evan_gcrm (evan_gcrm) wrote,
evan_gcrm
evan_gcrm

Category:

ШЛЯХОМ СУНЬ-ЦЗЫ . Часть №1

Оригинал взят у macbushin
image

Итак, 1492 год. Из-за острова Базавлук на стрежень, на простор речной волны, выплывают расписные, острогрудые челны. На переднем – князь Богдан Федорович Глинский (позывной – Мамай) – наместник черкасский.

Так впервые попали в письменные источники днепровские флибустьеры - «козаки черкасские». А всего через сто лет здесь же – на острове Базавлук – впервые появится уникальный феномен казачьего фронтира – Сечь Запорожская.

ЧЕРНЫЕ ПАРУСА




До середины XVI века в интересующем нас бассейне среднего и нижнего течения Днепра царил, не побоюсь этого слова, гомеостаз. Конечно, он был специфическим. Фронтирным.

Весной сходил снег. Начинала зеленеть степная травка. Чабаны выгоняли истосковавшиеся на скудном зимнем рационе табуны, стада и отары в степь. Те из них (пастухи, естественно), кто говорил по-тюркски, гнали их с юга на север. А славяноязычные – с севера на юг. Поголовье у первых было явственно многочисленнее. Зато вторые, свободные от скотоводства, больше времени уделяли земледелию, а также сбивались в ватаги - коши, ладили челны и отправлялись по Днепру и его притокам ловить рыбу.

Дабы не заскучать в круговороте хозяйственных забот, и те, и другие взбадривали себя извечной степной мужской забавой – барантой. Некоторым так это дело приходилось по душе, что они плевали слюной на собственное хозяйство и начинали регулярно отправляться в степь внимательно присматриваться к чужому. Как говорит Узун-Кулак: «Не мы такие, жизнь такая».

А если повезет в жизни, то устроится правильный пацан - первый батыр в курене - в какой-нибудь приднепровский замок (Канев, Казы-Кермен, Корсунь, Эски-Таван, Черкассы, Ислам-Кермен, Переяслав, Хан-Бурун) и будет служить великокняжеским панцирным боярином или ханским нукером. Всё не коровам хвосты крутить.

А не повезет - заарканят и станет ясырем.

Но мы сосредоточимся на судьбе славяноязычного - днепровского - казачества. Хотя, вплоть до начала 70-х годов XVI века ни о каком "казачестве" речь еще не шла. Небольшие казацкие общины («людей неоселых, незаможных, неприкаянных в числе несколько сот» - 1552 год) были зафиксированы лишь при Черкассах и Каневе. Казакованием же, было охвачено значительное количество населения пограничных (и прилегающих к ним с севера) воеводств. В свободное, так сказать, от основных обязанностей время. И корысти ради и удовольствия для. Ведь основная масса местных шляхтичей и панцирных бояр, несмотря на славяноязычие и православный крест на пузе, была потомками Кок-Бури. И как запахнет по весне из степи чабрецом, так братва дружною толпою выезжала погулять, хліб козацькый пошукать, руку правую потешить, конкурента в поле спешить, иль башку с широких плеч у кого-нибудь отсечь. Такие увлечения, как говорят аглицкие немцы - sport - со степняками разделяла и аристократическая "золотая молодежь" Великого княжества Литовского и Королевства Польского. И даже государственные мужи приграничья. А увлеченность некоторых доходила до того, что они не просто набирали отряды охочих (в свободное от обязанностей по хозяйству время), но даже за собственный счет строили укрепления далеко-далеко в глубине фронтира - на острове Малая Хортица. Как князь Дмитрий Иванович Вишневецкий, Гедеминович с позывным Байда.

Конечно, Байда-Вишневецкий не был основателем Сечи (тем более, на острове Хортица). Не был он даже днепровским колумбом, открывшим путь в Запорожье. Сей путь давным-давно был известен скромным людям, которые в отличии от князя-авантюриста больше думали не о геополитике, а о том, где припрятать хабар. Гигантские плавни Великого Луга - лабиринт островов, речушек и урочищ - как нельзя лучше подходили для этого. С незапамятных времен эти места были сезонной базой для уходников-промысловиков, с конца XV века к ним добавились схроны днепровских пиратов.

Кстати, не могу удержаться и не обратить внимания шановного панства на сериал "Черные паруса", трейлер которого использовался в начале поста. Пожалуй, первый из пиратских фильмов, просмотренный мною именно что с профессиональным интересом. Тема взаимоотношений внутри и вовне производственного коллектива, по линиям "менеджмент - персонал" и "менеджмент - акционеры", на мой взгляд, раскрыта очень глубоко. Чем, кстати, не может похвастаться не то, что отечественное "кино про казаков", а даже исторические исследования об оных. Историки-казаковеды - люди глубоко интеллигентные и им невдомек, что существует такая проза жизни, как добыча и ее скупщики. Не говоря про многочисленные коллизии, завязанные на этом скользком вопросе. Увы. Но второй сезон "Черных парусов" буду ждать с нетерпением.

В начале 70-х годов XVI века казачий промысел получил второе дыхание, а острова Великого Луга превратились в плацдармы для концентрации сил, подготовки к походам, складирования оружия и снаряжения, постройки средств передвижения. И, естественно, мест, где дуванят хабар.

Что же произошло в это время? Много чего. Появилась, например, Речь Посполитая. А, главное, закончилась Ливонская кампания. Вот тут-то всё и заверте...

P.S. И вот теперь самое время поглядеть на карту.

image

Обратите внимание на волну переселения на юг (в лесостепь), которая пошла после присоединения Руси к Великому княжеству Литовскому и продолжалась с конца XIV - по конец XV столетий. Затем она пошла вспять (закрашено в вертикальную белую полосочку). Повторная волна пошла во второй половине XVI века - после образования Речи Посполитой.

image

Сунь-цзы сказал:
"Война - это великое дело государства, основа жизни и смерти, Путь к выживанию или гибели. Это нужно тщательно взвесить и обдумать".

Увы, но до 1561 года днепровские казаки не знали, что такое Дао.

ШЛЯХОМ СУНЬ-ЦЗЫ

На чем базируется это смелое предположение? На том, что до начала Ливонской кампании (1561-1569 годов) днепровское казачество не имело никаких организационных структур. Слово «легитимных» мы даже употреблять не будем.

Но, позвольте, а как же массовое казакование жителей пограничья?

Да никак. Участие в баранте, наездах и набегах, ведь, не предусматривает формирования подразделений, частей и соединений. Тем более, в свободное от выполнения обязанностей по хозяйству время. И даже в свободное от выполнения служебных обязанностей (если мы говорим о панцирных боярах). банды ватаги вполне достаточно.

Даже если пограничные администраторы привлекали тех, для кого поиск хлеба казацкого становился профессией, то делали они это путем найма в конные слуги. У которых организационные структуры были, но отнюдь не казацкие.

В общем, не только об Инь и Ян, но и о Законе, «заключающем в себе организацию и предписания, Дао командования и снабжения» никто в степи и слыхом не слыхал.

Что же изменилось в 1561 году? Началось комплектование специальных казацких рот по сто человек личного состава во главе с ротмистром. За образец организационной структуры и вооружения была взята венгерская пехота. В поисках соответствующего контингента внимание было обращено на специфические навыки жителей южного пограничья.

Казацкие роты использовались для несения гарнизонной и сторожевой службы, сооружения укреплений, проведения разведки, фуражировки и продовольственного обеспечения. Отличающийся, скажем так, статус казацких подразделений подчеркивало и то, что казацкий ротмистр не был обязан получать специального разрешения для найма роты персонально у короля, а личный состав не делился на товарищей и пахолков, хотя должность ротмистра была шляхетской.

Во время Ливонской кампании количественный состав казацких рот достиг тысячи человек, во время Московской (1578-1580 годов) и Псковской (1581 года) кампаний вырос до четырех тысяч. При этом наблюдалось включение в состав пехотных казацких рот небольших подразделений казачьей конницы. Упоминаются подразделения не только в сто, но и триста человек. Рота казацкого ротмистра Андрея Шляхты состояла из 200 пеших казаков и 40 конных. А под командой оршанского старосты Филона Кмита было 500 человек казацкой пехоты и сто – казацкой конницы.

Смотр войска, проведенный летом 1580 года засвидетельствовал, что казаки «в отличие от прошлых времен вместо луков и стрел имеют на плече ружья и в седлах пистоли, а на боку – привычный меч (саблю)».

В общем, степные добытчики в Прибалтике учились военному делу должным образом и, по меркам Дикого Поля, разумеется, уже приближались к чему-то вроде Delta force и Specnaz в одном флаконе.

Но тут пришла беда, откуда не ждали. По Второму Литовскому Статуту (1566 года) шляхтичи получили право на свободное отчуждение и продажу земельных владений независимо от их происхождения. По условиям Люблинской унии значительная часть панцирных бояр не получила шляхетских прав.

В результате была подорвана экономическая база обороны пограничья, земельные «выслуги» или «службы» превратились в товар, мелкая шляхта стремительно разорялась, земли скупались магнатами. Лишенные средств к существованию, профессиональные военные были вынуждены хобби превращать в источник пропитания.

Вот тут-то правительство Сигизмунда II Августа, окрыленное видом грозно печающих шаг казацких рот, решило и рыбку съесть, и на ёлку влезть. Коронный гетман Юрий Язловецкий, чьей, видимо, инициативой и была первая казацкая реформа (1570-1572 годов), становится куратором казачества, а старшим над казаками был назначен Ян Бадовский - ротмистр роты реестровых казаков (в составе 300 человек). Таким образом, в казацкий обиход вошло волшебное слово "реестр", а, пускай и небольшой, но части казачества был предоставлен реальный (и привилегированный) юридический статус.

Проблема же заключалась в том, что только ветеранов казацких рот, не говоря про казакующих в степи, было на порядок больше, чем реестровых счастливчиков. А Ливонская кампания закончилась. И, как писал официальный историограф коронного канцлера Яна Замойского Генденштейн: «…войско наше было распущено и множество из него людей непривычных и не желающих трудиться, а привычных жить добычей с неприятельских земель, подалось до казаков…».

Именно с этого момента количество (и качество) нападений на татарские улусы на южном пограничье начало рости. Нас же интересует не поток жалоб и предложений султана и хана, обрушившийся в 1570-1578 годах на правительство Речи Посполитой, а содержащаяся в них информация о дислокации казачества. Упоминаются казаки черкасские, каневские, киевские, брацлавские, переяславские. Король обещает провести расследования в Черкассах, Каневе, Белой Церкви, Брацлаве, Виннице и Баре.

Что в этом удивительного? Не упоминается Низ (Запорожье). Т.е. Великий Луг.

Затем следует пауза 1579-1581 годов. И ниагара жалоб обрушивается вновь. Только теперь уже из переписки исчезает территория Ukrainy и появляется Низ.

Из чего мы можем сделать вывод о передислокации массы неприкаянных ветеранов на Запорожье.

Совершенно не случайно, что в 1581 году в ходе второй – баториевой – казацкой реформы, Ян Оришовский – новый ротмистр реестровой казацкой роты (уже в 532 человека), был назван «поручник казаков низовых запорожских». Это едва ли не первое упоминание сего словосочетания. Первая же интитулатура «Войско Запорожское» появляется в письме старшего Богдана Микошинского, датированного 22 мая 1586 года.

Оришовский – это тот самый брацлавский шляхтич, который заявившись на сейм с петицией о неуплате его реестровикам положенного жалованья, во время ее чтения в сеймовой избе уселся прямо на пол по образу и подобию козака Мамая (т.е. «по-турецки»). Чем настолько шокировал почтенную публику, что этот эпизод попал в сеймовый дневник.

Так вот, Оришовский стал заместителем (помощником) нового куратора над всем казачеством, старосты каневского и черкасского князя Михаила Вишневецкого. Оришовскому принадлежала военно-административная и судебная власть над казачеством, с помощью которой он был обязан в интересах Речи Посполитой превратить его в организованную и управляемую военную силу. Для этого ему были дарованы символы власти – клейноды: королевская хоругвь, булава, литавры, три пушки малого калибра, а также казачья резиденция – местечко Трахтемиров.

Замечательную картину портила исключительно приграничная администрация. Которая и после первой, и после второй реформ не признавала казацких вольностей. Обкладывала казаков налогами и повинностями, судила и карала по своему праву, присваивала имущество умерших (и т.д., и т.п.). Чем и было вызвано появление в 1582 году знаменитой грамоты Стефана Батория, которой он обращался к приграничным воеводам и старостам в связи с многочисленными жалобами казаков на нарушения их прав и вольностей.

Ассиметричным ответом на которые (нарушения т.е.) и стало перебазирование вольных людей подальше от начальства и поближе к кухне источнику добычи.

Таким образом, мы можем утверждать, что вербовка казаков для участия в кампаниях 1561-1581 годов и формирование из них тактических подразделений, является свидетельством того, что казачество не имело на тот момент собственных организационных структур. По-русски говоря, никакого Войска и никакой Запорожской Сечи в это время еще не существовало.

Во время кампаний 1561-1581 годов казачество получило боевой опыт, в первую очередь в вопросах формирования тактических подразделений и их применения, а также осуществило перевооружение (поменяв луки на мушкеты).

Военное развитие казачества было подкреплено правительственными социальными реформами 1570-1572 и 1578-1582 годов, даровавшими казакам статус отдельного воинского сословия.

Качественному и количественному росту казачества в этот период содействовал прилив в его ряды стремительно обезземеливавшихся панцирных бояр.

В результате, в начале 1580-х годов происходит перебазирование казачьих структур в плавни Великого Луга – на Низ (в Запорожье). Во всяком случае, для участия в Псковской кампании князь Михаил Вишневецкий спустился на Низ, где летом 1581 года произвел набор казаков. Во главе отряда в полторы тысячи человека он на челнах водой и конно по берегу поднялся до Чичерска, где присоединился к основным силам армии.

До создания Запорожской Сечи оставалось всего лишь одно десятилетие.

image


Читателю будет интересно узнать, что такое Польская сабля
Tags: Запорожье, История, Украина
Subscribe
promo evan_gcrm march 28, 2018 19:35 141
Buy for 30 tokens
Основополагающим элементом, основным двигателем всей жизни, является репликатор. Скопированная информация - это и есть «репликатор». На Земле первый репликатор довольно бесспорный - это гены, или информация, закодированная в молекулах ДНК. Точнее это первый репликатор, о котором мы знаем.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments