evan_gcrm (evan_gcrm) wrote,
evan_gcrm
evan_gcrm

Category:

Размен Ферзей?

image

Сделка "Иран-Украина" выглядит примерно так: Путин ведет себя хорошо в иранских ядерных договоренностях, и в ответ на это президент США закрывает глаза на нарастающую массу российских войск под украинской границей.

Такую мысль озвучил в своей колонке для издания The New York Times Роджер Коэн, политический обозреватель и международный журналист.



"Я не утверждаю, что существует официальный "обмен Ирана на Украину" между президентами Обамой и Путиным. Я только предполагаю, что российский лидер видит все американские слабости и тонко чувствует время. Разгар боев на востоке Украины и резкая готовность России помочь по иранскому вопросу до дедлайна для переговоров 24 ноября - это не просто совпадение. Это часть российской стратегии, и на данный момент США на нее ведутся", пишет Коэн.

Как объясняет автор, иранская ядерная сделка хороша для Америки, Ирана и всего мира. Президент Обама понимает ее важность. Если будет договоренность, иранский ядерный потенциал поместят в небольшой и надежный ящик, который гарантирует, что иранская бомба никогда не случится, а еще одну растущую экономику вольют в глобальную. Это изменит политику блокирования на Востоке и добавит конструктива в общение между странами. Такая договоренность, по факту, является последней надеждой президента Обамы оставить след на Ближнем Востоке. И понятно, что он этого хочет.

Но не озвученная цена этой сделки - потеря Украины, уверен эксперт.

"Путин уже аннексировал Крым, несмотря на договор 1994 года об уважении независимости и границ Украины. Есть все основания верить, что он желает заполучить всю Украину. И ошибкой Запада было верить, что Путин не серьезно хочет отстроить Советский Союз в новой форме".

"Реальность опасна. Четверть века после падения Берлинской стены, пока шарики поднимаются в небо в столице Германии, другая нация в 45 миллионов людей, которые хотят наслаждаться плодами европейской свободы, остается брошенной на растерзание Россией. Если мы потеряем Украину, обещания Америки союзникам НАТО в Балтии и Восточной Европе не будут иметь никакой важности" – резюмирует Коэн.



В дипломатии, в международной политике намечается одна интересная комбинация, которая, как осторожно предполагают обозреватели, может способствовать снятию нынешних напряжений, причем не в одном каком-нибудь регионе, а сразу в двух.
Об этом пишет 10 ноября колумнист The New York Times Роджер Коэн в статье под недвусмысленным названием "Ирано-украинское дело".
Iran-Ukraine affair – проблема, комбинация, во всяком случае не афера, хотя в оригинале как раз слово, вызывающее у русских однозначную ассоциацию. Что делать, если по-английски слово affair богаче значениями, чем в русском, где аферист – непременно мошенник (так же как и спекулянт, хотя в иных языках это слово означает биржевого игрока, а то и философа: "спекулятивная", то есть умозрительная, философия Гегеля). Хотя, например, Iran-Contras affair даже и самими американцами понималась как именно афера, нечистая игра. Напоминаю: речь шла о продаже США оружия, запрещенной ранее принятым эмбарго, а выручка от этой продажи шла на вооружение антикоммунистических повстанцев в Никарагуа.
Итак, Иран снова в некоей сомнительной игре (сомнительной хотя бы потому, что исход ее неясен), но вместо каких-то мало кому интересных никарагуанских контриков – всем интересная Украина. Что же предлагается, какой вопрос рассматривается?
Появилось идея (и пока не очень ясно, кто был ее инициатором) одной договоренностью убить сразу двух зайцев. Об этом в той же The New York Times еще 3 ноября писал Дэвид Санджер, на статью которого ссылается Коэн. Переговоры, идущие с Ираном по вопросу ядерного оружия, можно привести к желаемому результату, приняв следующий вариант: Иран поставляет основную массу своего урана России, а та делает из него стержни, необходимые для работы ядерных электростанций. Такие стержни чрезвычайно трудно привести обратно в состояние годности для производства оружия. За это снимаются санкции с Ирана, и он в полном объеме возобновляет поставки нефти и газа.
В ответ на готовность России участвовать в такой схеме США принимают более сдержанную позицию в отношении российско-украинского конфликта. Откровенно говоря, она и сейчас достаточно сдержанна, уже было не раз заявлено с самых высоких трибун, что США в военные действия по поводу Украины вступать не собираются. Речь, следовательно, идет о прекращении, очевидно, взаимном, достаточно агрессивной риторики, тоже ведь действующей на нервы. Но можно предполагать и нечто более важное – например, отмену санкций по отношению к России (правда, об этом не говорят ни Коэн, ни Санджер).
Дальше начинаются детали, в которых, как известно, всегда таится дьявол. США не доверяют Ирану, то есть в данном случае не верят тому, что Тегеран весь свой уран будет отдавать на переработку в Россию, которая сама получит от этого большую экономическую выгоду – чуть ли не монополию на строительство в Иране атомных электростанций. Что-то зажмет Иран, чтобы втихую продолжать ядерную программу.
В отношении России закавыка в том, что выход на рынок иранских нефти и газа приведет к падению цен на энергоносители, что, понятно, Москве невыгодно. То есть в указанной схеме есть плюсы и минусы и для Ирана, и для России (для Украины – только минус). Все плюсы – для США. Но так ли это?
Собственно, об этом и статья Роджера Коэна. Есть принципы, которыми нельзя поступаться, напоминает он. Нельзя потакать агрессору (которым в американском сознании однозначно выступает Россия), нельзя мириться с захватом Крыма, с потенциальным ослаблением НАТО и созданием угрозы для стран Балтии, которые могут оказаться следующей жертвой российской агрессии, коли украинская "афера" пройдет для России гладко.
Аргументы известные и для кого-то бесспорные. Но одно дело – мнение журналиста либеральной газеты, другое дело – интересны реальной американской политики, которая решается, конечно, не на страницах газет, хоть и при полной их осведомленности. Похоже на то, что мы очень скоро узнаем решение сторон по этому вопросу – после весьма возможной встречи Обамы и Путина в Австралии.
Вообще подобные гамбиты – вполне в духе международной политики. Самый известный из них – Карибский кризис 1962 года. Ведь в результате Хрущев не только по носу получил, хотя и напугал смертельно американцев возможностью ядерной войны, но и добился ликвидации американских баз в Турции. Игроки на шахматном поле нынешней дипломатии, вполне возможно, могут разменять тяжелые фигуры. Ну а каким будет эндшпиль, пока неизвестно. Впрочем, если он будет, так мы точно о нем узнаем.

Борис ПАРАМОНОВ
Tags: Иран, Россия, США, Украина
Subscribe
promo evan_gcrm март 28, 2018 19:35 141
Buy for 30 tokens
Основополагающим элементом, основным двигателем всей жизни, является репликатор. Скопированная информация - это и есть «репликатор». На Земле первый репликатор довольно бесспорный - это гены, или информация, закодированная в молекулах ДНК. Точнее это первый репликатор, о котором мы знаем.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments