evan_gcrm (evan_gcrm) wrote,
evan_gcrm
evan_gcrm

ИИ-национализм


Так представлено понятие AI в национальной стратегии Великобритании.

В продолжение тем:
Так говорил Кай-Фу Ли.
A New Social Contract.
«Момент спутника» 2018.

Краткий техно-геополитический прогноз.

✔️ Во-первых, поменяются геополитические и военные доктрины большинства развитых стран. Произойдет кардинальная трансформация многих экономико-политических процессов, объединяемых понятием глобализация. Не исключено, что глобализация, резко ускорившаяся вслед за взрывной динамикой развития технологий после Второй мировой войны, ИИ-технологиями будет вообще остановлена.
И тогда на смену глобализации придет «глобальная балканизация».



✔️ Во-вторых, не менее сильно скажется изменение модели сосуществования государства и бизнеса. Интеграция целей и ресурсов государства и частного бизнеса для достижения военного превосходства, скорее всего, приведет ко всемирному торжеству авторитарно-демократической модели интеграции интересов частного бизнеса и государства, уже взятой Китаем на вооружение (в прямом и переносном смысле).

В результате главными факторами международных отношений станут:
ИИ-неоколониализм во взаимоотношениях стран-лидеров и стран-аутсайдеров в ИИ-технологиях;
Гонка ИИ-вооружений между странами-лидерами, определяющая и направляющая дальнейшее развитие ИИ-технологий.

У такой гонки возможны два варианта окончания:
Вариант «Большая война», в результате которой следующая война будет вестись уже камнями и палками.
Вариант «AI Сингулярность» (или «приход лесника»), при котором все ускоряемое гонкой вооружений развитие ИИ-технологий породит «сильный» ИИ, а тот поступит, как лесник в анекдоте, устранивший обе соперничающие стороны за ненадобностью.

Два глобальных трансформационных тренда:
— ИИ-национализм;
— ИИ-национализация.


Появление этих трендов привело к тому, что многие развитые страны при создании своих национальных ИИ-стратегий синхронно стали менять отношение к двум базовым принципам, ранее казавшимся незыблемыми:
Вместо всестороннего международного сотрудничества, глобального разделения труда, внедрения открытых платформ и взаимного перетекания талантов, делается ставка на ИИ-национализм, декларирующий главной целью национальных ИИ-стратегий приоритет экономических и военных интересов своей страны;
Вместо распространенного в развитых странах разделения государства и бизнеса, взят курс на ИИ-национализацию — интеграцию ресурсов государства и частных компаний, выравнивание скоростей внедрения ИИ-инноваций и рефокусировка стратегических целей на получение государством экономических, геополитических и военных преимуществ на международной арене.

Важно отметить, что с какого-то момента тренды ИИ-национализма и ИИ-национализации станут самораскручивающимися.
Другими словами, их поддержание и укрепление, как при всякой гонке вооружений, уже не будет зависеть от степени прогресса ИИ. И даже если прогресс ИИ окажется куда скромнее, чем предполагалось, потребуется немало времени и усилий для преодоления гигантской инерции обоих трендов.


Считаю необходимым пояснить:

«Искусственный интеллект» (ИИ) — всего лишь многозначная метафора, в которую вложено много смыслов. Исследователи, журналисты, эксперты и аналитики дают десятки различных определений этого термина.
ИИ — это совокупность множества очень быстро развивающихся технологий, позволяющих «умным» машинам (компьютерам и прочим «умным» устройствам) совершать все более «умные» действия и принимать все более «умные» решения на основе доступной им информации.


Примеры некоторых из ИИ-технологий и решений, создаваемых на их базе.

Под более «умными» действиями и решениями здесь подразумеваются такие, которые способствуют достижению поставленных перед машиной целей, по возможности максимизируя пользу и минимизируя вред предпринимаемых действий и выносимых решений.
Откуда берутся цели — отдельный вопрос. Считается, что они каким-то образом заложены в машины людьми (например, запрограммированы и встроены в машины), как и оценка пользы и вреда.
Приведенное выше обобщенное описание сути ИИ может иметь множество интерпретаций в зависимости от целей, вкладываемых людьми в машины.


Вот наиболее распространенные интерпретации этих целей:
В СМИ и соцсетях в качестве цели широко распространено стремление к достижению превосходства над возможностями человечества во всех его возможных действиях и решениях. Именно с такой интерпретацией цели связаны всевозможные алармистские сценарии вплоть до «бунта машин».
В среде разработчиков, создающих коммерческие ИИ-системы (всевозможные приложения и гаджеты для частных пользователей и разнообразные «умные» ИИ-устройства и платформы для госсектора и корпоративного сегмента), под целью понимается достижение превосходства над действиями и решениями усредненных индивидов или групп специалистов с последующей автоматизациейэтих действий и решений, вплоть до (в идеальном случае) полной замены людей.
И, наконец, распространенная интерпретация целей среди военных и государственных деятелей — достижение военного и экономического превосходства над другими странами для получения за счет этого максимальной выгоды от своего доминирующего положения.


Значимые вехи за 78 лет развития ИИ.

Первая из названных целей — пока лишь предмет дискуссий философов-алармистов, журналистов и социальных медиа. И до тех пор, пока в этом вопросе не появится хоть какая-то определенность по части способов его практического решения, он так и останется лишь предметом горячих, но неплодотворных дискуссий.
Вторая из целей — основной предмет современного бизнеса ИИ. Прагматичный бизнес отказался от амбициозных, но туманных планов по воссозданию в машинах интеллекта, подобного человеческому. Взамен этого приоритетом для бизнеса стали программно-аппаратные решения:
- максимально универсальные и горизонтальные (т.е. применимые почти повсеместно): распознавание образов и речи, их обработка и генерация, интеллектуальная обработка текстов (поиск, перевод, извлечение семантических связей) и т.п.
- не только позволяющие создавать все новые и новые «умные» устройства, но и позволяющие встраивать возможности этих решений в постоянно расширяющийся спектр новых приложений, сервисов и бизнес моделей.

Третья цель кардинально отличается от первой свои прагматизмом, а от второй — уровнем ставок:
- одно дело проиграть в конкуренции на рынке какого-то нового класса устройств (например, голосовой ассистент) и потерять на этом относительно немного;
- другое дело — проиграть в конкуренции за военное и экономическое превосходство; здесь, в принципе, можно потерять очень много, а иногда — почти все.


Но почему именно ИИ может стать ключом к военному и экономическому превосходству?

1. ИИ — это универсальный подход с потенциально неограниченной отдачей.
2. ИИ обладает уникальной привлекательностью не только для бизнеса, но и для государства.
3. ИИ может стать «Святым Граалем» мирового могущества.

ИИ — это универсальный подход с потенциально неограниченной отдачей.
Неограниченность потенциала отдачи от ИИ определяется тем, что это не просто совокупность многообещающих технологий (коих сегодня не мало), а нечто принципиально иное и небывалое.

Это инновационный подход к созданию инноваций в любых областях деятельности человека, так или иначе, связанных с накоплением значительных объемов информации.
А с переходом развитых стран к постиндустриальной экономике большие данные (Big Data) стали накапливаться практически повсюду: в науке, при производстве товаров и услуг, в ходе естественнонаучных и гуманитарных исследований, при решении вопросов экономического и социального устройства общества и пр.

И как только у людей появились компьютеры с вычислительной мощностью, позволяющей применять машинное обучение на больших данных, самая бурно развивающаяся область машинного обучения и в целом AI, — глубокое обучение — превратилась в General-purpose Invention for the Method of Invention.
Глубокое обучение превратилось в универсальный инновационный метод создания неограниченного множества инновационных методов решений практически любого класса задач, связанных с обработкой больших объемов информации.


Это можно проиллюстрировать следующей схемой:



Таким образом превращение глубокого обучения в General-purpose Invention for the Method of Invention предопределяет гигантский потенциал экономической отдачи ИИ, ограниченный лишь временем и объемами средств, инвестируемых в R&D.

И тут нас ожидает второе крайне важное качество ИИ.

ИИ обладает уникальной привлекательностью не только для бизнеса, но и для государства.
Выше уже отмечался особый подход военных и государственных деятелей к целеполаганию технологического развития. Их главная цель — достижение военного и экономического превосходства над другими странами, обеспечивающего получение максимальной выгоды для государства от своего доминирующего положения.

В свете такого целеполагания мотивация военных и государственных деятелей вкладывать средства в развитие какой-либо новой технологии резко возрастает, если эта технология обещает достижение военного или экономического превосходства над другими странами.

Если же манящее политиков и военных превосходство принимает (в их понимании) абсолютные формы, объемы госфинансирования могут расти лавинообразно.
Яркий пример - "Манхэттенский проект" создания ядерной бомбы когда такое уже случалось.

Интересные особенности подобных проектов:
— Невозможность реализации без госфинансирования — проекты слишком дороги и рискованы для финансирования даже самыми крупными из частных инвесторов.
— Для достижения критической массы исследований в рамках проекта необходима не конкуренция коммерческих компаний, а объединение их потенциалов при единой координации.
— Цель проекта должна затрагивать национальные интересы, без чего невозможно превратить ее в национальный приоритет, позволяющий мобилизацию финансовых и интеллектуальных ресурсов всей страны.


2018 — год великого ИИ-перелома.
Так уж получилось, что ощущение «момента Спутника» испытало в 2018 году не только правительство США.

Число стран, продекларировавших национальную стратегию развития ИИ, выросло по сравнению с 2017 г. более чем в три раза.


Страны мира, разработавшие свои национальные стратегии развития AI.

Как и следовало ожидать, разные страны обозначили различные цели и подходы в своих национальных ИИ-стратегиях.
Отличались также объем, уровень проработки и детализации документов, подготовленных по поручению правительств различных стран.

Самой лаконичной и конкретной выглядит национальная стратегия Японии, включающая базовое описание 3-х фаз создания к 2030 г. национальной системы ИИ as a service.



К этой базовой схеме приложен набор из дорожных карт по трём приоритетным направлениям: продуктивность, медицина и здоровье, мобильность.
Пример дорожной карты по продуктивности:



В дополнение к дорожной карте разработан план интеграции технологий ИИ с технологиями основных отраслей экономики по трем приоритетным направлениям (продуктивность, медицина и здоровье, мобильность).
Три фазы этой интеграции показывают уровень планируемого технологического прогресса и социальных изменений:



Но что же объединяет все эти национальные видения будущего ИИ, на сегодняшний день уже сформулированных государствами в самых разнообразных формах?

1. Курс на ИИ-национализм;
2. Курс на ИИ-национализацию.


✔️ ИИ-национализм.

Первый источник ИИ-национализма — сверхвысокие ожидания.

Будучи универсальным технологическим подходом с потенциально неограниченной отдачей, в котором (помимо очевидных экономических плюсов) военные видят еще и Святой Грааль мирового могущества, ИИ порождает новый вид нестабильности на национальном и международном уровнях, вынуждая правительства развитых стран действовать, чтобы не оказаться среди проигравших в этой новой для мира конкуренции за обладание ИИ-превосходством.

Эта конкуренция уникальна и не похожа ни на что в прошлом, включая конкуренцию за обладание ядерной бомбой и межконтинентальными ракетами.

Уникальность ИИ определяется тремя факторами — экономическим и двумя военными:
Универсальность инструментария ИИ как средства повышения эффективности практически во всех постиндустриальных отраслях и видах деятельности (наиболее близкий пример такой универсальности — повсеместное внедрение электричества);
Базирующееся на прошлом военном опыте предположение о высочайшем потенциале ИИ для революционных прорывов,
— как в создании абсолютно новых военно-технологических комплексных классов решений (типа комплекса способов снижения заметности боевых машин в радиолокационном, инфракрасном и других областях спектра обнаружения — стелс-технологий),
— так и в построении на основе ИИ кардинально более совершенных систем военной осведомленности и управления военной логистикой и непосредственно боем на всем театре военных действий (включая смену привычных парадигм для тех или иных видов войск, как, например, произошло с превращением авианосца из транспорта для самолетов разведки и наведения палубной артиллерии в плавающий аэродром, супер-эффективно решающий самостоятельные военные задачи).

Предполагаемая возможность (еще не доказанная, но принимаемая многими военными всерьёз) решения проблемы ядерного сдерживания в свою пользу (по старой ковбойской мудрости, что главное — умение выстрелить быстрее противника).

Названные факторы в значительной мере гипотетические. Они нисколько не отражают реальные возможности уже достигнутого уровня ИИ-технологий, сколько являются их экстраполяцией в ближайшее будущее, при условии сохранения текущих темпов развития ИИ-технологий.
Все три фактора, превращающие ИИ в фактор гипотетического обретения превосходства на международной арене, являются пока что лишь ожиданиями военных и политиков.
Но это вовсе не мешает им утверждать, что мир находится на пороге новой сингулярности — военной.

Второй источник ИИ-национализма — технологическая запутанность.

Беспрецедентно высокая важность ИИ может сделать политику в этой области ключевым элементом государственной политики. Однако, на данном пути возникает крайне неприятная проблема - технологической запутанности (Technological entanglement), присущей ИИ-технологиям, как никаким другим.
Technological entanglement - возникающее и усиливающееся в процессе глобализации тесное и многогранное сплетение интересов и ресурсов международных компаний в разработке элементов технологий, имеющих двойное назначение (мирное и военное).

В результате технологической запутанности понятие технологического суверенитета практически исчезает. Даже несомненный технологический лидер в области ИИ — США в условиях технологической запутанности оказывается в крайне затруднительном положении.

Таким образом, крайне высокие ожидания небывалой отдачи от ИИ, способной обеспечить превосходство страны на международной арене, наряду с все усугубляющейся технологической запутанностью, стали основными источниками подпитки техно-националистической повестки ряда стран, число которых увеличивается.
Потенциальные последствия этого — всевозможные протекционистские действия государств для поддержки своих «национальных чемпионов» в области ИИ, ограничения (а в развитии и возможный запрет) на передачу патентов, открытую публикацию исследований и экспорт ИИ технологий, а также ограничения (а в развитии и возможный запрет) на проведение M&A сделок, свободный переток инвестиций и конечно же талантов, как при обучении, так и в профессиональной деятельности.

В качестве главных векторов курса ИИ-национализма продекларированны следующие три политики:
- Политика, гарантирующая сохранение экономических и военных преимуществ первопроходцев (first mover advantages) ИИ, которыми эти страны себя, не без оснований, считают.
- Политика препятствования копированию новых ИИ-технологий, и, в первую очередь, тех, что легко воспроизводимы любыми странами, обладающими аналогичным технологическим уровнем.
- Политика ослабления стимулов международной торговли, автоматически ведущих к распространению ИИ-технологий по миру.


Особо отмечается «готовность действовать» всем арсеналом средств госрегулирования, быстро и решительно разрабатывая новые правила и жестко пресекая любые попытки подрыва другими странами покуситься на национальный технологический суверенитет в области ИИ.
Важно констатировать, что политика ИИ-национализма — это уже не только про ИИ. Это часть общемирового тренда возрождения политики национализма, идущего на смену глобализма.

✔️ ИИ-национализация.

Страх отстать в мировой гонге за превосходство в сфере ИИ породил тренд ИИ-национализма. Однако этим дело не ограничивается.
Когда выяснилось, что проводимая Китаем политика интеграции целей и ресурсов частного бизнеса и государства (Military-Civil Fusion) позволила КНР в считанные годы практически догнать ранее недосягаемого мирового лидера в области ИИ — США, стало ясно, что и остальным странам ничего не остается, как пойти тем же путем.

Вместо привычного для развитых стран разделения государства и бизнеса, заговорили о преимуществах ИИ-национализации — интеграции ресурсов государства и частных компаний, выравнивания скоростей внедрения инноваций в области ИИ и рефокусировки их стратегических целей на получение государством экономических, политических и военных преимуществ на международной арене.

Повестка ИИ-национализации разделяется на:
— повестку лидеров гонки ИИ;
— повестку аутсайдеров гонки ИИ.


Повестка лидеров гонки ИИ — США и Китая:



Пока что США и Китай в области ИИ идут ноздря в ноздрю. Но немало экспертов считают, что максимум через декаду китайский авторитаризм одержит убедительную победу над американской демократией за счет абсолютного доминирования в объеме собираемых данных. Уже сейчас у Китая собрано вчетверо больше данных, чем у США. И этот разрыв растет.

“На самом деле в ИИ существует лишь одна фундаментальная инновация — глубокое обучение. И всё, что делается сейчас в области ИИ — лишь подстройка глубокого обучения под нужны конкретных прикладных областей.”
/Кай-Фу Ли/

А для глубокого обучения нужно как можно больше данных.
И тот, кто обладает бóльшими данными, скорее всего, уже выиграл соревнование. Хотя, как говорил Смок Беллью, «никто не проиграл, пока никто не выиграл».

Пока же в ближайшем будущем просматривается дуополия. При этом два мировых лидера в области ИИ — США и Китай — имеют диаметрально противоположные стратегии:
— Китайская стратегия — продолжать делать «ЭТО» во что бы ни стало;
— Американская стратегия — всячески препятствовать Китаю делать «ЭТО».


Вкратце описание, что такое «ЭТО»:
Использование протекционистских мер по защите своего рынка от импорта и конкуренции в области ИИ.
Спонсируемое государством незаконное или «околозаконное» приобретение интеллектуальной собственности в области ИИ посредством: физической кражи, кибер-шпионажа, нарушения экспортного законодательства США, контрафакции и пиратства.
Навязывание или принуждение американских компаний передавать ИИ-технологии китайским компаниям, как правило, в обмен на ограниченный доступ к китайскому рынку.
Выкачивание ценной открытой информации непосредственно из первоисточников научных инновационных идей (университеты, лаборатории, исследовательские центры), а также через скупку талантов из всех смежных областей: бизнес, финансы, экспертиза.
Господдержка инвестиционной деятельности китайских компаний в перспективные ИИ-технологии за пределами Китая.

Повестка аутсайдеров гонки ИИ.

Реальное положение таково, что в аутсайдерах AI гонки оказались все, кроме ее лидеров — США и Китая. И хотя технологически развитые страны, типа Франции и Германии или Индии и Южной Кореи, казалось бы, несопоставимы со странами третьего мира по уровню развития ИИ-технологий, — и тем, и другим уготована участь превратиться в ИИ-колонии стран лидеров.



“В гонке ИИ только США и Китай находятся в выигрышном положении. Остальные страны, может, и имеют большое население, но они не имеют ИИ-технологий уровня тех, какими располагают Google, Tencent, Baidu, Alibaba, Facebook и Amazon. И потому им ничего не остается, как превратиться в поставщиков данных для тех американских или китайских ИИ-компаний, программное обеспечение которых доминирует в их странах…США и Китай, уже обладающие наивысшей мощью в области ИИ за счет огромного объема накопленных ими данных, в дополнение получат еще больше данных от всех стран — аутсайдеров гонки ИИ. Что превратит их в недосягаемых лидеров...
…большая часть денег, полученных от ИИ, будет поступать в США и Китай. ИИ — это отрасль, в которой сила порождает силу: чем больше данных у вас есть, тем лучше ваш продукт; чем лучше ваш продукт, тем больше данных вы можете собрать; чем больше данных вы сможете собрать, тем больше талантов вы сможете привлечь; чем больше талантов вы можете привлечь, тем лучше ваш продукт. Этот логический круг обладает волшебной силой, а США и Китай уже накопили таланты, долю на рынке и данные, чтобы привести его в движение. Такое глобальное геополитическое будущее вызывает большое беспокойство, поскольку у большинства стран просто не будет выбора, кроме как стать вассальным государством США или Китае: я отдаю вам свои данные и делаю все, что вы пожелаете, а вы взамен помогаете накормить бедных в моей стране...
Если большинство стран не смогут облагать налогом сверхприбыльные ИИ-компании (потому что это будут американские и китайские компании — СК), чтобы субсидировать своих работников, какие у них будут варианты? Я предвижу только одно: если они не захотят ввергнуть свой народ в нищету, они будут вынуждены вести переговоры с той страной, которая предоставляет большую часть своего программного обеспечения для ИИ — Китаем или Соединенными Штатами. По сути, это означает стать экономически зависимой от одной из двух держав, принимая субсидии на социальное обеспечение в обмен на то, чтобы позволить «родительским» национальным ИИ компаниям продолжать получать прибыль от пользователей зависимой страны. Такие экономические договоренности изменили бы сегодняшние геополитические союзы.”

/Кай-Фу Ли/

Вот такой получается ИИ-неоколониализм.
Вместо золота и серебра страны-колонизаторы в XXI веке получают их заменитель — большие данные для обучения своих ИИ-технологий. А странам-колониям остается только уповать на цивилизаторский дух ИИ-неоколониалистов и их финансовую помощь.


Однако, и здесь, как и в гонке ИИ двух лидеров, «никто не проиграл, пока никто не выиграл».

К чему ведет ИИ-национализация?

При всем различии повесток гонки ИИ лидеров и аутсайдеров, они предполагают одни и те же шаги, ведущие, по сути, к ИИ-национализации по китайской схеме.

- В первую очередь, это создание у себя в странах единых гражданско-военных комплексов по разработке ИИ-технологий.
(Конечно, гиганты ИИ-бизнеса будут всячески сопротивляться этому).
- «Заставить понять» нужно не только гигантов ИИ-индустрии типа Google, но и множество перспективных стартапов, работающих на переднем крае ИИ-разработок.
Стартапы должны быть встроены в крупные корпоративные структуры, иметь доступ к требуемым данным и создавать высококачественные ИИ. Эта же логика распространяется и на отдельных специалистов по ИИ — все они должны работать на решение задач нацбезопасности.


✔️ Заключение.

В завершение анализа детальной аргументации отправного тезиса данного прогноза о неизбежности двух названных трендов, попытаюсь предельно кратко зафиксировать их ключевые последствия:

Главным следствием тренда ИИ-национализма станет ИИ-балканизация.
Главным следствием тренда ИИ-национализации станет новая модель сосуществования государства и бизнеса, которую можно было бы условно назвать авторитарно-демократический ИИ-капитализм.
Главным интегральным следствием действия обоих трендов станут новая геополитика и новый мировой порядок, основанные на ИИ-неоколониализме.
Главным следствием гонки ИИ-вооружений видится:
- либо вариант «Большой войны», в результате которой следующая война будет вестись уже камнями и палками.
- либо вариант «ИИ Сингулярности» (или «Приход лесника»), при котором все ускоряемое гонкой ИИ-вооружений развитие ИИ-технологий породит «сильный» ИИ, а тот поступит, как лесник в анекдоте, устранивший соперничающие стороны за ненадобностью.


Хотя, возможно, ничего этого и не случится.

— Глобализация продолжится.
— Гиганты американского ИИ-бизнеса откажутся работать с Пентагоном.
— Китай откажется от своих планов мирового доминирования в ИИ.
— Идеалы демократии помогут выиграть у авторитаризма гонку за превосходство в области ИИ.
— И, в результате, мир забудет об ИИ-национализме и ИИ-национализации.


Все страны будут дружно совместно работать исключительно во благо мирного использования ИИ всем человечеством.

Осталось только переубедить военных и политиков Китая и США...

/Источник/



Картинка кликабельна



Tags: Война, Общество, Технологии, Цивилизация, Человеческий мир, Экономика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Переговоры. Часть №26

    Оригинал взят у odin_na_ldine Наша речь – это океан возможностей. Но едва ли мы используем весь свой багаж знаний и умений. Замечали…

  • Музыкальная пауза

    Lateralus - (Tool Cover) ft. Samuel Hope and Suphala P.S. The HU - Yuve Yuve Yu

  • «Парижская декларация»

    Год назад группа европейских интеллектуалов первой величины (учёные с мировым и европейским именем в соответствующих областях наук) издала…

promo evan_gcrm march 28, 19:35 75
Buy for 30 tokens
Основополагающим элементом, основным двигателем всей жизни, является репликатор. Скопированная информация - это и есть «репликатор». На Земле первый репликатор довольно бесспорный - это гены, или информация, закодированная в молекулах ДНК. Точнее это первый репликатор, о котором мы знаем.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments