evan_gcrm (evan_gcrm) wrote,
evan_gcrm
evan_gcrm

Будущее которое есть прошлое



Два высказывания уважаемого sobakazoga:

1) "Просто мы видим и слышим прошлое из будущего, а будущее из прошлого" ...
Прошлое из будущего, которое самое есть прошлое, но прошлое сферическое.
2) "Ты упорно не желаешь видеть НАС, как ИХ достижение.
А всё от того, что считаешь, что физика мира изменилась.
Нет, Evan, мы изменились, физика мира осталась та же." ...


...явились причиной написания данного поста.

Стоит лишь представить, что время не линейно и умысливающие время, видят его в виде сферы, которая имеет геометрию расположения как систему координат помещения во времени.


Этот подход кажется странным, но это единственное решение для прошлого, каким оно предстает.

Как прочесть объемное плоскому?
Разрезать сферу и разложить ее наподобие кожуры, снять длинный срез вдоль или усечь?
Отслоить ее внутренние оболочки или проделать шунт до самой середины?


Лепестки розы, есть канвы времени, где еще стоит понять какой его край будущее, а какой прошлое - ведь смысловая нагрузка стоит первичнее хронологической.
Поэтому события будущего могут забегать в прошлое и наоборот - они идут по розе, а не по солнцу.

Ведь для раскрывающейся сферы или той фигуры, которая была определена для времени, прошлое и будущее есть существующими лишь в линейности измерения, когда одномоментные события лежащие на противоположных поверхностях фигуры умысливания, располагаются отныне не в системе координат, но в системе чисел\лет, что априори ограничивает их расположение и определяет их текущую координату исключительно в привязке к одному моменту.


Как кажется, ранее, считалось или было так, что по кругу, вдоль Оси, идет время.
- В одних точках Оси, время идет плюсом.
- В других минусом.
- В сторону идет радиальное время.
- А за пределами радиусов, есть еще и окружное время.




Стоит представить себе нечто, явленное как сфера, в которой записан цикл и прописаны линии сосуществования, где каждый род и каждое племя, вплетены в место и проекцию, связаны между собой и умыслены как существующее в пространстве, умысленном существами для которых прошлое и будущее, равно как и их настоящее, есть одномоментное существование, определяемое лишь перемещением по сетке координат внутри линий мира, которые они видят иным взором.

Ось нанизывающая, та самая белая кость, костяк управляющий данной сферой циклом, есть то, что будет потом описано как нарратив и выведено отдельно в виде идеи рождающей монархию. Аргумент движимого, предложенный Аристотелем, есть отражение из мира, где распределение движения и не-подвижности, было ключом к доступу внутри времени, которое осев, приобрело свою плотность, связавшись с плотью земли - то самое электро-магнитное поле, что на деле и есть удерживатель времени в нынешнем его понимании.

От оси, где для каждой части мира, общего Domus, который определен как мир над миром, отходят свои лепестки, раскрываясь в пространство, распадаясь от единого\all\al, в линии нарративов, которые сами есть контуры того, что назовут эпохой, эоном, периодом времени и начнут единые события в зависимости от их проекции относительно раскрывающего сферу, раскладывать на прошлое, будущее и происходящее теперь. Разложить прошлые шары, раскатать ваалов по земле, есть проще, чем увидеть куда положить будущее недописанной сферы.
От сего, часть отсечется и будет сохранена для будущего в виде должного свершиться.



Но перемены будут столь сильны, что будущее и ключ к нему будут утрачены и останутся только намеки на намеки, так как те, кто помнил ушли давно, а те кто постигал их умысливание, сами были ограничены и теряли свое знание, запутывая себя языком аллегорий и прямых ссылок, что становились непонятными идущими за ними.

Запутанность путей стала сетью, уловившей умы и души.

Утрата этого знания, привела к попыткам иного, разумного истолкования, когда разумное начало уже не понимало происходящего, и пытались разложить его на плоскость линейной хронологии, не видя больше времени в его цельном, сферическом представлении.

Все, что могли они сделать - зафиксировать прошлое в виде кодексов, правил и надуманного правила умысливания, не имея более возможности проверить истинность или ложность утверждения. Облечение в синие одежды и есть переход от прямого знания к разуму, который мог анализировать и исследовать, но был ограничен сам в себе, выводя собственное бытие из шума своего движения.

Отсюда Декартово механистическое определение мира как некоего повторяющегося механизма, способного быть определяемым разумом как единственным инструментом познания.
Все, что можно умыслить, подлежит умысливанию.
Впрочем, здесь вопрос не столько в способности менять мировое восприятие, сколько в наличии нового инструмента, способного заменить чувственную систему схоластов, основанную на Аристовом определении, которое само по себе вовсе не античность, но срез первичных опытов эпохи полубогов.

В сравнении с Новым Временем, сие было открытием высшего порядка.

Ведь время определяет не только самое повествование, но и способ его умысливания.

Попытки выразить математически Цикл, породили хронологические системы, которые на деле, далеки как от реалий объективного, так и от первичного замысла тех. кто пытался создать некую мыслительную систему-ориентир, в надежде, что она будет жить за пределами их собственной жизни.

Даже сама концепция цикла, с его сменой партий, приобрела в 19 веке, свои собственные значения - как нечто бесконечно повторяющее самое себя, подобие рекурсии, без начала и конца, с волшебными историями про миллионы лет и сотни тысяч пустых бессмысленных циклов слепой богини "эволюции".

Благородный круг и круг земной, теперь измеряемы по Солнцу, а иные звезды более не светят.



Что такое цикл?

Их цикл, имел образное представление, будучи одновременным и не одновременным проявлением в зависимости от точки нахождения внешнего фактора, которого впоследствии условно определили, как божественное начало вне собственно разумного мира.
В некой степени это правда и переход от активного присутствия бога едва ли не во всем, к более умеренной концепции удаления и, наконец, полного отвержения, есть вовсе не рассуждение о некоем абстрактном и конечном существе, но вполне конкретный спор о явлении, которое едва ли может быть личностным, если учесть, что именно утрата личности, позволяла в нем пребывать.


Человек способен пройти вовнутрь информации, записанной чувствительным сенсором через химию реакций, не словами, но визуальными картинками, которые начинают резонировать на внешние раздражители, когда находят достаточно энергии внутри самое себя.
/Карл Густав Юнг/

Здесь же я хочу указать, на то, что назвал нарративом - ментальную конструкцию, созданную на основании неких мировоззренческих предпосылок и призванная объяснять в угоду им, окружающую действительность, прописывая канву событий и фабулу презентации правящей элитой своего культурного кода, в том числе и для угнетения\подчинения масс\территорий.

Соответственно, это подводит к иной мысли - язык изложения есть способ кодировки мышления, а значит битва за язык есть ключевой вопрос пост-декартовского умысливания.
Причина перехода от сенситивного и визуального пути к языковому, ранговому, есть изменение метафизики мира.
Оставленное наследие вымершего и лишенного своей прежней силы и способности, вида.

Первичный осколок старого времени, стал закваской мира в котором мы живем.
Достаточно отказаться от привычной и рассортированной картины мира и прошлого, чтобы увидеть что кажущийся прогресс и поступательное движение вперед, в контексте позитивистского мышления рацио, есть на деле падение и деградация в сравнении с тем, что было, с той разницей что бывшее имело обоснование в иной семантике, способе изложения себя и места себя в мире, равно как и в ином способе осознавать.



Иными словами, их конфигурация нейроных сетей была иной, что генерировало совсем иные смыслы и совсем иное отношение между миром и адамом.

Синапсис распался, бактерию сменил вирус.

Набор из старых глосс разбросан повсюду и оставлен своими для своих.
Они существуют рекурсивно друг другу, хотя куда вернее будет аналогия плоскости и сферы, где в пересечении кажется сходство, но сам способ умысливать арго радикально отличен от сравнительного языкопознания выведенного из древесного образа рацио, проецирующего самое себя на весь внешний мир и так рефлексируя сквозь мицелий нервной системы в плоти-земле, того что нонче зовут «человек».
Ведь ранее их были виды.
Адам всего лишь мод-ель - средина полноты (med-al), настройка шаблона, а не альфа с омегой.

Разум, обособленность, а с ним и распад прежних связей общности, прямого знания и познания округи, все это ставшее следствием идущего Цикла, родило потребность в новых реалиях, новых регалиях и новой форме самовыражения.
Это было выныривание из сна в иной сон, который казался пробуждением.

Мое убеждение в том, что смены внутри человека и его природное смешение, созданы вследствии краха опор, прописанных в плоти и мышлении тех, кто был до это этого среза.
И знака тождества между - нет.

Порой кажется, что современный человек это попытки сохраниться части богов в борьбе с другой частью богов, которые намеренно, вступая в связь с «обезьяной», наделили вид приматов частью себя, породив эволюцию, и позволив человеку в конце прошлого цикла, начать изменяться. Изменчивость эта от внешнего вливания создала в человеке чувство ложного превосходства и саму идею линейной истории.

Нет нужды говорить, во что превращается циклическая история при попытках умыслить ее линейно, да еще на фоне войны групп и войны стоящих за их спиной богов, чья сила исключительно в вере и убеждениях.
Отсюда страх, как лучшее орудие религии – дело не просто в смерти, дело сугубо в подсознательно, давно и крепко внушённой мысли реального присутствия и реальной власти богов, с проповедью их возвращения, которое обязано быть.
Истерия конца света и вспышки гедонизма\фанатизма ее сопровождающие, есть отражение все того же мифа.

То что названо бог, не наполнитель или вдохновитель условных избранных, чья деградация главный сюжет мировой истории последних времен, но явление само по себе, которое позволило одним подняться, а других задавить. Тут в-очевидь, явлено дву-смысловое состояние, при котором нечто давящее, перестало давить, а нечто встроенное, обрело самостоятельность, позволив заполнить пустоту, кажущейся заменой, на деле имитацией, не более того.
Речь идет о том, что было присуще существам rustic и стало ratio.
Намордник стал каркасом и это, пожалуй, самое про-ре-грессивное творение, принятое к исполнению уходящими.

Стоит определенно помнить, что границы бога есть явление материальное и в данном контексте мы говорим о богах Европы, силой влияния их преемников, ставших умысливаться как мировые и единые боги.
На деле же, речь идет скорее о склепе наполненном костьми и ядами, которые остались миру, который не строил дома и города, но поселился во всем готовом, постепенно открыв свои глаза - обретя рацио, увидев новым зрением в новом свете новую реальность.
Разумеется подсказанную им как видеть.
Тех, кто подсказывал - можно называть как угодно, тайными властителями, захватчиками или наследниками - все это не меняет сути. Меняющаяся природа мира, заставляет их постепенно отдавать кусок за куском свои знания, но даже здесь они отдают ровно столько, сколько им уже не нужно.



Представим себе взошедшее солнце, или Нечто, или светило, заставшее разных существ с разной спососбностью жить под этим солнцем - кто то из них выживет, кто то погибнет, кто то имеет больше силы или знаний, но все они еще вдобавок зависимы и пытаются сохранить свой старый опыт и построить новый в новом мире. Одни слабее, другие сильнее - кто то связан с собой, кто то нет. То, что отличает их - наличие внутри их этого нечто, дающего им общий казус - причину бытия и звучащий в их голове и их поступках как воля внутри которой они обретают смысл.

Сменившаяся метафизика мира, сместила восприятие, которое изменило спектр осознания, как бы приглушив свет и лишенные его существа, вынужденно обратились к искусственно ими же созданному явлению - разуму, которое в силу смены цикла, обрело возможность питаться новой силой, земным богом, природой, тем самым обретя свою кажущуюся самодостаточность.

Это изменило весь мир.

Хаос распада превратился в хаос перехода, став хаосом пост-существования.

Задуманное не свершилось, но разум доказал свою пользу для отныне слепых в ярком дневном мире.

То самое, "я мыслю, значит я существую", что вовсе не значит обыденное торжество разума, но означает нахождение нового базиса, когда голос роя больше не звучал внутри головы пчел. Пчела теперь сама становилась роем из собственных мыслей.

Для условно простых смертных, это начало поступательного движения с использованием Разума в виде инструментария на базе инсталлируемых моделей и форм мышления, которые очертили круг понимания.

Сын равен Отцу.

"Мир"- культурный феномен, обретение умопостигаемого разума, и "продукт" современности и само начало современности.
Если Парменид "математически" определил формулу умопостигаемого:
мышление и бытие - одно.
То Платон его "теоретически" оформил и поднял на максимальную высоту - он творец "мира" и "современности".
Аристотель, умопостигаемый мир "заземлил"...

Мы живем в Платоновской реальности...
Именно со времен Платона, не физическая смерть, а смерть разума(выход из умопостигаемого) это и есть смерть "Мира".


В какой то мере, успокоение "физики" мира, позволило создать эмпирическую последовательность воспроизводимых явлений, которые и стали описанием мира.
На основании этих самых эмпирических выводов, были созданы новые модели поведения и они, вместе с изменением физики мира, повлияли на все устройство обитаемого пространства, когда человек стал умысливать себя в ракурсе меры вещей.

Одновременно, иные существа, утратили окончательно чувство роя, (именно это говорят Мильтон и Блейк, каждый по разные стороны ощущения, один в виде иносказательного Мифа, второй в виде проекции разрушенного роя, флуктациями умирающей плоти божества, отравляющего сознание чувствительных к нему бастардов).

Самое сложное в этом, понять что нынешний мир сменил законы своей "физики" именно в виду гибели центрирующего вида, способного создавать в определенных местах, иные явления и при этом сам по себе влиять на носителя, в данном случае - пространство жизни, планета, ойкумена и тд.

Часть сохранила знания, часть утратила или забыла его, часть просто помнила внешние проявления.

Это внутреннее чувство знания, сродни забыванию и утрате возможности действовать - смена метафизики мира, привела к неспособности проявления, что в свою очередь породило ригидность Традиции, основная проблема которой - отсутствие питающего начала.

Попытки с-имитировать прошлое путем повторения внешних ритуалов и действий, уже не имели силы, но были надстройками, сами нуждающимися в силовом поддержании, что обернулось падением Старого Режима, где главной составляющей было не явление санкюлотов, но неспособность "элиты", решать свои конфликты внутри своего круга, без вовлечения всех сословий.

Ткань реальности - тот же текст, смоделированный своим языком.
Утраченный код, рождает незнание.
И тогда вступают в силу волхвователи, которые считают, что нашли ключи к пониманию.


Нынешняя форма христианства, это последствие того времени - оно рождены из явлений пришедших в новую часть Цикла и одновременно, будучи Итогом изысканий прошлой части, в своем преломлении в новую часть, оно стало инерционным и пустым.

Долгая подготовка к созданию пушки и ядра (как пример), породила выстрел ознаменовавший новую эпоху, но само ядро, рожденное в эпоху прежнюю, по мере лета теряет и силу и высоту. Наше христианство и наша вера, есть последствие их мышления, их решений и их воли. Оно досталось в инерции и потому ослабло к концу мира, где иное орудие, разум, одержало свой верх. Теперь пружины разума закручены для нового распрямления. Осталось вложить ядро...

В классическом понимании той же библии, грех это не сам поступок, но его рефлексия в системе координат и доминант. Нарушение божьей воли, нарушение общепринятого кодекса поведения (морали), нарушение законов и тд. Все это есть попытки скрыть очевидное – боги бессильны карать и миловать ибо утратили свои силы. Вместо реальной силы выступают суррогаты – мораль, религия, закон, которые основаны на бессилии предотвратить, но являются сдерживающими факторами в виду отсутствия прямого знания. Это превентивная попытка путем перенесения внешнего бога, уже утратившего свои силы, во внутреннего наблюдателя, который стал внутренним богом. Когда нет «прямого знания», «божественный суд» невозможен.

Теория невидимого присутствия богов в разных, но посвященных одному богу храмах, могла появиться только при отсутствии самих «богов».

Ведь христианство, это позднее умысливание старого мира, переданное исключительно в терминах неведающих как скрыть, то что и сами не знали как умыслить.

Христианство будучи само по себе компиляцией разных культов, тем не менее отразило идею, которую никто не хочет видеть – главное продержаться «верным» до определенного момента, когда все исправиться само собой (те согласно естественному циклу) и верные получать награду за верность «правильным богам».



Открытие постоянства мира позволила верным угадать механический век и копия големов в виде машин, создала новый промышленный век, где условно деньги и власть в согласии с друг с другом, попытались воссоздать прежнее устройство мира, путем его улучшения рациональными методами - именно здесь лежит начало мертвечины - отравления мира и купола божественного сада.

Нечто исчезло из душ, воплотившись в камне - по старым лекалам, кроили новый мир.
Из не-материального, создавая материальное, тот самый камень основания. Отсюда каменщики с их ритуалом, как носители идеи периода цикла, в котором Нечто, ушло в иную форму, изменив природу мира, но оставив открытой дверь, которую можно обрести тесая материю в определенную форму, как бы сейчас сказали - резонанса.

Синхронность и схожесть культурных и архитектурных явлений XIX века, есть указание на утрату понимания, при сохранности наследованных традиций - мастера ушли, остались лишь те, кто мог продолжать кормить машину, в надежде, что выполняя определенные ритуалы, они будут способны удержать мир от перемен и сохранить прошлое, которое они обьявили своим.

Вся эта "античность" есть оболочка умершего бога, утилитарная сеть улавливания иного духа, которая со сменой материи мира, перестала работать, заставив последних понимающих, искать новых путей.

Те строения, те измышления и те принципы жизни, что приписываются классицизму, на деле были явлением вновь созданным и умысленным, для того чтобы восстановить базис нарушенный концом одного цикла.
В этом новом мире, мире где была nature, и мир умысливался через ratio, сакральное стало секулярным, ничуть не изменив содержания, но только форму и приобретя новую оболочку.

Капитал стал способом улавливания божественной энергии нового цикла, в то время как ритуализм церкви стал способом удержать (в артефактах, трупах, поступках) энергию прошлого цикла. В буквальном смысле.
Как батарейки.
Разумеется было много фальсификатов. В терминах линейной и случайной истории, это не имеет смысла. Вернее вроде бы смысл придумали - для поддержания веры.

Мертвецы больше не могли себя проявлять - утратив свободный доступ, потом утратив доступ в свои сакральные святыни - места мертвецов, потом и вовсе утратив доступ к этому миру - их поиск бессмертия и есть путь нашей цивилизации - их пути в пложении своих бастардов, через смешение с низшим, пытающихся удержать себя в своем кровном - разбавление роя, суммарное уравнение.
Именно поэтому миру живых стали так безразличны попытки умертвить плоть - по сути продлить ее наполненность духом, отсюда разрушение плоти как обратная сторона поиска - как земного лишить плоти и сделать небесной нежитью?

Вся "индустриализация" XIX века, есть лишь отладка старого промышленного потенциала, под новые нужды и новый мир новой метафизики.
Тот перерыв, что отчетливо виден между "древней" промышленностью и новой, есть перерыв переходного момента, когда управляющий элемент был уничтожен и его заменили на новый, который нуждался во времени чтобы освоиться и развиться.



Представим себе, что знающие правду о цикличности, подходят к концу цикла и ощущают свой упадок. Они пытаются его компенсировать, ищут способов удержания своего состояния. Рождаются ритуалы, верования, артефакты, все имеющие роль в терминах активной энергии, но абсолютно бесполезные когда энергия исчезнет.
Это как смартфон без электричества попавший в каменный век. Знающий, скажет что через время наступит век электричества и смартфон заработает вновь.
Но по сути, долгое время, это бесполезный артефакт.

Естественно внутри цикла «без богов», когда миром правит земная энергия, есть те, кто обещает возрождение божественности. Однако это попытка зарядить смартфон, от натирания шерсти кошек. В принципе, при достаточном усилии и наличии кошек, это можно сделать. И даже превратить в некий устойчивый повторяющийся результат.
Однако если в примере все кажется простым, в реалии, все сложнее.

Это и есть сакральное знание.

Это и есть ключ к истории - тот, кто теряет, терять не хочет и вопреки идущим переменам, лихорадочно ищет способ остановить свое падение.

Если хочешь оставить все как есть, измени все.

По материалам kiev_andrash:


Картинка кликабильна



Что такое время
Настоящего не существует
Совсем нет времени
Про Время
Иллюзия времени на примере крота.
Почему время течет вперед на пальцах™
Люди живут разным временем.
Причина возникновения времени
ВРЕМЯ
В каком направлении движется время?
Всему свое время
Про время и про деньги
Свойство времени
Под куполом времени
Великая иллюзия.
Три вида времени.
Способ организовывать поток восприятия.
Время как Разум.
Время - взгляд со стороны.




Tags: Картина мира, Мнение, Цивилизация, Человеческий мир
Subscribe
promo evan_gcrm march 28, 19:35 75
Buy for 30 tokens
Основополагающим элементом, основным двигателем всей жизни, является репликатор. Скопированная информация - это и есть «репликатор». На Земле первый репликатор довольно бесспорный - это гены, или информация, закодированная в молекулах ДНК. Точнее это первый репликатор, о котором мы знаем.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments