется сразу отказаться; этой теме тысячелетия, но продвигается она совсем по чуть-чуть. Да, ориентиры есть; но ясности нет.

Без блуждания не обойтись.


Человек – теоретически – это высшая ценность, соответственно он смысл и цель. И поскольку он высшее, то смысл и цель берутся из самого человека, больше неоткуда.

Человек – генератор высшего, в том числе всех высших смыслов и целей.

Высшее можно представить не как что-то предметное, поскольку это будет спорно, а как направление к высшему. Человек – это направление к высшему. Чтобы человек двигался к высшему, он должен быть освобожден от низшего.

А самое низшее – это рутинная, грязная, машинная работа.

Явное и туманное

Действительно, люди очень ограничены, и очень ограниченно разумны.
Настолько ограниченно разумны, что почти неразумны в общем; можно сказать, что люди специализированно разумны. Как собаки и кошки, только шире. Например, организовать жизнь без эксплуатации – это вне пределов их разумности; даже если ненадолго мир без дикой эксплуатации получается – это праздник. Даже вопросы выживания – если брать в широком смысле - в зону разумности не попадают. Абсолютное большинство людей живут по принципу «кошка родила котят». Вижу – беспокоюсь и защищаю, не вижу – не беспокоюсь и не защищаю. Как и кошки, люди не реагируют на то, что вне их поля зрения. У кошки это поле совсем маленькое. А у людей редко превышает пару поколений. «После нас хоть потоп». Что будет с потомками потом? А то же, что и с котятами; выкрутятся, может быть. Точно как кошки, люди в массе не думают, какой мир они оставляют после себя.
Говорить о разумности человека - как средней статистической величины - в высших смыслах этого слова, в возвышенных, в универсальных – это слишком, средние статистические люди не разумны. В результате и жизнь обычно строится крайне неразумным способом – и личная, и общественная.

Человек не есть среднее; в среднем виде он бы до сих пор бегал по африканской саванне.

Человек есть точка приложений усилий вида.

Путь человека – это условный путь вверх.
Вверх – к повышению сложности системы структур и свобод.
Сложные структуры верхнего уровня позволяют выбирать сложные свободы. Перестройка среды человека, в том числе социальная, есть этот же путь к новым свободам.
Новые свободы – новые возможности выборов. А чтобы построить новые свободы – нужно построить для их поддержания новые структуры, тоже сложные и тоже высшего уровня. И этот путь тоже можно назвать общим прогрессом человека – он и социальный, и технический.

И снова человек – цель, машина – средство.

Средство для освобождения человека. Конечно, если собственно столь идеалистично нарисованный человек есть, если есть субъект освобождения. Хотя и наличие не столь важно – поскольку задан путь, такой человек вполне может появиться.

Что хорошо?

Иметь выбор.
Проявлять свою волю.
Реализовывать свои возможности.
Бездельничать.
Заниматься интересной работой.
Чувствовать понимание со стороны окружающих.
Успешно взаимодействовать с окружающими.


Для реализации возможностей и нужно освобождение человека от рутины, от машинной работы, от машинного вообще.

Что плохо?

Заниматься механистичной работой.
Заниматься унизительной работой – но это несколько другая история.

Есть только два пути: путь человечности и путь машинизации человека. У всех процессов в мире есть только два пути-направления движения.

Машинное и человеческое – это не абсолютные значения, скорее зоны значений.
(Хотя в качестве примеров можно приводить абсолютные значения.)

Это направления, это диапазоны, чтобы определять менее машинного – менее человеческого и наоборот, и тенденции – к более человеческому или более машинному.

К тому же идеальный человек – это ведь тоже только направление.

Четких критериев нет, все критерии, что есть, размыты и туманны. Но даже такая среда не запрещает движение – или в сторону машинного, или в сторону человеческого; она просто делает движение сложнее.

Направление к человеческому – это вектор, это стремление.

Два основных взаимодействия:
- Человек как машина.
- Человек против машины.
- И далее синтез: человек против человека как машины.


Развитие происходило от простого - к сложному, от животного-машины – к человеку.

Человек возник над животной машиной - как новая надстройка: над ней.
Человек поднялся из животной машины.
Свободная воля – это всадник на биомашине.
Животная машина – это база, это базовое животное, на котором возникшее человеческое едет подобно наезднику.
Не будет этого базового животного – человека не будет, и он никуда не поедет.


Поэтому отрицать, отвергать базовое животное нужно очень осторожно – если хочется остаться быть.
Внутренний зверь в человеке всегда должен быть. Потому что он – неотъемлемое человеческое. Он фундамент человеческого. А человек культурный должен этого биологического зверя в меру слушать и когда надо подавлять; в общем, держать под контролем, а когда нужно – спускать с поводка. Но и спуская с поводка, держать под контролем.

Когда, в какой момент начинается человеческое? Когда начинает осознаваться, что есть выбор. До этого выбор происходит автоматически, без подключения мышления.

Здесь можно вернуться к проблеме со скотиной: с одной стороны, она машина, а с другой – она страдает и имеет волю. Скотина - машина, потому что она не выбирает; она делает. А человек настолько ставится в положение скотины, насколько он не выбирает сам в силу внутренних ограничений. А насколько человек ставится в положение машины – настолько, насколько ему запрещено выбирать внешней силой. В человеке машинное и скотинное таким образом незначительно разделяются.
К страданию принуждает не только внешние факторы, к страданию принуждают и внутренние программы. И через это страдание живым существам задается движение, в том числе к питанию и размножению.
За исключением страдания, скотина есть машина.
И точно так же и многие люди – за исключением страдания, человек есть машина.
Но не каждый человек.


Машина – это не только объект.
Машина – это еще и отношения между объектами.


Можно относиться к чему-то как к машине, а можно – как к живому существу. Но выбор такой может сделать тоже только человек.
Всё, что есть в человеке, можно разделить на машинное и не-машинное. С машинным просто – эта часть и называется машиной или биомашиной.
А не-машинная часть... единственное, как можно это назвать – душа.

Впрочем, некоторые школы отвергают наличие или этой немашинной части в частности, или этой немашиной части вместе со свободой воли вообще. Слово «одушевленное» происходит от «душа».

Может ли машина быть одушевленной?

Нет.

Логическое направление прогресса в человеке и в человечестве – в направлении «меньше машины, больше человека».
И тогда это и есть прогресс человека – направление от машины. В данном случае даже не столь важно, куда – главное от нее подальше.



Программирование людей

Человек программируется на большую часть своих параметров, почти полностью.
Любой человек.
Но некоторые люди, в частности так называемый человек массы, программируется полностью. И не может перезаписать свою программу. С ним может случиться глюк программы, и он слетит с катушек. Но это будет не контролируемый им глюк.

Тогда возникает вопрос – а насколько он человек, если он полностью программируется?

У каждого человека есть зона программирования и зона свободы воли. Все люди программируются, потому что все содержат машинную часть. Вроде бы речь идет только о степенях управляемости; но количество может переходить в качество. Есть люди, у которых программируется всё; причем сложно сказать, то ли у них есть только машинная часть, то ли у них и человеческая часть программируется. (Тогда ведь она какая-то не совсем человеческая?)

Получается, что программируемое нечто двуногое есть, а свободы воли у него нет, да и представления о свободе выбора у него нет.

Считается, что человек должен иметь свободу воли, чтобы манифестировать через это свою человечность.

Возможности программирования целостного здорового человека очень малы. Потому что он запрограммирован на жизнь изначально, и потому что он обладает мышлением. Ему дают программный код, а места в голове заняты, там уже свой код сидит. И здоровое мышление работает как антивирус.

Если человек не понимает причин и следствий, то они выпадают из его зоны свободы выбора, он уже не может что-то выбирать с их учетом. Выпадают и мораль, и добро-зло, и большое-маленькое, и реальное-нереальное... почти все выпадает, и ничего не остается. Тогда начинают работать встроенные программы, а снаружи начинают записываться программы внешние.

Человека почти нет, есть туманные намеки.

Но что не дает реализовывать свободу воли?

Разрушенный универсальный интеллект, т.е. лишенный некоторых деталей, которые за реализацию и отвечают. Точную границу разрушения можно определить чисто приблизительно, поскольку она находится вне пределов машинной зоны.

Двуногое очень часто кажется человеком, поскольку оно эмоционально, психически выражает свою позицию.
Но когда начинается разбирательство его позиции, выясняется, что вся эта эмоциональность и психичность в него были просто загружены в виде программы.

Он магнитофон, в котором крутится магнитофонная пленка.
И всё «психо», «душа», тоже просто записано.
Запрограммированный человек над словами не думает – они из него сами выскакивают, согласно программе, как записывались, так и выскакивают.

Теоретически машина – это управляемая система, а управляющая система – это человек.

Но управляющая система должна быть сложнее управляемой систем – правило кибернетики.
Человек должен быть сложнее машины, да.
Но оказалось, что человек – величина не постоянная, что человеку свойственны подъемы и падения.
И в моменты падения машина оказывается сложнее человека, и машина оказывается управляющей системой.
И тогда она и начинает программировать людей.
Большинство машин – абстрактные, культурные, и сидят в мозгах.

К обществу

Общество – это непосредственная среда обитания человека.
Это система, состоящая из людей, в центре которой находится человек. Вне контекста этой среды большая часть человеческого вообще теряется.
Общество – это среда, и это структура, и естественно ограничивает свободу. Но поскольку свободы нуждаются в структурах-опорах, без общества большинство свобод вообще недостижимо.

Точка притяжения человека, его аттрактор – самореализация.

Человек может самореализации даже не хотеть, но всё равно как-то получается, что он к ней стремится. Так или иначе это выполнение заложенных в человека от природы программ, в том числе не только чисто биологическое выполнение, но и выполнение культурное, которое происходит из сублимации этого самого биологического на более высокие уровни деятельности.

Общество – это среда самореализации.

Человек живет в среде и определяется и через эту среду.
Эта среда – мир борьбы высших хищников посредством групп.


Первый уровень – борьба в своей группе за доминирование, второй уровень – борьба самой группы в мире сражающихся групп за ресурсы.

Поскольку задачи сложны, человек обладает нужными физическими параметрами и интеллектом для их решения, и этот интеллект – универсальный, для решения любых задач.

Свобода – это не убежать из общества, поскольку человек – существо общественное.

Человек измеряется общественным взаимодействием, и вне общества человека нет. Свобода – это жить в обществе со своей свободой.
Она, эта свобода, будет безусловно ограничена структурами общества. Но она должна быть, поскольку структуры без свобод не поддерживают жизнь как таковую. А по вопросу ограничений ищутся компромиссы. Это и разделение свобод во времени и пространстве, это и создание подобществ в больших обществах.
Общество – это поле перманентного боя структур и свобод.
Победа любой стороны означает его гибель.

Общество обладает множеством измерений. Человек может добиваться успеха, реализации в разных областях. Общество многомерно, и эта многомерность обеспечивает успех разным типам людей, которые обществу нужны. Таким образом, через многомерную поддержку успеха, общество поддерживает свою сложность. А сложность нужна для поддержания внешней конкурентоспособности.

Человек обладает двумя планами: человек индивидуальный и человек общественный.
В индивидуальном плане присутствует машинная часть.
В общественном тоже присутствует машинная часть - как общественное животное. И эта машинная часть постоянно разрастается, лишая общество свободы. А заодно гибкости в мире и далее конкурентоспособности. Конфликт машинное-человеческое существует и в людях, и в обществах.
Человек и общество – по сути повторяющие друг друга объекты, фракталы друг друга.

Почти всё плохое, что может случиться с человеком – болезнь, старость, смерть - может случиться и с обществом.

/Сергей Морозов/



Картинка кликабельна.



Tags: Мнение, Цивилизация, Человеческий мир
Subscribe
promo evan_gcrm february 9, 22:43 76
Buy for 20 tokens
Жизнь - лукавое обольщение, желанная сладкая ложь, а смерть - неожиданная горькая правда, которой лучше вовсе не знать. А узнав, отменить усилием воли и забыть навсегда. Из всех искусств, которыми следует овладеть мудрому человеку, важнейшим является искусство самообмана: пока…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments