evan_gcrm (evan_gcrm) wrote,
evan_gcrm
evan_gcrm

Categories:

Чудо любви



В своей книге "Человек безумный. На грани сознания" Виктор Тен высказывает гипотезу происхождения сознания, являющаяся продолжением авторской инверсионной теории антропогенеза.


Homo asapiens – Человек безумный.

Основные отличия человеческой психики от психики животных:
У животных, включая обезьян, могут быть только два эндогенных состояния психики: бодрствование и сон.
У взрослого человека могут быть четыре эндогенных состояния психики: бодрствование, сон, гипнотическое состояние, шизофрения (расчастленная, диссоциированная форма психики).

Аутизм и шизофрения – это эксклюзивы Homo sapiens, не встречающиеся в животном мире. Шизофрения находится на стыке биологического и социального в человеке. Многоликость ее простирается от бредоподобного фантазирования до аутизма, полного ухода в себя. Еще одним признаком шизофрении является синдром двойника, когда человеку кажется, будто он раздвоился. Шизофренический бред и аутизм также связаны с расщеплением психики.
Не открывает ли данный фактор возможность для понимания сущности этих явлений? Именно: не в глубинах ли филогенеза нашего вида спрятана тайна? Не относятся ли эти феномены к разряду рекапитуляций согласно биогенетическому закону? Если бывают анатомические, физиологические рекапитуляции, почему не может быть психических?

Параллель между партиципированным сознанием первобытных людей, аутическим и эгоцентрическим сознанием детей и сознанием шизофреников уже в начале прошлого века напрашивалась сама собой.
Но дело в том, что шизофрения – это не только не самая простая форма мышления, а скорее самая сложная. Следовательно, в истоке логического мышления нет простоты рефлексов и восприятий.
Происхождение логического мышления эндогенно, не из животной простоты, а из более сложной формы – из шизофренического мышления с его запутанными кататимическими образами.

В связи с вышеизложенным, можно говорить о том, что в промежутке между животным предком человека и Homo sapiens существовал вид, который можно называть Homo asapiens.

Обратите внимание, насколько сложна психика первобытных людей! Учтите еще сложность их языков, в которых десятки наклонений и падежей, где есть двойственные, тройственные и даже четверные числа! Где десятки названий для того, что у нас имеет только одно название, например снег или олень. Не может не быть резкой границы между мышлением первобытных и тем, что антропологи называют мышлением обезьян. Более того, возьму на себя смелость утверждать, что мышление цивилизованного человека даже ближе к когнитивным способностям обезьян, чем архисложное мышление первобытных людей.

Партиципированное, шизофреническое в своей основе мышление очень утомительно, невыносимо сложно. Если в каждом предмете видишь не одну сущность, а не одну, – трудно оперировать предметами.
Когда мышления не было совсем, было проще, было как у всех животных, без сомнений, без выбора. И вдруг оно появилось вот в такой расщепленной форме. Мышление, в котором привычно видят решающее «эволюционное преимущество» первых сапиенсов, появилось как экзистенциальное зло, сковывающее позитивную активность и подводящее под самоуничтожение. Для огромного количества гомининов оно стало наказанием, а не наградой.
Мышление развивалось путем упрощения, начавшись с первобытной архисложной формы партиципированного мышления.

Дети природы пошли по пути упрощения мышления. Они выделили часть предметов в табу, фетиши, тотемы. Жить стало проще.
В частности, такое мышление – ассоциативное – стало основой религии. Это вторая временная форма мышления, которую можно называть сопричастным мышлением.
Ассоциативное мышление бывает смешно как источник разветвленных суеверий, но это уже не шизофрения, не навязчивый partage (расщепление) сущностей, приводящий к связыванию человека по рукам и ногам в предметной деятельности.
Сопричастное (ассоциативное) мышление тоже далеко еще неэкономично, т.к. делает возможным допущение нескольких причин.

Пришло время, когда люди, по сути дела, идя по пути дальнейшего упрощения мышления, поняли: надо искать одну необходимую и достаточную причину и устанавливать причинную связь, а не множество ассоциаций в разные стороны. Так появилось причинное мышление.
Именно потому, что причинное мышление является самым экономичным, мы смогли создать культуру.


Как появился мозг.

Человеческий мозг представляет собой дуальную систему, благодаря тому, что он сформировался из двух автономно работающих мозгов наших предков. Процесс сапиентации заключался не в росте массы мозга «мало-помалу» и не в специализации нейронов, а в формировании сферы контакта, обеспечивающей «узнавание» двумя Я друг друга. В результате у человека за миллионы лет эволюции сформировалась огромный пучок волокон, соединяющий два полушария, бывшие некогда автономными органами управления организмом нашего животного предка.

Наши два Я, в отрыве друг от друга не мыслят. Производство смысла – их совместное творчество. По-иному быть не может, учитывая распределение функций. Они распределены по принципу противоположностей, дополняя друг друга именно в таком качестве. Функциональное разделение полушарий – широко известное, энциклопедическое знание, не вижу смысла много об этом писать.

Два наших мозга получают информацию благодаря органам чувств, одновременно и перерабатывают ее «с оглядкой» друг на друга абсолютно когерентно, именно потому, что зеркально отражают друг друга. Внешняя среда выступает в данном случае в качестве общего «иного измерения», инобытия, воспринимаемого одновременно двумя нашими Я.

Предположим, что сущие в нас, составляющие наше сознание части, «зеркалят» друг другу, друг в друга, друг за друга, составляя замысловатые фракталы. Если эти «зеркала» не кривые (т. е. если человек не является сумасшедшим), картина получается достаточно регулярной, соответствующей законам симметрии. Часто она получается оригинальной. Такой «внутренний образ» может быть эксплицирован в оригинальную научную идею или художественное произведение. Благодаря тому, что наш мозг прошел этап настройки (как в филогенезе, так и в онтогенезе), творчество мыслеобразов программно обеспечено, что делает возможным необходимую повторяемость, устойчивость, возможность репродукции и возврата.

Следует вспомнить такую особенность зеркал, как способность заключать большое в малом. Можно взять большое зеркало и отламывать от него куски. Отражаемый образ от этого не пострадает. Даже в самом маленьком обломке будет содержаться весь объект целиком, а не какая-то его часть.
Именно зеркальный принцип – и только он – объясняет сохранение работоспособности мозга при удалении большей части полушария; способности думать и говорить, несмотря на то что удалены те части, которые в норме отвечают за логику и язык.

После того как в мозге пресапиенсов появились ассоциативные поля, произошел качественный скачок, причем апгрейд пережил весь мозг. Эта добавка, сделавшая возможным сознание, изменила его целиком. Он начал работать как тотальность. У животных наблюдается четкий локализационизм: те или иные участки мозга реагируют на те или иные стимулы, следует реакция и т. д.

Факты говорят о том, что было два перелома:
Первый – это слом нормальной психики нормальных стадных животных;
Второй – тот, когда стадо стало обществом и место инстинктов заняли социальные качества, которые восстановили эмоциональные привязанности живущих вместе членов рода Homo.
Именно это обеспечило преодоление шизофренического расщепления в ходе психологической инверсии «неразумие – безумие – разум».

Перемены были прямым следствием драматичного общения двух автономных структур психики после падения межполушарной функциональной асимметрии. Они – прямое следствие проникновения в Зазеркалье друг друга, той «деятельности самовосприятия», которая некогда буквально поглотила наших безумных предков.
Мозг человека, сложившийся не в результате медленного роста, а в результате синтеза двух автономных мозгов, уникален тем, что представляет собой зеркальную структуру, которая и обеспечивает вневременное быстродействие.

Психика животных и сознание людей связаны через безумие, как инверсию, сломавшую рефлексы животных. Именно у дельфинов найден «целый ряд архитектонических и нейронных признаков», характерных для безумных людей. Напомню, что у дельфина два автономных мозга в одной голове. Видимо, с этим и связано формирование архитектоники мозга и образование нейронных популяций, предрасположенных к провокации безумия.

Уровень интеллекта определяется не специализацией нейронов, а их общим количеством и качеством связей. Процесс становления сознания человека – это прежде всего развитие системы связей на уже имеющейся клеточной базе.
Если бы мозг в процессе сапиентации рос мало-помалу, никакой избыточности быть не могло, как ее нет у животных, включая обезьян.

Теория ума.

Максимальный уровень развития психики животных называется theory of mind.
Животные, воспринимая другого, рефлекторно, основываясь на опыте, знают, чего от него ждать. Вычисляют, «прошаривают» намерения и возможности другого, а также свои собственные. Это представление о том, что представляет собой другое животное или человек и как с ним обращаться.
Это знание осваивается рефлекторно в ходе взросления и обучения.

Эта способность к оценке «другого» настолько важна, что часто вожаком стаи становится не самый сильный волк. Им становится тот, кто наиболее адекватно оценивает других и ведет себя соответственно. Способность к theory of mind определяет иерархию среди всех стадных животных, включая обезьян.
Theory of mind есть высшая форма интеллекта животных, продолжающаяся у людей.

Между ней и умом нет прямо пропорциональной зависимости.
Ум и theory of mind – это разные явления, исходящие из разных источников. Theory of mind даже у людей имеет в конечном счете рефлекторную природу, а ум имеет источником conscious experience, изначальное "сознательная сверхперцепция". Человек с развитой theory of mind и небольшой толикой ума лучше адаптирован даже к обществу, а не только к природе, и добивается больших успехов, чем очень умный человек с неразвитой theory of mind. Однако без толики ума theory of mind бесполезна для жизни в обществе.

Оттолкнувшись от theory of mind как высшей формы психического развития животных, определим ряд понятий:
Сознание – это способность к сверхрефлекторному восприятию и к представлению в соответствии с ним, когда рефлексы либо отменяются, либо используются подчиненно по отношению к этой способности.
Первично сознание явилось в мир в качестве партиципированного сознания первобытных людей. Рекапитулирует в такой форме у шизофреников и детей. Это то самое «сверхчувствие».

Мышление – это функция сознания, заключающаяся в способности ментально расщеплять и группировать феномены.
Первично мышление явилось в мир в виде расщепления и соединения феноменов по случайным признакам, без отвлечения от их специфики, равнодушное к противоречиям, многозначное.

Разум – способность расщеплять и группировать феномены отвлеченно от непосредственного контакта с ними по принципу ассоциации или по фактору причины.
Появляется при переходе от партиципированного мышления к ассоциативному. Первично является в мир в виде первобытной религии (анимизма).

Научное мышление – это причинное мышление, следствием которого является образование понятий. Понятия образуются по выделению рода и видовых отличий. Основной принцип научного мышления – «бритва Оккама»: не множь сущности без необходимости. Нетерпимо к противоречиям. Руководствуется формальной логикой, хищно отыскивая, разоблачая и ликвидируя противоречия, будучи нацелено на однозначность. Оперирует только конечными величинами. Исходит из практики и имеет целью практическую реализацию.
Диалектическое мышление – продолжение и, одновременно, отрицание научного мышления с его однозначностью. Это мышление, выходящее в бесконечность неизмеримо больших и неизмеримо малых величин. Исходит из знания, что в основе бытия лежат онтологические противоречия как источник движения всего и всюду. Отыскивает противоречия, но не с целью их ликвидации, а с целью разрешения и выхода на новое противоречие, еще более глубокое. Руководствуется диалектической логикой. Многозначно. Непрактично. В чистом виде присутствует в философии и в поэзии.

Обратите внимание, что первичная и высшая формы мышления совпадают по важному признаку: и там и там присутствуют противоречия и многозначность.
С другой стороны, наблюдается внешняя похожесть между животным theory of mind и практическим мышлением обычных людей. И то, и то – однозначно и практично. Отсюда системная ошибка: мышление – это простая способность к вычислению и «прошариванию» ситуаций, намерений других и тому подобное.

Как возникло сознание?

Невероятная среди нормальных животных жестокость пресапиенсов – исходный пункт рассуждений о психогенезе. Немотивированная жестокость – это в самом деле психологический эксклюзив Homo sapiens, который мы можем добавить к приведенным выше двум эксклюзивам (гипноз и шизофрения).
Правильнее будет сказать, что в природе немотивированной жестокости вообще нет, это эксклюзивный феномен «общественных отношений» именно в человеческом обществе.

Именно у них, у этих первых представителей рода Homo, появляются мышление и речь, и массовые убийства себе подобных в родственных группах, которые зачастую становились самоубийственными для целых групп (для подавляющего большинства групп, обретающих человеческие мозги животных; выжили буквально единицы). Эта страшная практика продолжалась среди гейдельбергских людей, ранних неандертальцев, пошла на убывание у поздних и почти прекратилась у Homo sapiens sapiens. В современном обществе немотивированная жестокость наблюдается у детей, сумасшедших, маньяков. У нормальных взрослых жестокость всегда имеет мотивы.

Небольшое отступление: Различные предметы в качестве орудий труда используют самые разные животные, даже очень низкоранговые. Используют и тут же бросают. Человек использует и сохраняет для дальнейшего использования.
Использование предметов в качестве оружия – это реальный эксклюзив Homo sapiens.
Голая, жестокая правда заключается в том, что человек начал систематически использовать одни и те же предметы не в качестве орудия труда, а в качестве оружия. В самом деле: зачем таскать тяжелые камни для раскалывания моллюсков или костей, если почти всегда подходящий камень найдется на месте? А вот оружие всегда надо иметь при себе. Неизвестно, с кем и где столкнешься: с леопардом, львом, стаей гиен, другим жестоким троглодитом.

Орудие не всегда связано с рекурсией (использовал и бросил), оружие – всегда, потому что имеет место быть проекция себя в будущее. Рекурсия – это технологическая калька с психологического термина «рефлексия». Животные к рефлексии неспособны, поэтому они не используют предметы в качестве оружия.

Каким же образом смог выжить «человек безумный» как биологический вид?

Если мы представим себе стадо гоминин, у которых порушены «добропорядочные» стадные животные инстинкты, носителей расщепленной психики, «взрывающихся» по любому поводу и проламывающих друг другу черепа, нам станет ясно, кто должен был быть в такой орде наиболее страдающей стороной: женщины и дети. Согласно законам природы слабые существа бывают более изобретательны, более способны к обману, чем сильные. Обман является одной из самых распространенных стратегий эволюции, начиная с вирусов, и получает большое развитие среди высших животных.

Для драк орудия использует только один вид: Homo sapiens sapiens, прочие обходятся возможностями собственного тела. По всей вероятности, эта практика началась у первых представителей рода Homo. Есть все основания предполагать, что именно «слабая половина», стремясь защитить от бесноватых сородичей свое дитя, взялась первой за палку с этой целью. С подобным крайне необходимым использованием связано и формирование орудийного отношения, которое отсутствует у тех же обезьян. Они не проецируют свои действия в будущее, рекурсивное отношение к орудию отсутствует. Это связано с тем, что палка для доставания банана не столь уж необходима жизненно. А вот палка для самозащиты у женщины, постоянно опасающейся нападения со стороны сородичей-мужчин, была жизненно необходимым предметом. Скорее всего, ложась с ребенком спать, она клала рядом палку, тем самым проецируя себя в будущее, а это уже зачаток саморефлексии – начало сознания.

Однако такая же, как все питекантропы, одержимая безумием женщина-мать, не выпускающая из рук палку, – это не образ для реконструкции начала сознания по очень простой причине: материнская любовь не активирует высшие функции. Не зря ее называют «слепой любовью». Когнитивные способности в целом возрастают, но те области мозга, которые ответственны именно за высшие функции – за речь и разум, молчат. Материнская любовь не активирует участки, связанные с самосознанием, а это самое главное. Понятно, почему не активирует: материнская любовь заставляет забывать свое Я, эго-личность не может быть порождена ею, потому что материнская любовь является антиэгоизмом.

Оказалось, что зоны, отвечающие за высшие когнитивные функции и самосознание, активирует другая любовь – страстная.

Итак, Любовь. Речь о Любви, как психологической катастрофе, речь о том, что является главным событием в жизни каждого человека. О чувстве бесконечности, которое дано в мире только человеку, когда другой человек становится вашим миром и этот мир бесконечен, а вы – бесконечность для него. Можно много говорить о том, что Космос бесконечен, что на земле бесконечно много интересных мест, бесконечно много интересных занятий, бесконечно много вкусной еды. Однако ничто из этого не дает нам чувства бесконечности. Живое ощущение бесконечности дает нам только другой человек.

Страстная Любовь – это наш ментальный эксклюзив.

Интересно, что исследования показывают, что страстная любовь не только активирует подкорковые области мозга. Исследования ФМРТ показали, что любовь также вызывает активацию мозга в более высоком порядке областей коры головного мозга… Эти кортикальные активации предполагают роль зон мозга, вовлеченных в социальное познание, внимание, память, умственные ассоциации и саморефлексию. Вместе эти данные показывают, что страстная любовь активирует не только области, опосредующие основные эмоции, награду или мотивацию, но и рекрутирует регионы мозга, участвующие в комплексной когнитивной обработке, такие как социальное познание, образ тела, самосознание и внимание. Среди этих когнитивных областей мозга можно привести угловую извилину, регион мозга, вовлеченный в интеграцию обобщённых абстракций.

Мать в припадке материнской любви не интересует «образ собственного тела», ей просто не до этого. Влюбленного страстно это интересует в первую очередь, а это уже взгляд со стороны на самого себя, саморефлексия, влекущая самосознание за собой. Самосознание укрепляется тем, что в страстной любви активируется Эго. Это кажется странным, потому что человек в страстной любви, как принято считать, «теряет голову». Оказывается, наоборот, обретает, хотя это и парадоксально для нормального человека.
Для шизофреника потерять голову означает обрести ее.

Тех первых людей, которые выжили и дали начало всему роду человеческому, спасло чудо, чудо любви!

Эта история болезни дает великолепный материал для реконструкции процесса филогенеза психики, ибо человеческое сознание сформировалось через инверсию безумия, через расщепление психики пресапиенсов, через шизофрению. Не «постепенное обретения разума», а трагический разрыв, когда нормальные инстинкты стадного животного перестали работать, потому что это животное «сошло с ума» и только поэтому обрело сознание самого себя.
Весь прогресс психологии собственного Я может быть резюмирован следующим образом: собственное Я структурировано точно так же, как симптом. Внутри субъекта оно представляет собой всего-навсего привилегированный симптом. Это исключительно человеческий симптом, душевная болезнь человека.

Самый трудный вопрос заключается в следующем:
Почему сумасшедшие, гиперсексуальные, возбудимые, агрессивные пресапиенсы, с которыми эволюция сыграла злую шутку, порушив животные инстинкты, в том числе те, на которых зиждился их животный социум, оказались способны к работе в группе, оказались способны образовать новый, небывший на земле социум – человеческое общество, основанное на табу и морали?
Почему они перестали разбивать черепа своим, жившим с ними в одной пещере мужчинам, женщинам, детям, а, наоборот, стали защищать слабых, делиться с ними пищей?


Это сама сердцевина такого необыкновенного для животных явления, как Любовь, а уж следствием этого внутреннего отношения является отношение с другим человеком и обретение в его лице не просто живого предмета, используя который можно размножить свои гены, а целого нового мира. Но ведь «бесконечно-отрицательное отношение с самим собой» – это расщепление психики, шизофрения! У животных не может быть отношения с самим собой.

Эта катастрофа породила в хаотической психике человека безумного вектор, вынесенный вовне. Болезнь, которая не имела выхода, потому что Я и Другой были внутри, получает выход. Другой может быть убит, а может, наоборот, стать предметом поклонения, который влюбленный будет защищать даже ценой своей жизни.

Понятие – это абстракция. Абстракция – это отстранение. Для того чтобы она появилась, необходимо развитое Я, отстраняющее себя от всего иного содержания мира.
Гиперсексуальные первобытные шизофреники обретали головы, теряя их от любви. Не труд, не охота, не постепенное развитие рефлекторных когнитивных способностей, не что иное, кроме как страстная любовь, является главным каузальным фактором антропогенеза. Подобное вытесняется подобным. Все началось с того, что одно безумие оказалось вытеснено другим. Расщепление психики сменилось самосознанием вследствие переноса Другого Я на Другого человека.

/Источник/



Цивилизация и шизофрения.
Разум начался, когда замолчали боги.
Клумба с нарциссами.
Цивилизация аутистов.
Жир и Шизофрения.
Аутистические черты в эволюции социума.
Поэтическое описание ADHD
Предиктивная теория кодирования аутизма
Призрачность бытия
Мониторинг психических конфликтов
Истоки современной архитектуры





Любовь есть знание, а знание есть любовь.
О любви.
Человек - украшенье
Любовь – это ...
И это тоже любовь
Love is something if you give it away.
Что знаете вы о настоящей любви?
Про любовь.
Любовь - это.
Равновесие.
Каким был когда-то.
О любови и красоте.
Как бы анекдот.
Главное - донести...
Формула любви.
Наметанный глаз.
Метафизический возраст.
Ногами стоять на земле, а головой достать до звезд.
Ценно – то, что чудесно.
АБСОЛЮТНАЯ НЕПРОНИЦАЕМОСТЬ.
Преувеличение.



Человек может стать человеком только путем воспитания.
Он — то, что делает из него воспитание.

/Иммануил Кант/

Главный продукт культуры.
Традиции.
Передача огня.
Что сделало человека человеком?
"The Mating Mind"
Поступок, с которого начинается цивилизация.
Модификация общего адаптационного синдрома.
Личность.



Самоодомашнивание | Часть №1
Самоодомашнивание | Часть №2
Самоодомашнивание | Часть №3




Tags: Аутизм, Любовь, Сознание, Человек
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Иллюзия

    В какой степени можно сказать, что люди представляют самих себя? В какой степени можно сказать, что другие организмы или, в более общем плане,…

  • Музыкальная пауза

    Paved My Road to Hell - The Barrows Five Finger Death Punch- Bad Company Nu Breed Feat. Jesse Howard - Welcome To My House

  • Гипотеза культурно-генетической коэволюции

    Проблема происхождения человека — не только крайне сложная, но и принципиально междисциплинарная (в этом отношении она превосходит проблему…

promo evan_gcrm march 28, 2018 19:35 141
Buy for 30 tokens
Основополагающим элементом, основным двигателем всей жизни, является репликатор. Скопированная информация - это и есть «репликатор». На Земле первый репликатор довольно бесспорный - это гены, или информация, закодированная в молекулах ДНК. Точнее это первый репликатор, о котором мы знаем.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments

Recent Posts from This Journal

  • Иллюзия

    В какой степени можно сказать, что люди представляют самих себя? В какой степени можно сказать, что другие организмы или, в более общем плане,…

  • Музыкальная пауза

    Paved My Road to Hell - The Barrows Five Finger Death Punch- Bad Company Nu Breed Feat. Jesse Howard - Welcome To My House

  • Гипотеза культурно-генетической коэволюции

    Проблема происхождения человека — не только крайне сложная, но и принципиально междисциплинарная (в этом отношении она превосходит проблему…