evan_gcrm (evan_gcrm) wrote,
evan_gcrm
evan_gcrm

Модерн закончился

Оригинал взят у ms1970


Принято считать, что рыбы не замечают воду. А когда вода заканчивается, они очень даже замечают дискомфорт.
Принято считать, что мир наций – это натуральный, естественный мир людей. Что люди всегда жили нациями.
Оказывается, что нет. Мир наций – это очень редкое исключение, возникающее над миром племенных систем.
Сейчас мир наций в очередной раз заканчивается.

И мир становится иным.




Есть график Шпенглера.
С достижениями. Но кроме них, можно очень многое выразить именно этим графиком, например, можно выразить еще и сложность структур: ведь чтобы получать достижения, нужна структурированность.

Нация – высшая форма человеческой структурированности.
Это самые сложные социальные структуры, которые создает человек; и с помощью этих структур люди создают множество культурных событий и вещей. (Нация возникает в период культуры (график) как аристократическая, потом переходит в период цивилизации как буржуазная. Сам период цивилизации делится на модерн, и после серой полосы - постмодерн.)

Состояние народов ниже серой полосы – это их обычное состояние.
Что выше серой полосы – это бодрствование, этногенез, культура, модерн-цивилизация, нация. Когда в конце график нации и полоса племенного пересекаются, начинается постмодерн; скорее даже чуть раньше.

Шпенглеровское бытие сна и гумилевский гомеостаз – это не стадии национального, это именно стадии племенного бытия. Племенная система гомеостатична, т.е. находится в равновесии с природной средой. Например, бытие Папуа – Новой Гвинеи существует в своем неизменном виде порядка 40000 лет.
Нет, кто-то кого-то ест и даже съедает. Только разницы в этом никакой нет.

По схеме – есть племенное бытие, есть национальное. Племенное существует почти всегда. Оно показано ниже разделяющей серой полосы. Когда национальная кривая намного выше племенной прямой – племенная составляющая почти и не заметна. А когда национальная кривая падает ниже серой полосы – племенная составляющая начинает определять всю жизнь.

Племенные системы всегда существуют; всегда существовали и еще будут существовать. Но в моменты, когда есть нация, национальное бытие затмевает бытие племенное, не отменяет его, но делает малоэффективным. И в таком тихом, спящем виде племенное бытие может пережить нацию. Иногда, бывает, не переживает и умирает вместе с нацией. Есть еще две стадии, но они относительно редкие – клан-род снизу, и племенной союз выше. Клан или вымирает, или обзаводится племенем, а племенной союз обычно начинает генерировать нацию в своем центре.

В национальной системе племенные отношения распространяются на всю нацию, создавая что-то вроде «родственных отношений без родства». И отсюда появляются права, которые происходят из племенных отношений – путем их переноса с родственников на всех. И обязанности – оттуда же. А все, кто вне племен – это чужие, не имеющие никаких прав. Нация возникает и расширяется. Но чем далее она расширяется, тем более ослабевают связи, ослабевает чувство своих. Может дойти и до того, что нация, став слишком большой, просто расколется, и ее половинки могут начать войну. Это случается на самой вершине организации. А если вершина организации так или иначе пройдена, нация начинает ослабевать сама по себе, и если ей не бросают вызовов со стороны, то она начинает быстро стареть и рассыпается.

Человек племени – это тот человек, которому нужно помогать. Иначе невозможно. Изгнание из племени – это изгнание в пустоту, в никуда, где человеку никто не поможет. И где его раньше очень быстро съедали.

Возникнув, нация берет этот поведенческий императив. И люди привыкают к тому, что им нужно помогать, что нация им помогает. Но нация рано или поздно рассыпается. Это можно легко заметить – если нация рассыпается, она перестает помогать людям нации.
Привыкшие жить при нации люди, не видевшие никакой жизни, кроме национальной, уподобляются потерявшимся детям. Весь их мир рассыпается, и они не понимают ни причин, ни того, что теперь делать, куда бежать.
Это один из примеров, когда сознание остается в модерне, а реальность уходит в постмодерн.

Человек модерна видит весь мир в ином свете, в свете иных отношений. И попав в постмодерн, такой человек видит мир в неверном свете, сквозь розовые очки. И когда он встречается с реальностью, у него возникает когнитивный диссонанс.

Люди думают, что они кому-то нужны, что их жизнь кому-то интересна. Это именно инерция модерна. Раньше так действительно было, раньше, когда была нация. После нации они не нужны никому, кроме друзей и родственников, и они могут быть временно нужны тем, кто их использует.

Модерн закончился, но все оставшиеся после него люди в модерн играют.
В том числе потому что не знают других игр вообще. Играют и государственные структуры. Результатом такого государственного косплея становится шизофренично-издевательская организация бытия. При этом никто, ни люди, ни чиновники, не могут понять, откуда вся дрянь берется: вроде бы делается то, что всегда делалось, но результаты получаются довольно дурацкими.

Сложные, в том числе большие проекты, могут проводить и поддерживать только нации.
И это не только национальные технологические проекты, это и проекты гуманитарные, как национальная литература, национальная философия или вообще национальная мысль. Они не могут быть не-национальными, а именно племенными.
Племя с литературой – это было бы нечто удивительное.
Теоретически племя может унаследовать литературу от исчезнувшей нации, но на практике в племени не хватает для этого разных людей. Так что после наций, мир, ставший племенным, большинство достижений утрачивает.

После нации остается язык.
Очень популярно заблуждение, что нацию можно определять по языку. На самом деле нация определяется по взаимопомощи. А тот же язык может быть как раз определением того, кого предпочтительнее резать. Те, кто занимает ту же ресурсную нишу – обычно самые главные враги. Особенно после того, как нация разделилась или рассыпалась.

Нация – это большое общество.
Большинство своих общественных элементов она берет у племени – в том числе моральную систему, где люди делятся на своих и чужих.
При переходе к племенной системе чужими оказываются все, кто не в племени. А иногда распад идет и дальше, и чужими оказываются вообще все, вплоть до детей и родителей. В постнациональном мире (за нацией приходит масса) надеяться можно только на родственников; но в постнациональном мире такая дегенерация, что большинство родственников – идиоты.



Мир после нации выглядит следующим образом (далее секретная информация):

Задача всех существ этого мира – взаимопожирание.
Взаимопожирание ограничивается только страхом, чтобы не сожрали.


Мораль и всякие благородства придуманы для разводки-пожирания лохов. Не будь лохом.
Никому не доверяй. Доверие – это чтобы кидать.


Умри ты сегодня, а я завтра.
Этот мир – мир разводки и кидалова посредством подлости. И что интересно, даже будучи утонченным подлецом и мерзавцем, победить не получится, потому что существуют такие подлость и мерзость, что все победы давно расписаны.

Как мирок?

Хочется в таком жить?

Поэтому и возникает задача строительства нового мира.
И достаточное условие – в старом мире всё равно ничего не светит.


«Но просто сидеть в темноте не имеет смысла в любом случае.»
/Виктор Пелевин/

Нужен новый мир.

Новые отношения – это и будет новый мир.

Так что если живой человек захочет чего-то нового, пусть даже и небольшого, но нового и светлого, то у него есть только один вариант – сделать это светлое самому.




Вдогонку:
Метамодерн.
«СДЕЛАЙ САМ»


Картинка кликабельна.



Tags: Мнение, Цивилизация, Человеческий мир
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Мир не иллюзия, а конкуренция иллюзий

    В продолжение темы: Predictive coding. Знаменитый Калифорнийский институт технологий (Caltech) предъявил миру новую гениально простую «Иллюзию…

  • Человек - это комплекс

    Оригинал взят у andeadd Простой пример на основе смены глобальных парадигм по Карлу Густаву Юнгу. Можно ли одной фразой выразить,…

  • Что-то другое

    Оригинал взят у freez Искать первых в искусстве - всё равно что сказать: зачем нам всё дерево? - нам макушку подавай! Имея в виду,…

promo evan_gcrm март 28, 19:35 75
Buy for 30 tokens
Основополагающим элементом, основным двигателем всей жизни, является репликатор. Скопированная информация - это и есть «репликатор». На Земле первый репликатор довольно бесспорный - это гены, или информация, закодированная в молекулах ДНК. Точнее это первый репликатор, о котором мы знаем.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments