evan_gcrm (evan_gcrm) wrote,
evan_gcrm
evan_gcrm

Искупительная жертва

Оригинал взят у rencus


Парадокс зафиксированный Дюркгеймом: каждый конкретный суицид - уникальная личная трагедия, сотканная из множества случайностей, в то же время suicidе rate одна из наиболее устойчивых социальных констант, это потому, что общество реальность, перформативный контекст всякого частного действия, а не иллюзия или предмет веры.

Деньги устанавливают для множества обменов что-то в роде "принципа дальнодействия" и тем конституируют рынок как систему. Для разных видов денег всегда существует отношение эквивалентности, которое либо устанавливается сразу, вот как при эмиссии национальных валют, либо диктуется структурой рынка.

Там, где рынка нет и во времена, когда рынок ещё не изобрели, это отношение устанавливают, но это условность, которая и формирует рынок.
Что же было раньше - деньги или рынок?


Существует заметное и хорошо известное различие между "европейским рынком" и "восточным" базаром. На "европейском рынке" не торгуются, покупатель приходит, смотрит на ценник и дальше либо платит и покупает, либо нет и уходит восвояси, на "восточном" базаре ценников нет, цена покупки каждый раз результат довольно сложных negotiations и локального соглашения, существует даже множество более или менее известных и привычных уловок, позволяющих его нарушить в пользу как покупателя, так и продавца, отсюда, например, проблема "заключительного платежа" или практика залога при найме и продаже жилья, об этом есть множество рассказов.

Такого сорта различия, очевидно, можно оценить как разную степень институционализации практик сделки: на "европейском рынке" она очень высокая, на "восточном" базаре низкая, хотя, конечно, какие-то привычные обыкновения есть и тут...

Что обеспечивает этот любопытный эффект, институционализацию сделок купли-продажи?

Очевидно, что практики купли продажи превращаются в социальный институт при наличии по крайней мере двух социальных механизмов: деньги как пресловутый "универсальный эквивалент" и государство или функционально эквивалентные ему неформальные структуры как гарантия обмена.
Деньги выполняют системообразующие функции, объединяя отдельные частные сделки своего рода "принципом дальнодействия", а государство или "крыша" гарантируют стабильность возникающей при этом системы.

У психоаналитика и антрополога Геза Рохейм есть гипотеза происхождение денег из ритуалов искупительного жертвоприношения:

Изначально, функция артефактов которые мы сегодня называем деньгами, вовсе не экономическая, изначально эти артефакты обеспечивали исполнение ритуала, циркулировали в контекстах различных культовых практик, и только затем очень постепенно "сменили прописку", т.е. превратились в меру справедливости чисто хозяйственного обмена, более того - древняя функция денег никуда не исчезла, просто она из явной стала латентной.

Действительно, передача денег от одного индивида другому не просто знак или условие трансакции, она трансформирует отношения между сторонами сделки в иерархию, т.е. налагает обязательства на одну её сторону и наделяет правами другую.
Именно поэтому получила хождение поговорка "это не я продаю, это вы покупаете", именно поэтому чисто символическая по своим размерам выплата имеет такое же значение, как и реальная, именно поэтому такое значение на практике приобретает вопрос, кто кому платит.

Отсюда уже множество достаточно странных или даже попросту «суеверных» предписаний и табу, которыми обставлена передача денег от одного индивида к другому.

Например: гинея - золотая монета достоинством в один фунт стерлингов, которая чеканилась из гвинейского золота, отсюда название. Этими монетами полагалось выплачивать гонорар художнику, написавшему портрет, зодчему, построившему храм или дворец, врачу за исцеление от болезни, адвокату и вообще так называемым «лицам свободных профессий». До самого недавнего времени цена билета в британский музей или театр указывалась именно в гинеях.

Существует давний и весьма распространённый обычай выплачивать храмовую подать («пожертвования») другими деньгами, нежели те, которыми расплачиваются на базаре, совершая какие-нибудь профанические сделки.

Скорее всего, деньги первоначально использовались как «вира», искупительная жертва.
Во всяком случае, дизайн самых первых монет вынуждает предположить, что это была именно «плата за кровь», а не обычная заработная плата наёмника: человек, взявший вознаграждение монетами, а не в какой-то другой форме, тем самым брал на себя обязательство пожертвовать жизнью в случае острой производственной необходимости, «отмазки» и торг становились неуместны.

"Вира" - искупительная жертва, а значит и деньги конституируют отношение подчинения: я плачу тем, кому должен, а у них есть право требовать платы.

Предметы так называемого "престижного потребления", статус которых может получить всё, что угодно, от реально сложных и трудоёмких технических артефактов до произведений современного искусства, покупают, чтобы продемонстрировать и подтвердить свой высокий социальный статус.
Это значит, что статус нуждается в подтверждении, он проблематичен, его можно оспорить, а то и вовсе дезавуировать.

Покупка предметов "престижного потребления" та же самая "вира" - плата за кровь, искупительная жертва.

Прототипом всякого возможного товара является индульгенция, свидетельство об отпущении грехов, а вовсе не всяческие полезные изделия свободного или наёмного труда. Иными словами, основанием экономики как и юстиции, является древний "закон тальона", ответного эквивалентного ущерба, у которого то ли религиозные, то ли вовсе архетипические корни, уходящие куда-то совсем уже в неведомые глубины.

Дело в том, что не деньги почему-то обладают "покупательной способностью", которая создаёт мотивацию к купле-продаже, а совсем наоборот - сама эта мотивация возникает из чувства вины, искуплением которой и становится потеря жизни, свободы, здоровья или пресловутого достоинства.

Забравши что-то у другого (например, ограбив его, что-то украв или выпросив), человек становится виноват и следовательно должен. Оформить взятое как покупку - это значит за неё заплатить. Мотивацию к сооружению всей этой очень сложной конструкции обеспечивает, страх возмездия.

Прудон был прав, собственность - есть кража, потому что преступление (грабёж, кража, мошенничество) вовсе не эксцесс, как нас уверяют юристы, совсем наоборот - это естественная (в обоих значениях термина, и natural, и непроизвольно возникающая) форма отчуждения собственности.
Так поступают дети и маргиналы, тогда как купля-продажа, дарение и прочее уже civil измышления.

"Экономика дара" попросту камуфляж и рационализация экономики набега, знавал немало случаев, когда результаты грабежа, кражи или мошенничества предлагалось задним числом оформить как подарок. Дар был знаком готовности уступить насилию и подчиниться: спасибо, что не грабишь и не убиваешь, мы и сами готовы отдать.

В этом смысле деньги просто альтернативная форма насилия: можно силой, а можно деньгами, одно другого стоит.

Свою первоначальную, базовую функцию искупительной жертвы, платы за кровь, деньги сохраняют в любых социальных контекстах, сколько угодно civil и modern, отсюда ритуалы трансакций, которые позволяют их "отмыть", представить как случайную находку, возврат долга, жест милосердия ("милостыню", "жалованье"), на крайний случай знак доверия.
Отсюда особая социальная функция беспроцентного или бессрочного кредита (если кто не знает или забыл, слово "кредит" от латинского "credere", что значит "верить").


Всякая коммерческая сделка in principio - акт насилия, отъёма собственности, её рейдерские захваты только momento de verdad, признание.
Выплата деньгами не делает акт купли/продажи добровольным, но искупает унижение, страх и риск.


Успешный покупатель в душе грабитель, он хочет и пытается забрать товар даром, его слова, жесты и прочее направлены именно на то, чтобы продавец бегал за ним с товаром и умолял купить, он заплатит только за остаток, которого не хватило, чтобы товар попросту отнять.
Успешный продавец такой же грабитель, он хочет и пытается забрать у покупателя деньги.
Цену, за которую удалось продать/купить товар, определяет исход этого поединка двух грабителей между собой.

Проблема, которую решает продавец, состоит в том, чтобы покупатель испытал чувство вины, тогда он заплатит "виру", размеры которой определит продавец. Проблема, которую решает покупатель точно такая же.


/Источник/




Tags: Деньги, Мнение, Человеческий мир
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Внутри слов

    Оригинал взят у mi3ch Внутри слов © Mindaugas Dudenas

  • Способ объяснить

    «Исследуемые объяснения» (Explorable Explanations)— чрезвычайно полезный и жутко интересный интерактивный обучающий научно-популярный нон-фикшн.…

  • Проявленное и Непроявленное

    Оригинал взят у andeadd "ВСЁ существует ВСЕГДА, просто оно существует либо в проявленном, либо в непроявленном виде". /Лао-Цзы/ То…

promo evan_gcrm march 28, 19:35 75
Buy for 30 tokens
Основополагающим элементом, основным двигателем всей жизни, является репликатор. Скопированная информация - это и есть «репликатор». На Земле первый репликатор довольно бесспорный - это гены, или информация, закодированная в молекулах ДНК. Точнее это первый репликатор, о котором мы знаем.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments