evan_gcrm (evan_gcrm) wrote,
evan_gcrm
evan_gcrm

Разум начался, когда замолчали боги



Это сознание, самая самость из всех самостей, представляющее собою всё, и в то же время, ничего — что это?
Откуда оно взялось?
И почему?


В книге «Происхождение сознания из краха бикамерального разума» (Origin of Consciousness in the Breakdown of the Bicameral Mind)1976, автор - Джулиан Джейн отвечает на вопрос, раскрывая версию истории, в которой люди не были полностью разумны примерно до 3000 лет назад, а до того полагались на состоящее из двух частей, бикамеральное сознание, в котором одна часть говорила с другой голосом богов, руководя им при возникновении любой сложной ситуации.
Бикамеральное сознание в итоге схлопнулось, когда человеческие сообщества стали более сложными, и наши предки очнулись, проявив современное самосознание, с внутренними голосом, корни которого, согласно Джейнсу, лежат в языке.


«Он был старомодным самоучкой, достигшим примечательных глубин, обладавшим чрезвычайными амбициями, следовавшим за своим любопытством», — говорит философ Дэниел Деннет.
И поиски, в которых участвовал Джейнс — попытки описать и объяснить внутренний голос, внутренний мир, в котором мы живём — отдаются эхом и сегодня.

Джон Апдайк писал в The New Yorker, что когда Джейнс «предполагает, что до окончания второго тысячелетия до н.э. у человека не было сознания, и он автоматически подчинялся голосам богов, мы поражены, но вынуждены следить за развитием этого примечательного тезиса через все подтверждающие его свидетельства, находимые им в древней литературе, современном бихевиоризме и таких отклоняющихся от нормы психологических явлений, как гипнотизм, одержимость, глоссолалия, пророчества, поэзия и шизофрения».



Книга ставит перед собой высокую цель уже с первых строк. «О, что за мир невиданных видений и услышанной тишины, эта иллюзорная земля разума!» — начинает Джейнс. «Тайный театр безмолвного монолога и предшествующих советов, невидимое имение всех настроений, размышлений и загадок, бесконечное прибежище разочарований и открытий».

Для изучения истоков своей внутренней земли, Джейнс для начала предлагает мастерское резюме того, чем сознание не является.
Это не присущее материи свойство.
Это не процесс обучения.
Оно не, как ни странно, не требуется в различных сложных процессах. Сознательная концентрация нужна для того, чтобы научиться решать головоломки, выполнять подачу в теннисе или даже играть на пианино. Но после изучения навыка он уходит за горизонт, в размытый мир подсознания.
Исполнять его труднее, если думать о нём.

С точки зрения Джейнса, большая часть того, что происходит с вами в данный момент, не является частью вашего сознания, пока вы не обращаете на это своё внимание.
Ощущали ли вы давление стула на вашу спину секунду назад?
Или вы ощутили его только сейчас, когда задали себе этот вопрос?

Сознание, сообщает Джейнс читателям, в предложении, которое можно рассматривать как вызов будущим учёным в областях философии и когнитивных наук, «гораздо меньшая часть нашей умственной жизни, чем мы осознаём, поскольку мы не можем осознавать неосознанное».
Он чудесно иллюстрирует этот момент.
«Это всё равно, что попросить фонарик в тёмной комнате осветить что-нибудь, что не освещено. Фонарик, так как его свет проливается в любом направлении, в котором он поворачивается, должен будет заключить, что свет есть везде. Так же может показаться, что и сознание заполняет весь разум, хотя на самом деле, это не так».

Возможно, больше всего поражает Джейнса то, что знания и даже творческие озарения приходят к нам без нашего участия.
Вы можете сказать, какой из двух стаканов с водой тяжелее, без всяких осознанных мыслей — вы просто знаете это сразу после того, как подняли их. В случае с решением проблем, творческих или иных, мы даём нашему разуму информацию, которую необходимо обработать, но не в состоянии заставить его выдать ответ. Он приходит к нам позже, в душе или на прогулке.
Работает нечто, о чём мы не имеем представления.

Джейнс рисует картину, в которой сознание — всего лишь тонкий иней на море привычек, инстинктов или других процессов, способное осуществлять гораздо больше, чем мы считаем. «Если бы наши рассуждения были верны, — пишет он, — то вполне возможно было бы существование расы людей, которые умеют разговаривать, судить, рассуждать, решать задачи, делать большую часть всего, что можем мы, и при этом совсем не обладают сознанием».

Джейнс считает, что язык должен был появиться до того, как то, что он определяет, как сознание, стало возможным.

Уже известно, что речь локализуется в левом полушарии, и не распространяется на оба полушария. Джейнс предполагает, что правому полушарию недостаёт языковых возможностей, поскольку раньше оно использовалось для чего-то другого — было источником наставляющих сообщений, перетекавших в речевые центры с левой стороны мозга.
Они проявляли себя в виде галлюцинаций, помогавшим людям разбираться с ситуациями, требующими сложного отклика — к примеру, принятие решений по поводу управления государством или опасного путешествия.

Комбинация инстинктов и голосов — бикамеральное сознание — довольно долго позволяло людям выживать, пока их сообщества были подвержены чёткой иерархии, пишет Джейнс. Но примерно 3000 лет назад стресс, связанный с переселением, природными катаклизмами и волнами вызвали переполнение ограниченных возможностей голосов.
В этот момент краха бикамерального разума кусочки сознания начали приходить к осознанию самих себя, а голоса прекратили вещать.
Это привело к более гибкому, хотя и пугающему, способу справляться с ежедневными решениями — более подходящему к хаосу, начавшемуся, когда боги замолчали. Ко времени «Одиссеи» персонажи уже способны на что-то похожее на внутренние размышления, говорит он. Появляется современный разум с его внутренним монологом и жаждой наставлений от высших сил.

«Мы, находясь в конце второго тысячелетия н.э., в каком-то смысле всё ещё погружены в этот переход к новой ментальности. Везде вокруг нас лежат остатки нашего недавнего бикамерального прошлого», — пишет он, восхищаясь широтой своей идеи, захваченный пафосом ситуации. «Наши короли, президенты, судьи, чиновники начинают свою службу с клятв ныне умолкшим божествам, давая их на записях людей, слышавших их последними».

Возможно, странная гипотеза Джейнса никогда не сыграет роли в поисках ответов на них.
Но многие люди — читатели, учёные, философы — благодарны ему за попытку.


/Источник/



Картинка кликабельна



Tags: Мнение, Сознание, Язык
Subscribe
promo evan_gcrm february 9, 22:43 76
Buy for 20 tokens
Жизнь - лукавое обольщение, желанная сладкая ложь, а смерть - неожиданная горькая правда, которой лучше вовсе не знать. А узнав, отменить усилием воли и забыть навсегда. Из всех искусств, которыми следует овладеть мудрому человеку, важнейшим является искусство самообмана: пока…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments