evan_gcrm (evan_gcrm) wrote,
evan_gcrm
evan_gcrm

Category:

Эпоха свидетелей Перестройки

Оригинал взят у wonderbull
image

Я намеренно включил этот пост в свой журнал, что бы показать внутренние течения в российском обществе. Течения если может и не понимаемые, то точно имеющие шанс быть воспринятыми перестроечным поколением практически во всех станах бывшего СССР. Пост написан 13 ноября 2013 года, что знаково и объясняет поддержу российским обществом аннексии Крыма, да и дальнейшую политику "Кремля".
Еще не зная цены, не понимая последствий на уровне "кухонных" разговоров, данная точка зрения скорее всего и является идеей "Русского мира".



Культура воспитания советского человека была насыщенной с раннего детства. Над агитпропом трудились лучшие умы современности — наиболее талантливые авторы, композиторы, художники, поэты, отобранные из 3 поколений активных советских людей. От громовержущих Горького и Маяковского до пастельных гуманистов Крапивина и Алексина, от трогательных сказок полевого командира Гайдара до «Почемучки» и «профессора Фортрана» — все это великая советская детская литература. И каждое последующее поколение пропагандистов и педагогов — шлифовало и оттачивало опыт предыдущего, каждое — наращивало инструментарий.

Они целеустремленно гранили человека будущего. И мы — последняя разработанная ими опытная модель. Другого такого поколения не было. На нас все закончилось.

Светлое будущее отменили. Раздали утешительные ваучеры, которые никому не пошли впрок.

Итог: сегодня на каждого постсоветского молодого человека лет тридцати найдется советская патриотическая песня, от которой у него защиплет в носу. Или фильм. Или стих.

Отсюда и — «Очень хочется в Советский Союз — ядерный, страшный, большой, коварный».



Хорошо это или плохо? По-моему, в этом — исторический шанс.

России, как ее ни назови, объективно нужно быть ядерной, страшной, большой и коварной. Потому что, как оказалось (и многие со временем это заметили), в свободном мире довольно стремно быть няшей: не сожрут, так понадкусывают.

Кроме того, России объективно нужно оставаться социальным государством — ну, хотя бы внешне стремиться к этому. Без социальной инфраструктуры в наших широтах не выживешь: население отморозишь.

А ведь у «Красного Монстра» нашего детства были свои достоинства. Вроде улиц, на которые совершенно не страшно отпускать детей, и даже без мобильников. И вообще монстр-то наш был довольно пушистый. И заботливый. И предусмотрительный. Скажем, не устраивал депортационных лагерей и факельных шествий, а спокойно трудоустраивал и лечил таджиков и узбеков по месту их жительства. Не самый хитрый процесс, но «свободные нации» аналогичный настроить отчего-то никак не могут. Включая, впрочем, и русскую...

И именно благодаря советским установкам, «доброта и ум» государства у нас предполагаются ориентиром по умолчанию. Между тем, существуют, как мы теперь на своей шкуре знаем, и иные форматы государства, при которых забота о населении необязательна. И многие признаки указывают на то, что наше «пост-социальное государство» постепенно дрейфует в этом направлении. Неудивительно, что бывшие советские сопротивляются: государство для России — система жизнеобеспечения, отдавать последний скафандр и акклиматизироваться в открытом космосе общество не готово.
И вот со всей этой чередой возрастных инсайтов, тенденций и предметов для ностальгии мы въезжаем в эпоху перемен.

На нее-то и выпадает заря активности поколения «последних советских».


(Как ни чести нынешние власти, они в любом случае не вечны. Что за смену они растят себе сами — вопрос отдельный; править Бурматовы очевидно не будут, потому что «брежневский бэби-бум» — явление демографически значимое, и так просто всех пассионариев этой волны не задвинешь).

Демографически получается, что в течение ближайших 10 лет в России так или иначе интегрируется в социальные структуры высокого уровня (получит заметные руководящие посты в промышленности, на госслужбе, в бизнесе) последнее советское поколение.

А ведь это — поколение последних пионеров, заставших наиболее распространенный тип советских лагерей и дворцов — пионерские.

Поколение дворовых Неуловимых Мстителей, Электроников, мушкетеров, Гостей из Будущего, монахов Шаолиня, — смотря что недавно показывали по ЦТВ. Поколение наивных мистиков, пересказывающих друг другу не кислотные бредни, а истории Красной Руки и Черной Простыни, про Черного Альпиниста и про инопланетян, и вызывающие на эфирную связь дух Пушкина. Поколение скептиков, верящих науке, а не суеверию или религии. Последние из граммарнаци, которых еще учили, что как пишется. Последние из Ордена Хранителей в памяти Корпуса Текстов Советской и Прогрессивной Зарубежной Фантастики.

Последние из Землян, кто хотя бы представляет себе, что все люди — братья, а в конце истории вообще-то должны были быть не прибитые к Красной Площади яйца, и даже не удвоение ВВП, а прямо вот всеобщее светлое будущее.

Причем эти мои сверстники, последний штамм советской цивилизации — в большинстве своем до сих пор неплохие люди.

Пионеры, в чем-то поверившие Цою, но так и не предавшие Чебурашки.

Отсюда проистекает упомянутая в зачине фича нашего поколения.

Советское литературоцентричное детство, школа, система передач телерадиовещания (от «Радионяни» до «Юности», со всеми остановками на «Пионерскую зорьку» и «Будильник»), Союзмультфильм и сеть специализированных киностудий выращивали совсем других людей, нежели те, чьи родители в условиях педагогического хаоса 90х попали под Спока и Монтессори. Еще сильнее отличаются от нас, последних из книгочеев, представители гиперподключенного поколения нулевых, воспитанные уже повсеместно доступным «рейтинг-ориентированым» телевизором, и не менее доступным и «рейтинг-ориентированным» интернетом.

Разница эта определила уникальный интеллектуально-психологический облик поколения. Помимо наличия более сложного аппарата морально-этических установок, бывший советский школьник по сей день более информирован об окружающем его мире, об истории, о Вселенной и обо всем таком.

О Самых Главных Вопросах.

И получается, что у советского школьника последнего поколения — самый широкий из активных слоев населения горизонт обзора.

Кстати, именно поэтому многие явно или незаметно для себя просоветские граждане так вскинулись на Ливию и Сирию: им понятен масштаб угрозы.

Люди же «ельцинской» эпохи во время оно, видимо, пытались перестроить свое восприятие с советского на «современное, западное», и где-то на этом пути не справились с объемами информации. Отчего и приняли себе за мировоззрение — оголтелый западный агитпроп. Просто в силу его легкодоступности. Been there, done that.

Так или иначе, результатом посттравматического преобразования аксиоматики части советских людей (мы их нынче зовем «либералами») стало резкое сужение кругозора. Максимум амбиций — урбанистика на подсосе у Мэрии.

Неудивительно, что проблематика последовательного разрушения очагов цивилизации в арабских странах представителям этой категории граждан далека, чужда и незаметна, мусульманская угроза для них — это ввезенный кровавым режимом для замещения их любимых смуглый дворник у подъезда, ежедневным жертвам американских дронов они также не сочувствуют, и вообще, «кому мы нужны, давайте сдадим Арктику и все ракеты».


Легко понять, что «детей покемонов», т.е. поколение 00х, «последние из октябрят» на данный момент тоже бьют в пространстве возможностей. Хотя бы потому, что последним советским сейчас 30-40, и многие нашли свое место в жизни (что молодежи будет сделать только труднее, если судить по западному опыту «стареющего общества»).

Таким образом, в течение ближайших 10-15 лет страна имеет все возможности пойти курсом, который определит выдвигающееся поколение последних советских людей [разной степени сохранности]. Это ли не исторический шанс?

И важное преимущество: только у последнего советского поколения есть за плечами некое общее поле смыслов, комплект ролевых моделей, единая структура ценностей — не применяемая на практике, но не забытая. Эталонная «Судьба барабанщика», записанная на подкорку. Кодекс строителя чего-то неопределенно-хорошего, для всех, даром, и чтобы никто не ушел обиженным.

У всех остальных ныне живущих поколений, действующих на подлунных подмостках или только вступающих в жизненную игру, нет никакой системы ценностей, на которую они могли бы опереться.

Отсюда — и ватаги воинственной молодежи «на говне» и в фашистских британских брендах, с мутными представлениями о реальности, в поисках идентичности, названия которой они не знают.

Отсюда же — и метания творческой интеллигенции. Посмотрите на «выпавшего из обоймы» Кашина: мечется человек от сурковщины к либеральщине, а оттуда — к «Русскому полю экспериментов». И что же за эксперимент в итоге он собрался помочь поставить? Запуск Спутника через Погром? Непоследовательно, не взлетит. Попробуйте еще вернуть царя, вон треть населения уже и не против.

Отсюда же — и навсегда отбывающие в Таиланд расслабляться активисты гражданских проектов Навального. Энтузиазм есть, а ценности за ним нет. Вышло из моды — снимите это немедленно.
Короче, разброд и шатание.

Так или иначе, сейчас, когда спираль истории заходит на новый виток, мы входим в зону турбулентности. Поколенческий конфликт во власти вышеописан, геополитическая ситуация нестабильна, социальная система не в лучшем виде, в экономике пророчится глобальный швах, ввиду чего довлевшие 20 лет глобалистские идеологические концепции исчерпали себя. Россия же устала от прозябания, нарожала детей и жаждет рвануть вперед. Никакой рубежной задачи или цели фрустрированному обществу при этом не предложено, — и оно, как собака на блох, бросается на мелкие проблемы, кусая себя самое. Вакуум идей требует заполнения, и самотеком заполняется всяким опасным сором.

В таких исторических условиях обычно начинаются войны, или устанавливаются авантюристские фашистские режимы. Если ничего не предпринимать. Но вообще-то нас не так учили — «взирать хладно», когда «Родина Опасносте!»

И наличие у нашего поколения некоей общей идеологической основы, — даже не платформы, просто системы координат, — это наше огромное историческое преимущество. «Сам погибай, а товарища выручай» (откуда на самом деле черпает силы кричалка «один за всех»...), «Измена Родине — это страшное преступление», «Человек рожден для счастья, как птица для полета», и «Нельзя стать счастливым среди боли народной» — это основа, к которой всегда можно апеллировать. Постепенно это даст о себе знать.

А в сочетании с появившимся у многих личным опытом:

«счастлив я был не на Мальдивах с коктейлем в руке, не в банке с выпиской со счета, а под Новый год, у сияющей елки, в Великом Могучем Советском Союзе, в хлопчатобумажных жутких колготках, под одеялом, с фонариком, над доброй хорошей книжкой про космическое будущее Человечества» -
...это создает для нас уникальную ситуацию.

Может быть, мы — не последний штамм забытого и заброшенного советского эксперимента по выращиванию идеального человека, а семена, посланные нашими мудрыми предками в будущее.

Чтобы прорасти — и сделать будущее возможным.

Tags: Мнение, СССР
Subscribe
promo evan_gcrm march 28, 2018 19:35 141
Buy for 30 tokens
Основополагающим элементом, основным двигателем всей жизни, является репликатор. Скопированная информация - это и есть «репликатор». На Земле первый репликатор довольно бесспорный - это гены, или информация, закодированная в молекулах ДНК. Точнее это первый репликатор, о котором мы знаем.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments