evan_gcrm (evan_gcrm) wrote,
evan_gcrm
evan_gcrm

Categories:

Имперские города. Часть №2

Источник: kiev_andrash
EastEurope_html_854b2afd

Имперские города. Часть №1

Нюрнберг.

Город Нюрнберг, никогда не был городом аграриев. Его главным достижением было производство и цеховое мастерство, а основной торговлей - путь в Венецию. Учитывая, что на тот период Венеция сама переживала не лучшие времена, открылись новые пути торговли на суше и за океаном, а так же и то, что город Нюрнберг стал протестантским, могло привести к упадку. Впрочем, что такое "упадок"? Шведский посол, итальянец Галеадзо Приорато, в 1663 пишет " Из всех имперских городов, Нюрнберг, без всякого сомнения, является самым красивым, самым большим, самым богатым, роскошным и влиятельным городом". Это слова явно не про упадок. Фактически, рассуждения об упадке города, могут быть уместны только если говорить о периоде между Семилетней войной и началом Наполеоновских войн. Город оказался после окончания Семилетней войны с долгом в 6,5 млн гульденов. Помимо этого, он утратил свои торговые рынки в Австрии, Пруссии и Баварии. Все более усиливающиеся соседи и все большее изменение армий и способов вооружения, создавали ситуацию, когда пусть даже и богатый город, уже не мог сам себя защитить.


Упадок торговли, привел к сокращению капитала и вместе с ним, к сокращению производства. Считается, что войны и эпидемии, оставили Нюрнберг после Тридцатилетней войны с половиной его населения - что то около 25 тыс жителей. Насчет жителей, цифры кажутся преувеличенными. Я весьма скептичен в отношении пяти и шестизначных цифр в описании населения городов. Особенно если речь идет о резких и масштабных изменениях. Так, считается, что болезнь унесла в 1562 жителя году в Нюрнберге 5754 жителя, в 1582 - 9186. в 1633-34 - 15661. Еще столько же погибло от войны в тот же период. Слишком грандиозные цифры, даже при бешеном приросте населения. При этом, чтобы получить право гражданина имперского и вольного города, нужно было постараться. Город вовсе не был открытым двором, куда мог зайти каждый. Миграции происходили сугубо внутри обозначенных границ знакомых сообществ. Торговцы и их семьи, уже связанные с городом, могли в нем поселиться. Слуги с господином, ремесленники и тп. Но каждый получал разрешение и понятия скрытой миграции практически не было. Да, не все живущие в городе, были гражданами города, но и не все туда могли попасть. В большинстве случаев, в "горожан", записывали жителей округи, которые имели отношение к своему "городу", как центру притяжения, равно как и многие граждане города, особенно из числа богатых, имели загородные дома. Многие жители города, в городе только ночевали, день проводя на своих полях или в другой активности за пределами города. Вообщем, потери города кажутся завышенными и нет никаких прямых свидетельств, того что именно это привело к некоему упадку.
Император Леопольд, сделал патрициев города наследственными аристократами, фактически утвердив в статусе независимых принцев. Однако и такая ригидность структуры не означала упадка. В Берне, Цюрихе и многих других городах, степень власти аристократов города - патрициев-гешляхтеров, была еще выше, но это никак не означало упадка их городов и статуса общин.

Следует понимать, что в отличии от вассальной зависимости синьора и общей иерархии рыцарей и нобилей СРИ, патриций города был правящим классом Республики, которая в свою очередь, как свободный имперский город, имела свои права внутри Империи. Другими словами, этот сложный мир имперского города, был не менее богат и не менее влиятелен, чем земельные принцы, с той разницей, что в отличии от последних, городские патриции не могли выйти за пределы своих городов, не считая конечно же обширных загородных поместий, связав свою судьбу и благополучие с общим благополучием города и торговлей. Это слепок с культуры и образа мысли. Торговец начальной эпохи позднего средневековья, имеющий обширные связи по всей империи и прикрытый статусом своего происхождения, это в первую очередь политик, всецело завязанный на привилегии и права, позволяющие ему богатеть и развиваться. Пренебрежение к торговле появится намного позже, когда утвердится кастовое общество Нового Времени, с его статусами и сословными условностями. На тот момент, сокрытие в городе, захват торговых и ремесленных операций, было таким же ловким ходом, как и интриги вокруг имперской короны – павшие Гогенштауфены, оставили обширные земли в руках людей, никак не связанных с новой властью ни обязательствами, ни правами. Фактически и новой власти не было. Все что известно – это слова хроник, написанные позже и нет никакой уверенности, что вся история описанная ими не выдумка. Нет никаких оснований полагать, что так было, равно как нет оснований сказать – так не было. Известно, что 16-17 вв породили массовую литературу по облагораживанию прошлого - нажившие состояние на товарах и ремеслах патриции, хотели приобщиться к мифам земельной аристократии власти и крови, найдя и себе сходное кровное родство. Достаточно лишь отступить от привычного воззрения и станет очевидным, что замкнутая в своих городах патрицианская аристократия, есть конгломерат наследования по принципу улея. Смешанные между собой, эти рода фактически были одной семьей, чьи кровные связи были не завязаны на отцовство и первородство аристократов земли. Это были остатки прошлого мира, адаптирующиеся к настоящему и можно откровенно сказать, что городская аристократия есть форма матриархата, где общей матерью выступает не столько живая прародительница, сколько город сам по себе – это и есть их право на наследование и оправдание власти. Французское Miles, вооруженный воин, возможно коренится в латинском mulier – женщина, отражая свиту правящей матки. Преобразования городских патрициев в подобие земельной аристократии есть процесс такой же динамичный и связанный с переменой эпох, как и любые иные изменения, отмеживавшие старый мир от нового. Другими словами, если внутри родовой аристократии переход от наследования по праву женщины, которое во многом сохранилось в рудиментарных отзвуках обычаев и прав, прошло сугубо в сторону распределения по мужской линии конкретного земельного удела и связанных с титулом конкретных владений, то внутри города, понятие наследования было скорее передачей авторитета и прав. Именно это я называю улеем - реминисценция прошлого, в котором правила одна священная королева, та самая Наша Дама.

Как кажется, все же именно упадок торговли с главным портом Адриатики, Венецией, вкупе с остальными факторами, привел город к финансовой несостоятельности и не способности реализовать свой продукт. Активный торговый элемент был подавлен городской аристократией, а внешние обстоятельства - упадок самой Венеции и войны крупных соседей, стали толчком. Впрочем, учитывая общее состояние дел в экономике Европы, это был удел многих городов, и в более глобальном смысле, даже государств. Яркий пример тому Речь Посполитая, где сословность общества фактически обрушила всю страну - шляхта ничего не хотела делать и окружила себя привилегиями и правами, которые создавали ей комфортные условия без всякой отдачи для общего блага. Сделаю небольшое отступление:

Роль Венеции в торговле сводилась к контактам с Богемией и ее серебряными рудниками - в утверждении этого пути был единственный смысл существования короткого государства Оттокаров и фактически главная причина процветания и существования союза габсбургских герцогств - Австрии, Штирии, Крайны - они лежали на пути между рудниками Богемии и монетным двором Венеции.

Внизу на карте - государство Пржемысла Оттокара :
06_panstvi_krale_premysla_2_otakara

Для сравнения, карта владений Габсбургов в 14 веке:
562px-hrr_1400

Именно Венеция стала выпускать первый серебряный эталонный дукат, меру торговли, где впервые появился универсальный посредник. Я бы даже предположил, что этот период, по официальной датировке - между 1100 и 1400, был фактически первым периодом монетизации и перехода от смешанного обмена товаров на универсальный через деньги. Звучит радикально, но кажется, Венеция была не только производителем монет, ставшим универсальным платежным средством - она была единственным кто в них нуждался и единственной кто использовал их как систему обмена - иными словами монеты из металла с гербом и весом республики, служили способом обменять товар в венецианских домах-колониях. Именно для этого служили базы Венеции на Адриатике и Греции - возить монеты своим чиновникам, которые гарантировали их стоимость. Вера в монеты была чем то новым и именно Венеция подтверждала право этих монет быть чем то. Звучит радикально, но разве флорин - флорентийская монета и цехин, венецианская монета, вкупе с безантом и прочими единицами, не отражала гарантию именно этого места, места чеканки, что именно там обменяют ненужный кусок металла на что то нужное? По сути, мы так привыкли верить в древность денег, что не понимаем их природы до конца. Золото и серебро были красивыми украшениями, но не имей они признанной стоимости в торговле, которая есть консенсус торговцев, какой бы от них был прок? То есть торговля на монеты могла вовсе не существовать вне пределов итальянских торговых путей. Именно торговля в ее нынешнем понимании, когда монеты являются единственным средством обмена, а товар это лишь способ получить больше монет. На тот время, товар был единственной ценностью и он же был единственным способом получить другой товар, усложняя расчеты и превращая торговлю в искусство определения потребностей и стоимостей. Дрова могли стоить все и ничего в разных местах, как и прочий товар, что естественно меняло баланс торговли и определяло иные цели. Введение монеты, позволяло увеличить товарооборот, быть залогом получения другого товара и являлось частью веры в Венецию. Это и была ее революция и преимущество в ее торговле. Все это кажется сказкой сейчас, выдумкой, но такая простая вещь как дебит и кредит в учетных книгах, появилась всего лишь в 15 веке. Как же велась торговля ранее? Явно иным способом и иными мерами. Представим себе мир, в котором нет монет. Нет знаний как плавить металлы и нет знаний что с ними делать. Но появляется потребность и источник этого металла - рудники Богемии, где серебро, пригодное быть поделками, но не оружием (во всяком случае не особо хорошим), вдруг стало нужным - более того, это источник богатства, не как сама ценность, но как потребность в нем в конкретном месте. То есть главное тут контролировать путь до Венеции, на котором стоят сборщики пошлин, таверны, менные дворы, поселенцы и тд, что и есть источник богатства. Иначе к чему возить серебро в Венецию, если оно имеет ценность везде? Уж лучше штамповать самим монеты и продавать монеты самим, как делали то есть же венецианцы, поставляя позднее, монеты королевским дворам. Хотя, как я сказал - это была не поставка монет, это была поставка обменного средства, которым могли пользоваться правители в колониях Венеции и ее партнеров, для обмена на товары - своеобразная квота, которая из средства обмена, стала самоцелью. Поясню на современном примере - скажем некая торговая компания, которая управляет сетью супермаркетов, издает некие фишки из необычного пластика и гарантирует что их примут в ее сети в обмен на товар. Ранее, товары в ее магазинах можно было приобрести только принеся что то в замен. Все взвешивалось и менялось скажем по таблице соответствий - две меры муки равны одной охапке сена или как то так. Теперь же нести ничего было не надо - нужно было лишь дать фишку-монету и получить то же самое - товар. Свой же товар можно было сдать уже не в обмен за товар, но за фишки. Которые принимались вновь таки только в магазинах этой сети. Обман? Или удобство? Ведь если твои "клиенты" тебе верят, то теперь нет нужды копить в одном месте сотни телег сена или зерна - можно привести монеты и оставить их в залог для оплаты в другом месте - торговец брал монеты от клиента и тот знал что ему привезут товар из любого места - где верят в фишки. Ведь этими фишками могли пользоваться все кто верит в сеть супермаркетов, а не только ее клиенты. Мысль понятна - выгода очевидна.

Касательно Нюрнберга, как думается помимо экономических бедствий, добавились и мировозренческие - в 1790 г Моцарт назвал его "уродливым городом", и только в 19 веке, романисты нашли в нем источник вдохновения. Это говорит об остановке развития - город застыл как слепок и собственно, в этом и есть его главный интерес.

Что ж, с периодом конца более менее ясно - история идентичная для других городов, когда акцент с цехового производства и торговли, принесшего результат и значение, смещается на собственно власть и родовые кланы, которые узаконивают свой статус, постепенно превращаясь в аристократию на подобии земельной. Это конец XVII века и весь просвещенный век XVIII, когда кастовое общество достигло своего пика в Европе. Ведь будем откровенны - сословная иерархия Европы, ничем не отличается от варн Индии.
Примечательно, что период с середины 15 века, до конца века 16, обрисован для Нюрнберга в самых радужных тонах - это период расцвета его художников и мастеров, включая Дюрера, период богатства и процветания. Это в принципе было отражено в хронологии признания права городов, которую я описал в посте Имперские города. Как только города стали структурой и зафиксировали свои права и привилегии, их постиг застой и наслаждение плодом рук своих, что не могло длится долго.
Этот же период становления - с 15 по 17 век, для Нюрнберга ознаменовал переход в протестантизм, основание Академии (1526), Университета (1623) и обустройство своих внешних границ, очерченных городскими стенами. Посмотрим на карту города в ретроспективном порядке.

Город в 1895 году:
1895

Город в 1850 году:
1850

В 1793 году:
1793

Город в 1732 году:
1732

Карта от 1628 года:
1628

Старейшая карта города 1553 года:
1553

Более ранних карт Нюрнберга не сохранилось. Очевидно, что в общих чертах город сохранил свои формы на протяжении длительного времени. Карта 1553 года, все еще показывает следы прежних укреплений внутри городской черты. Фактически, и это открытый факт, город возник как соединение двух городов в один. Они отчетливо видны на любой карте. Один, лежащий на севере реки Пегниц, называемый в честь св Себальда (которому посвящена своя церковь), возник как продолжение поселения вокруг замка. Второй, на южном берегу Пегница, назван по имени церкви Св Лоренцо. Оба города, были окружены отдельной стеной и отдельными рвами.
Внизу схема, указывающая размеры этих городов на карте современного Нюрнберга:

cor_nuernberg_5

Вид с гугла:
Нбрнберг общий

Видно, что основные черты города, его план и строения, зафиксированные на разных картах в общем промежутке между 1553 и 1894, сохранились до наших времен.
Помимо этих карт, есть еще деревянная модель города, датируемая якобы 1540 г. (внизу):

1540

Во многом, ландшафт города сформирован исходя из его внутренней топографии. Скажем, весьма специфический вид города св Лоренца, создан отчасти протекавшим в городе ручьем. Внизу на фото - часть города вокруг церкви Св. Лоренца

Св Лоренц

Это так же хорошо видне на схематичном плане города от 1563 года:

1563

Этот участок, схож с ладьей, которую подпирают башни и укрепления. Стоящая в узле Белая Башня, одна из старейших в кольце ранних укреплений, сохранилась до сих пор (внизу на фото):

5615972

С противоположной стороны, уже за пределами очерченного ручьем корабля, стоит церковь св Лоренца (внизу на фото):

2951666

Церковь была заложена как трехнефная базилика в 1250, законченная к 1477 г, уже в стиле немецкой готики. Сам святой Лоренцо, был одним из семи дьяконов в древнем Риме, погибшем в очередной изощренной смерти, коей так полны христианские легенды о святых. Пожалуй самым интересным тут будет лишь связь с Италией и связь с чашей последней вечери, тем самым святым Граалем, который св Лоренцо по легенде, отправил к себе на родину в Испанию. При детальном рассмотрении, видно, что область вокруг церкви, была отдельным объектом - это отражено на всех картах и видно в самой застройке города. Вплоть до 1518 г, вокруг церкви располагалось кладбище.
На противоположном берегу, стоит еще один романо-готический храм, святого Себальда. Начатый примерно в то же самое время, около 1225 года. Изначально это была романская базилика, которую за несколько столетий превратили в готический собор с барочным интерьером.
Внизу на фото, церковь Св. Себальда:

EastEurope_html_854b2afd

Ниже модель последовательного преображения базилики с 13 по 17 век:

800px-Sebald_cyark_1
Sebald_cyark_3
Sebald_cyark_4
800px-Sebald_cyark_2
project_thumb_SSC_300

Ниже, фото реликвария святого Себальда:

фотография 5

Этот странный святой, который был ни мученик, ни папа и даже не епископ, стал торговой маркой Нюрнберга, где он обрел свое почитание, раньше чем его канонизировал в 1425 году папа Мартин. Некоторые считают его франконцем, осевшим в нюрнбергских лесах (25 тыс гектаров чащей и буреломов, подковой охватывающие Нюрнберг - имперский лес, врученный в заботы городу). Другие говорят, что он был пилигримом из Италии. Его классической формой презентации является облик паломника (внизу на фото его статуя ):

RTEmagicC_Sebald11.jpg

Патриции превратили его культ в собственную торговую марку, создав свой аналог святого покровителя в противовес соседним Бамбергу, Вюрцбургу и Регенсбургу. В самой легенде нет даже намека на Нюрнберг - скорее всего уже позднее придумали историю, что Себальд основал церковь посвященную Петру и что его останки повозка с волами дотащила на место нынешнего собора, где и считается он покоится. Даже обращение города в протестантизм не задело почитание этого отшельника. Впрочем, думается, что на деле само имя святого есть анаграмма и представляет собой производное от Сильваний, лесной бог римлян. Вот изображения Сильвана и святого Себальда из его церкви:

Sebald31

В общем то сходство налицо.
Тут весьма схожая выходит история в отношении обоих главных церквей города - обе основаны в 13 веке, обе имеют странных святых, обе завершили свое строительство к 16 веку, обе почти идентичны. Не повторяя уже приведенные изображения, выглядят они как две башни, соединенные одним проходом с центральным храмом. особенно это заметно при виде сбоку. Более, того, если присмотреться, то очевидно, что это не было единое строение:

kirchenraum_grundriss1_01

Алтарная Апсида и вся базилика смещена в сторону, что позволяет предположить, изначально она была построена отдельно и никаким образом не была соединена с башнями. Та же история относится и к церкви святого Лоренца на другом берегу. Более того, создающая некое подобие корабля, поселение вокруг св Лоренца, выглядит как своеобразный вытянутый город, со своим навершием - замком, фортом. который сейчас стоит как церковь святого Лоренца. Если мысленно проложить линию стен вдоль улиц квартала Лоренцо, то окажется, что они формируют корабль, где Белая башня - это его нос, а корму подпирает граница бывшего ручья (см. карту выше). Ниже - это квартал с моей прорисовкой:

Св Лренц 3

Если еще более сузить очертания "ладьи", то ее "корма" упрется в еще одну достопримечательность Нюрнберга - Нассауэр Хаус.

Св Лоренц6

Никакого отношения к графам Нассау он не имеет. При первом взгляде, дом похож на мини крепость:

Nuernberg_Nassauer_Haus_UP
Nürnberg_Nassauer_Haus_001

Это и есть мини крепость, городская бащня, свойственная итальянским городам. Такие башни, строили городские семьи, для защиты от внутренних и внешних войн. Каждое новое поколение добавляло себе новый этаж и башни могли достигать десятков метров в высоту. Считается, что в средневековой Болонье было около 180 таких жилых башен. До наших дней дошло ок 20. Внизу реконструкция Болоньи с ее башнями и фото нынешних, уцелевших башней:

Bologna_Middleage
2tours_bologne_082005

Болонья не единственное место, где сохранились эти башни - небольшой городок в Италии, Сан Джиминьяно, имеет 14 сохранившихся башен:

374619808-rocca-di-montestaffoli-geschlechterturm-san-gimignano-unesco-weltkulturerbe
SanGiminiano

Что доказывает, как широко распространялась данная практика. Дом в Нюрнберге, один из последних сохранившихся Geschlechterturm, как называли их немцы - башней благородных. Выходит, их было куда больше? Нынешние городские дома, часто имитирующие башни и замки прежних времен, наверняка являются более комфортной адаптацией старых каменных башен. Как скажем дом семейства Топлер в Нюрнберге (внизу на фото, до наших дней не сохранился):

0410_alb

Построенный в конце 16 века, этот городской особняк, все еще сохраняет башенную манеру. Как и замок Тухеров, еще одного патрицианского рода Нюренберга:

nbg_tucher

В нем отчетливо видны сохраненные мотивы башни, несмотря на то, что замок строился как вилла с садом. Сейчас здесь музей патрицианства. Вокруг города так же хватало "башен" дворян. Например как этот замок Ненхоф, принадлежащий нюрнбергским патрициям из рода Крес фон Крессенштейн (внизу на фото):

62109803

Или имперский замок Гибизенхоф, так же в корестностях Нюрнберга:

Gibitzenhof

Эта манера, башня окруженная рвом, была сохранена и при восстановлении дома-замка, после того как он сгорел во время Второй маркграфской войны (1552). Те примеров башенных домов, в своей, местной манере, можно обнаружить множество. То, что сейчас их нет, вовсе не означает, что их не было. Это лишь значит, что некая часть прошлого, была изменена,или вернее - замещена.

Tags: Архитектура, Человеческий мир
Subscribe
promo evan_gcrm march 28, 2018 19:35 141
Buy for 30 tokens
Основополагающим элементом, основным двигателем всей жизни, является репликатор. Скопированная информация - это и есть «репликатор». На Земле первый репликатор довольно бесспорный - это гены, или информация, закодированная в молекулах ДНК. Точнее это первый репликатор, о котором мы знаем.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments