evan_gcrm (evan_gcrm) wrote,
evan_gcrm
evan_gcrm

Categories:

Чумные дети

Оригинал взят у kiev_andrash



В виде и в воде есть нечто непредсказуемо определяемое и несущее невесомое для утяжеления как несущих так и носимого. Что есть носимое в этом виде? То ли что есть плоть и что внушаемо как потребность и как нечто ограничиваемое и требующее управления? Это ли оно? Это ли правда или правда в том, что нечто изнутри нуждается в разрушении плоти дабы свой род продолжить? Одним дастся воля творить сие, другим дастся поп хранить их плоть от язвы духа.

Чума ходившая якобы от столетия к столетию и удобно вырезавшая в мире без букв свои письмена на руках и лбах, чума которой делят то и то на это и это, чума за которой начались иные миры, та ли эта чума и то ли это проникновение? Или мы говорим об исторжении и вынесении наружу того что было скрыто внутри.

Утверждение о борьбе видов есть лишь часть, под которой вовсе не человек есть особь умысливания. Виды что живут в нем имеют не меньшее право на свою борьбу. Звезда псов из красной ставшей голубой и мертвичина ставшая живой, вот обещание духа и победа плоти. Вот знак пробуждения и смены видов.


Можно ли умыслить плоть под нашим солнцем? Что назвать нашим солнцем? В том ли золоте творилось чудо или чудо это есть самое золото в мире иного света?

Так просто списать мертвецов и объяснить их кости. Из полей и лесов войнами исторгнуть живущих и назвать это то тридцатилетней, то столетней войной, то потопом и так, то скрыть нищету происходящего, то заставить поверить что действующих лиц больше чем, в то время как они на пересчет руки. Ведь рассуждения об абстрактных тысячах и сотнях тысяч, есть рассуждения ни о чем. Сказать город разорен при разорении ста тысяч живущих в нем, не сказать ничего. Сказать город разорен при разорении двухсот живущих в нем, поставить мертвую тишину и услышать имена. Кому они надо? Светило взошло над ними не для того чтобы сохранять имена исторгнутых и уж тем более не имена исшедших и отвергнутых. Весь их миф пропитан солью их яда. Он же их антидот против здоровой плоти. Знающий как разложить плоть, обретет жизнь вечную ибо умеющий развращать тело, освобождает дух для своей услады и цели своей. Гибель носителя не есть скорбь как гибель коровы не есть скорбь для мясоеда.

Можно жалеть абстрактные имена абстрактного 1347 года, можно усомнится в годе - суть не важна. Важно падение. Важно исторжение и осознание что их было много для их вида, но не для видов живущих. Смерть тем более важна, чем важен умерший для пишущего. Умирание большей части доминирующего вида, есть смерть идущая по дороге. Но тронет ли она сидящих вдоль нее? Тронет ли она тех, чье нутро без бога? И пришла ли смерть за родом людским или родом божественным внутри человеческой плоти? Что умирало и что оставалось?

Не оттого ли раскрылись глаза и стали видеть иное, не оттого ли плоское стало объемным и цвета наполнили душу? Отныне не было руки держащей очи, отныне иные боги вошли в плоть.

Нынешние, мнящие что они спящие боги, ожидают своего явления. Они ждут что их веды воссияют светом. Они идут по датам их календаря и сверяют их карты с их звездами. Они взяли все по кряж и веруют, что исходящее из гор погубит иное, пусть и горы то малы и унылы. Их святыни в ожидании явления их велико рыжих, их ожидание есть ожидание восхода для них и сияния для их исполнения изнутренным осуществом. Они веруют в это и за то воюют. Не те, что безымянные из плескова, но те что в заклятом месте освящают себя своим херемом. Их книги, их жрецы, их боги - все сие в чрево и из чрева. Знающий да поймет, что войдет и не покинет плоть.

Мерять кровь и строить линии ее, в том ли искусство блазона? Или видящий цвет в том и осозидаем? Те ли линии мы видим и то ли родство отслеживаемо? Та ли кровь и тот ли язык слышим? Плоть передающая и способная носить богов, разве не в этом явлено сокрытие символа крови? Пусть кичатся своим блазоном. Сии есть жертвы уготовленные и потомки жертв бывших. Впрочем что искать в них, если они вошли в дома, которые не строили и взяли имена, которых не носили? Чего теперь стоят их блазоны? В чем теперь разлита кровь?

Можно скрыть все - можно рассказать любую историю на свой лад. Если могущий оспорить мертв, а живущие рабы бессловесные. Можно все, если не видят. Можно даже если видят.

Все искусство слов есть то же искусство блазона. Теперь блазонят расы и нации. Они помнят звон, но не знают колокола и не ведают язык башни. Они что то чистят. Они говорят о каком то высшем гене. Они спорят о родах своих древних и сибирях скрытых. Они не понимают сути. Избранные есть отданные. Их отследить была красная тема. Пепел к пеплу для рейха, пыль к пыли для res'и. Расчисти поле и дай узреть. Они присланные стали садовниками нового мира. Второй раз повторив один и тот же путь. Они прошли по датам того же календаря, они создали свой город и нарекли в нем свой храм. Они стали старцами и их тела гниют в красных стенах. Их плоть есть пар-одия духа. Они будут приходить в это за-рубежом, раз за разом, как выброшенный с одного уровня, возвращается в отстойник для новых ожиданий. Они вырисуют имена и создадут продолжения. Но суть их останется та же. Они думают, что обретают знания не тронутых чумой. Но не оттого ли здесь не было чумы что некого было ей брать? Они же думают, что здесь она бессильна исторгнуть бога из их плоти. Их голос роя уже умолк и некому сказать прав или не прав. Некому ощутить голос прямого знания и их пророки стали книжниками читающими мертвые письмена и толкующие их по своему уму и складу. Но это ли истина? Или это истина прошлого вида для своего вида и своего цикла, оставленная погибшими и сбереженная выжившими? Но то ли они сберегли

Ищущие бога ищут всуе. Они веруют в утешение собственными мыслями и всплески в своей голове называют реальностью мира. Они живут от клубка эмоций к клубку эмоций, разделенные на низших и высших условностью их миров, где деньги стали новым проникновением, определяющим в ком поселился бог.

Ты хочешь стать свободным и хочешь быть толпой, несущий свет твоим блазоном не станет своей птицей. Искания букв и метания слов есть определитель того, что являет собой иную сторону с иной стороны. Пока не взорвется новая звезда, живущие под синим небом определенно открыты. Какому ветру позволят они войти...



Tags: Мнение, Человеческий мир
Subscribe
promo evan_gcrm march 28, 2018 19:35 141
Buy for 30 tokens
Основополагающим элементом, основным двигателем всей жизни, является репликатор. Скопированная информация - это и есть «репликатор». На Земле первый репликатор довольно бесспорный - это гены, или информация, закодированная в молекулах ДНК. Точнее это первый репликатор, о котором мы знаем.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments