evan_gcrm (evan_gcrm) wrote,
evan_gcrm
evan_gcrm

Category:

О земледелии, пиршествах и уровне СО2



Человек, который ест в одиночку, просто-напросто наполняет бурдюк, под названием желудок.
/Платон/

Люди занимались охотой и собирательством с возникновения рода Homo — более двух миллионов лет. Это был хороший и практичный способ выживания.
Все реконструкции говорят, что палеолитический европеец по силе мышц и крепости костей был на уровне современного спортсмена-профессионала. Попутно он имел на 5-10% больший объем мозга, чем наш среднестатистический современник.
Из всего этого следует, что средний кроманьонец отлично питался. Кости и мышцы олимпийского уровня без достаточной пищи не появятся. Мозг требует до 20% всей энергии, расходуемой организмом, то есть, если им пользоваться, он на единицу веса пожирает ее даже охотнее, чем мышцы.
То, что еды нашим предкам 20-30 тысяч лет назад хватало — несмотря на суровейший ледниковый период — видно из археологических данных.

Больше работать, чтобы меньше есть: в чем был хитрый план первых земледельцев?


Один из самых вероятных ответов на этот вопрос такой: люди — вид приматов, вид социальный. У нас принято уделять огромное внимание социальному позиционированию.
Человек проводит значительную часть своей жизни, занимаясь тем, что доказывает окружающим, что он сильнее, щедрее, умнее «среднего».


Как лучше проявить себя в социальном позиционировании?
Что мы имеем на выбор?


Мамонта бьет любой нормальный мужчина, к тому же часто дело это групповое, не всегда можно выделиться. Пойти добыть медвежью шкуру, показав тем самым отмороженную храбрость без особой практической пользы? Молодые люди той эпохи и такое делали — но при этом можно было натурально погибнуть.
В общем, ситуация тяжелая: ни айфонов, ни электромобилей, а показать, что ты круче других, или сверхсложно (если решишь соревноваться в живописи с единственным живописцем племени), или и сверхсложно, и опасно — если, например, добывать шкуру медведя и другие призы для не только лишь всех.

Что же остается?
Поднимать физические данные и навыки охотника?


Но это, по сути, продвинутый и сложный спорт. А во всяком спорте у человека рано или поздно находится потолок, дальше которого тренироваться надо уже крайне интенсивно, а нам лень.
Отдельные граждане ударялись в изобретательство и изящные искусства. Некий денисовец, например, изобрел скоростной сверлильный станок и порядка 50 тысяч лет назад сделал на нем украшение, которого и сегодня не постыдился бы любой ювелир с современным оборудованием. Но, опять же, это талант, а талант есть не у всех — в отличие от потребности в социальном позиционировании, которая присутствует у каждого, даже если он об этом сознательно ничего не знает.

Возможность накопления буквально перевернула древний мир десять-двенадцать тысяч лет тому назад.
Теперь можно было не отдыхать, а вместо этого ударно вкалывать, копя запасы, которые лично себе было особо не съесть. Затем на их основе устраиваются пиры для соплеменников — либо с продуктами земледелия, либо, если их в избытке и есть домашние животные, готовые съесть лишнее — с использованием мяса домашних животных.
Пиршество, основанное на излишках, предлагается как совершенно новый элемент в динамике сообщества, вероятно, впервые появившийся в Европе в период верхнего палеолита и становится все более распространенным в мире с развитием технологии мезолита. Поскольку пиршество влечет за собой выгоды для выживания и снижения рисков, оно создает по своей сути инфляционные силы для производства продуктов питания. Эти элементы впервые появляются у сложных охотников-собирателей и логически ведут к интенсификации производства продуктов питания, что в конечном итоге приводит к одомашниванию растений и животных.

Так сельское хозяйство стало центром целой общественной системы «бигмэнов» — влиятельных людей, зачастую не имеющих наследственного статуса, но укрепляющих свое положение в обществе дарами тем или иным людям, в ответ испытывающим чувство долга к «бигмэну» и часто становящимся его сторонниками.
В итоге накопление «прибавочного продукта» — такого, который вроде бы не нужен «бигмэну» — стало продвинутым средством социального позиционирования. Этнографы обозначают такие системы как «экономики престижа» или «престижные экономики».

Вслед за этим начали подтягиваться другие стороны жизни цивилизованного общества. Зернохранилища и скот надо охранять. На этот случай строят стены, за которыми находятся жилища и амбары и за которые можно загнать скот. «Бигмэны» вскоре начинают желать не только социального веса, но и видимых знаков своего статуса — и заказывают ремесленникам все более дорогие украшения. Затем они начинают давать зерно уже в долг тому, кто в нем нуждался, получая в его лице зависимого человека и… вуаля!
Мы имеем общества типа древнего Междуречья, ближе к эпохе Хаммурапи.

Почему переход совершили только десять тысяч лет назад, хотя наш вид существует треть миллиона лет?

Охотники и собиратели имели немало свободного временем — благо работали вдвое меньше нас, современных людей в индустриальных обществах. Поэтому они могли потратить его на эксперименты с ранним земледелием.
Но даже при таком избытке времени, которого у современных людей нет, охотники-собиратели не смогли бы перейти на земледелие как на основу своего хозяйства, если бы оно требовало в полтора раза с лишним трудозатрат, чем в реальной истории людей начала голоцена.
Даже такая большая сила, как стремление к выгодному социальному позиционированию, не смогла бы заставить людей броситься пахать и сеять. По той простой причине, что в «малоуглеродном» воздухе ледникового периода — даже на теплом экваторе — чистое земледелие могло бы довести его адептов до реальной смерти от голода.



Из этого ряд авторов делают вывод: сам факт перехода к сельскому хозяйству стал возможен только и исключительно в результате роста содержания СО2 в воздухе. Роста, который случился из-за глобального потепления, по окончании последнего ледникового периода. Как известно, при росте температуры воды растворимость газов в ней падает — и углекислый газ из океана попал в атмосферу, повысив свою концентрацию в ней.
То есть человечество физически не могло перейти к земледелию ранее, чем после конца ледникового периода. И если и делало это в прошлые межледниковья — например, микулинское, 120-110 тысяч лет назад, — то потом должно было бросить эту привычку, поскольку выжить с ней после наступления новой ледниковой эпохи было бы затруднительно.

Получается, современная человеческая цивилизация могла и не возникнуть без всплеска уровня СО2 в атмосфере Земли.

/Источник/




Tags: Общество, Цивилизация
Subscribe
promo evan_gcrm март 28, 2018 19:35 141
Buy for 30 tokens
Основополагающим элементом, основным двигателем всей жизни, является репликатор. Скопированная информация - это и есть «репликатор». На Земле первый репликатор довольно бесспорный - это гены, или информация, закодированная в молекулах ДНК. Точнее это первый репликатор, о котором мы знаем.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments