evan_gcrm (evan_gcrm) wrote,
evan_gcrm
evan_gcrm

Categories:

Тайна вечной жизни. Часть №17

Источник: ms1970



Тайна вечной жизни. Часть №1
Тайна вечной жизни. Часть №2
Тайна вечной жизни. Часть №3
Тайна вечной жизни. Часть №4
Тайна вечной жизни. Часть №5
Тайна вечной жизни. Часть №6
Тайна вечной жизни. Часть №7
Тайна вечной жизни. Часть №8
Тайна вечной жизни. Часть №9
Тайна вечной жизни. Часть №10
Тайна вечной жизни. Часть №11
Тайна вечной жизни. Часть №12
Тайна вечной жизни. Часть №13
Тайна вечной жизни. Часть №14
Тайна вечной жизни. Часть №15
Тайна вечной жизни. Часть №16


От инстинкта к культуре

В последние времена культура стала объектом более чем многочисленных спекуляций. За ними уже трудно разглядеть, что к культуре относится и что нет, непонятно что вообще является культурой, неясно, зачем культура нужна и что есть в ней хорошего. Культура представляется как цель какого-то множества действий. Но ведь это не так, культура – это степень развития общественных институтов, это следствие чего-то, но совсем не цель.
Чтобы вывести понятие культуры, нужно опуститься на самый низкий уровень – биологический, и поднимаясь с него, посмотреть, из каких конкретно первоэлементов культура сложится. И только затем, оперируя культурой как собранием первоэлементов, можно будет дать ей непротиворечивое определение и применять само слово по назначению.

Вначале были инстинкты – это самый низкий уровень, вровень с тараканами. Для вывода понятия культуры достаточно трех инстинктов основных: воспроизводства, самосохранения, и очень часто забываемого исследователями подражания. Все остальные низшие биологические элементы, типа сосательного рефлекса у детей, примитивны, всеобщи и на культуру не оказывают влияния.


О существовании архетипов человечеству поведал Юнг. Если ему поверить, то «архетип» – это врожденная, т.е. передающаяся по наследству структура психики, генный код, предопределяющий какое-либо поведение. Можно назвать это биологически заложеным поведением. С тем, что такие структуры есть, в принципе все заинтересованные в понимании первоэлементов человеческой психологии стороны согласились. Но что из массы поведений относить к наследственности, а что к обучению– тут возникло множество мнений. Юнг анализирует архетипы на примере религий; более того, выводит причины появления религиозного сознания в результате наличия архетипических «образов». Нужно сказать, что его выводы весьма натянуты – поскольку если структуры заложены в генном коде, они должны быть просты и они должны быть необходимы. Религии не являются ни простыми, ни необходимыми. С Юнгом можно согласиться в определении архетипов, и только в определении, но никак нельзя назвать «архетипами» то, что называет «архетипами» Юнг.

Итак, определенные аспекты поведения, самые низшие, предопределяющие аспекты действительно кодируются на уровне инстинкта. Значит, иные поведенческие аспекты – результат обучения на основе инстинкта подражания. Кстати, обучения зачастую бессознательного и иногда коллективного. Получается взаимодействие: архетипы реализуются с учетом повадок, т.е. у каждой популяции архетипы реализуются немного по-своему.
Архетипы должны быть у животных. Почти у всех высших животных есть ритуал ухаживания, он же ритуал брачной игры. Даже если животные не могли наблюдать подобных действий своих сородичей, необходимую последовательность действий они все равно воспроизводят. Значит, механика ритуала заложена на уровне инстинкта, ритуал ухаживания – это и есть архетип. И, как и любой сложный механизм, генетический код может сломаться: у человека может быть инстинкт воспроизводства, но он может не представлять, как не то что физически реализовать инстинкт, а как организовать предварительную игру-ритуал ухаживания.

И потому архетип – это особая форма инстинкта, а если подходить с большей степеью обобщейния, то архетип – это просто инстинкт. Это стандартная генетически заложенная реакция на стандартное событие. Инстинкт работает, если на человека не действуют подавляющие внешние факторы. Например, если за человеком гонится медведь, инстинкт воспроизводства у человека на это время отключается. Архетипы – наоборот, срабатывают только под действием определенных внешних факторов. Например, самцы становятся архетипически агрессивными, если встречают претендентов на свою территорию. Но по своей механике срабатывают архетипы все-таки как инстинкты.

Далее приведено несколько примеров инстинктов и архетипов.

У котов принято душить чужих котят – это архетип. Даже если кот никогда не видел, как кто-то душит котят, он все равно при создании нужных условий решит это сделать и сделает, чтобы заполучить кошку.

Избегать дискомфорта – это скорее инстинкт, чем архетип. Сюда же можно отнести тяготение к минимальным затратам энергии (большие затраты есть дискомфорт). Так что граница инстинкт-архетип весьма размыта.

Двигаться за первосуществом – матерью. То ли архетип, то ли инстинкт, скорее и то, и другое. Если цыпленок после рождения первым увидит игрушечный паровоз, он будет двигаться за ним.

От крупного – убегать, мелкое – преследовать. Сюда же можно отнести несомненно архетипический азарт-удовольствие от охоты или преследования. Собаки и хулиганы чаще бросаются на тех, кто их боится.

Подавление слабых членов своей группы – это несомненный вариант архетипического сознания, необходимый для повышения качества популяции. Встречается у всех млекопитающих.

Сбивание в стаю с вожаком во главе при ухудшении условий жизни и рассеивание стаи при улучшении – архетип, общий для животных и людей. Архетипическое осознание понятия «мы». «Я» идет за матерью, «мы» идет за вождем. И то, и другое – объекты различных типов подражания.

Чувство ареала присутствует у животных, слабо присутствует у человека. У человека выражается чаще всего во взаимном раздражении при длительном совместном проживании. Зоны жизненного пространства, в отличие от животных, человек инстинктивно не определяет и не метит. Но человек склонен архетипически реагировать на вторжение в свое пространство. Сюда же можно отнести нежелание мужчины делиться женщиной с другим мужчиной.

Ходить на двух ногах у человека – это не архетип. Архетип должен быть у «маугли» – а «маугли» ходят на четвереньках. Даже прямохождение в архетипах не прописано; так что говорить о юнговских предпосылках религии на архетипическом уровне просто несерьезно.
Большинство архетипов общие для всех млекопитающих – но почти у каждого семейства есть еще и архетип индивидуальный, только у человека индивидуального архетипа нет. Архетипы нужно принимать во внимание при анализе поведений, их можно использовать в политической деятельности, они необходимы для создания целостной концепции человека, но на культуры нации они почти не влияют в результате общности для всего человечества. И еще момент – чем ниже биологическое качество индивидуума или сообщества, тем сильнее в нем проявляется архетипическое сознание.

У человека присутствует не архетип власти, а архетипические задатки в восприятии власти – что не совсем одно и то же. Люди не рождаются для правления и подчинения. Но люди рождаются с подсознательной способностью воспринимать иерархию. И спепень воспитания оказывает основное влияние на способность подчиняться и подчинять.

Еще раз нужно заметить, что существование архетипов как индивидуального класса психических механизмов вообще сомнительно – их можно отнести к особому виду инстинктов. А то, что Юнг принимал за архетипы – это ассоциации, связанные с повадками. Просто такого понятия, как повадки, у Юнга не было.



Когда человек рождается, никакой культуры у него нет. Но у него есть инстинкт подражания. Подражая, он выполняет те или иные действия. Человек слышит вокруг звуки речи, и пытается изобразить что-то подобное. Инкубаторный цыпленок не умеет клевать зерна. Но достаточно постучать чем-либо по этим зернам – цыпленок начинает клевать. А если этого не сделать, он умрет с голоду.

Повадка – это способность совершать какие-либо действия на базе инстинка подражания. Повадки - не унаследованные, а появившиеся в результате обучения черты характера, воспринимающиеся как должные и естественные. Основаны они на единственном инстинкте - инстинкте подражания. Изначально они сформировались как правила жизни в определенном ландшафте.

Национальные повадки построены таким образом, чтобы человек показывал свои достоинства в тех областях, где они предопределены у него через одинаковые генетически коды нации, и не пытался проявлять себя в областях, где генетически он не предопределен к успеху. Человек имеет определенные генетические склонности, можно сказать – ландшафтные преимущества за счет отсева не соответствующих этому ландшафту предков. Человек, чтобы жить хорошо, должен реализовать те свойства, которые у него есть, и не пытаться реализовывать свойства, к которым он генетически не предрасположен. У народов, живущих на берегу, есть хорошие способности плавать (у кого не было – утонули), у народов, живущих в саванне, хорошие способности к бегу. Есть генная предрасположенность, и задача повадок – максимально ее реализовать.

Дальневосточные медведи ловят рыбу, встав на перекате и ловя ее пастью. Медведи, живущие у спокойных рек, не имеющих перекатов, ловят рыбу лапой. Это и есть повадки, появившиеся в результате подражания родителям. Медведи в повадках подражают не думая. Но так же точно подражают люди.

Способ ловли рыбы, способ строительства берлоги, степень агрессии к своим и чужим - это и есть популяционный (с натяжкой - национальный) характер медведя. И если дальневосточный медведь решит, что для него морально неприемлемо ловить рыбу пастью, он сдохнет с голоду.

Следующий уровень повадок отвечает за поступки – что хорошо и что плохо. Критерий «хорошо»-«плохо» у животных реализуется как система дискомфортов – но это внутренний критерий мира только для животных. Собаку можно приучить, что «делать дела» на ковер – это плохо (последующий неотвратимый дискомфорт), а можно и не приучать, тогда для нее это будет хорошо (комфортно). У людей при решении подобных задач наступает максимальное разделение – у разных наций «хорошо» и «плохо» свои, построенные на повадках более низкого, подражательного уровня.

Нормы поведения существуют и у животных, и у человека. Но почему-то нормы поведения человека не называются повадками – скорее, чисто из человеческого шовинизма. Нормы поведения связывают в одно инстинкты и методы их реализации. Например, у животных есть определенный порядок знакомства; различные порядки знакомства есть и у разных наций. Мини-культура знакомства представляет собой элемент национальной культуры.

На примере девочки, воспитанной собаками, было замечено, что к повадкам относится методика общения, язык голосовой и жестов, агрессия по отношению к кошкам, желание кувыркаться в снегу, хождение на четырех ногах, способ приема пищи. Все это – не инстинкты, это не передающиеся по наследству навыки. Если собака никогда не увидит, что другая собака гонится за кошкой, она никогда за кошкой не погонится.

Люди считают свои повадки нормой и не понимают иных народов именно из-за повадок. Люди, родившиеся с настолько индивидуальными генными комплектами, что не могут признать естественными национальные повадки, обычно оказываются изолированными в собственной нации и их судьба оказывается печальной.

И инстинкты, и архетипы реазизуются с поправкой на повадку; обычно существует не один способ проявить инстинкт, но изо всех способов выбирается максимально согласованный с повадками.

Национальный характер - самый глубинный элемент культуры, это обобщающий термин для объединения норм поведения, норм морали и ценностей. В России традиционно существует агностический (отрицающий материальное познание) подход к национальному характеру. Но если определить национальный характер как собрание популяционных повадок, лишенное всякой мистики, он спускается с патетических вершин и становится на свое материальное место.

Собрание национальных повадок плюс особенности архетипов дают в сумме то, что обычно называют «менталитетом». Собрание национальных повадок плюс особенности архетипов плюс поведенческая культура есть то, что называют национальным характером. Но поскольку национальный характер следственный от повадок и архетипов, можно ограничиться аналогией «поведенческая культура есть национальный характер».

Над инстинктами находится уровень повадок. Повадки – это мостик, связывающий личности в нацию. Повадки и инстинкты не должны противоречить друг другу. На уровне повадок строится национальный характер. Сюда относятся вопросы что «хорошо» и что «плохо». Национальный характер не заложен в человеке от природы – опыты по изначальному воспитанию и инонациональных семях и среди животных это доказали. Но он должен присутствовать, должен быть развит как территориально-адаптационный элемент.



Мировоззрение появляется в тот момент, когда возникает самосознание. Главный вопрос, на который оно отвечает – хорош этот мир или плох. Ответ зависит от генетических задатков человека, и если это человек биополноценный – мир будет хорош, если бионеполноценный – мир будет плох. Если человек не сможет определиться, он будет искать ответ в культурной традиции. В этом случае мировоззрение оказывается простым результатом самоанализа национальной культуры исходя из наличия собственных генетических предпосылок. Если человек не уверен в том, что этот мир хорош – у него наверняка есть скрытый генетический дефект. И еще момент – если человек считает, что этот мир хорош, из этого не следует, что человек не захочет его усовершенствовать, более того, биополноценные всегда хотят усовершенствовать и украсить этот и без того замечательный мир.

Имея все биологические составляющие, можно выяснить, что каким типам людей присуще и что из чего происходит. Эти составляющие, или признаки, можно разделить следующим образом: по качеству – это разные параметры, например, «присутствует» – «не присутствует», или даже противоположные параметры. По количеству – определяется степень присутствия признака, который точно есть.

Получается:

Для биополноценных представителей разных наций
генные параметры – различны в степени качества
инстинкты – одинаковы
архетипы – различны в степени количества
повадки – различны
мировоззрения - одинаковы


Для биополноценных представителей одной нации
адаптационные генные параметры – различны в степени количества
неадаптационные – различны в пределах качественного диапазона
инстинкты – одинаковы
архетипы – различны в степени количества
повадки – одинаковы
мировоззрения - одинаковы


Для биополноценных и бионеполноценных
территориально одной «нации»
генные параметры – различны в степени качества
инстинкты – одинаковы
архетипы – различны в степени количества
повадки – различны
мировоззрения - различны


Для каждого конкретного человека на одной из вышеприведенных систем строится единое культурное здание, где каждый этаж – отдельная культура. И на вышеприведенных примерах можно заметить, что биополноценные и бионеполноценные «одной нации», как нация понимается политиками, отличаются больше, чем биополноценные разных наций. И никакой общей культуры у них быть не может.

Вышеприведенное деление людей по группам касается всех сторон жизни общества и всех его гуманитарных знаний; оно может проявляться в самых дальних, неожиданных и вроде бы совершенно не связанных областях. Например, смысл кризиса всей общечеловеческой философии – это полная утрата к ней интереса. Наука, когда-то считавшаяся главнейшей, сейчас не котируется совершенно. Но и несрабатывающие заклинания у дикарей не котируются. Философия не может решить проблем, на решение которых как наука претендует, потому что она по определению и по традиции страдает универсализмом.
"Индус забывал все, египятнин не мог ничего забыть" - это пишет Шпенглер, который именно и писал о недопустимости обобщения в вопросах рассмотрения культур. Сразу можно поставить вопросы: какой индус, какой египятянин, биополноценные или нет, какой нации, и т.д. Это - пример абстрактного мышления, да еще и с обобщением. Этот пример не содержит ничего, кроме красоты абстракции, кроме искусства ради искусства. Бред и ерунда, по большому счету.

Шпенглер прекрасно, на десятки страниц, развивает концепцию различных национальных мышлений и ложности общеобязательности. И тут же наступает на грабли универсализма, которых в этом же абзаце рекомендует избегать. Но нужно и сказать дальше, за Шпенглером - различны и внутринациональные мышления биополноценных и бионеполноценных. И различны они даже в степенях биополноценности, без какой-либо резкой границы.

Это действительно великая ошибка всех мыслителей; они говорят "человек..." Но нужно сразу уточнить: национальный это человек или ненациональный, полноценный или с нарушениями, и вообще какой нации он принадлежит. К примеру, индеец не может сказать: "Собака лает". Для него обязательно важно сообщить, чья это собака и почему она лает. У них так построен язык, и потому индейцы не болтливы, но конкретны. Да и англичанин не может просто сказать "холодно". Он должен сказать "Это есть сейчас холодно". Остатки примитивных конструкций есть фактически во всех языках.

Философы обходятся с людьми хуже, чем индейцы с собаками. Бессмысленные обобщения встречаются на каждом шагу. А если говорить о людях вообще, любое обобщение будет бессмысленно. Мировоззрение лежит в основании поведенческой культуры, и потому мировоззрение предопределяет поведенческую культуру. Поведенческие культуры биополноценных и бионеполноценных даже в одной нации будут различны.

Tags: Мнение, Человеческий мир
Subscribe
promo evan_gcrm march 28, 2018 19:35 141
Buy for 30 tokens
Основополагающим элементом, основным двигателем всей жизни, является репликатор. Скопированная информация - это и есть «репликатор». На Земле первый репликатор довольно бесспорный - это гены, или информация, закодированная в молекулах ДНК. Точнее это первый репликатор, о котором мы знаем.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments