evan_gcrm (evan_gcrm) wrote,
evan_gcrm
evan_gcrm

Category:

Тайна вечной жизни. Часть №18

Источник: ms1970



Тайна вечной жизни. Часть №1
Тайна вечной жизни. Часть №2
Тайна вечной жизни. Часть №3
Тайна вечной жизни. Часть №4
Тайна вечной жизни. Часть №5
Тайна вечной жизни. Часть №6
Тайна вечной жизни. Часть №7
Тайна вечной жизни. Часть №8
Тайна вечной жизни. Часть №9
Тайна вечной жизни. Часть №10
Тайна вечной жизни. Часть №11
Тайна вечной жизни. Часть №12
Тайна вечной жизни. Часть №13
Тайна вечной жизни. Часть №14
Тайна вечной жизни. Часть №15
Тайна вечной жизни. Часть №16
Тайна вечной жизни. Часть №17


Культура

После того, как были рассмотрены механизмы человеческого сознания, такие как инстинкты, повадки, мировоззрения, можно приблизиться и к рассмотрению непосредственно явления культуры. К рассмотрению лучше подойти с двух сторон: со стороны каждого конкретного человека культура будет механизмом сознания, а со стороны популяции культура должна быть ее необходимым, причем не возвышенным, а утилитарным средством.

Если культуру рассматривать как систему причинно-следственных связей для личности, то цепочка выстраивается следующая: на базе инстинкта подражания формируются повадки, сумма повадок и архетипов представляет собой национальный характер, национальный характер сам по себе является поведенческой культурой. Исходя из поведенческой культуры выводится что «хорошо» и что «плохо», а также что «красиво» и что «не красиво». Подражание тому, что считается «хорошим» и «красивым», приводит к возникновению культуры творческой и материальной.


Но если рассматривать культуру в глобальных, не связанных с человеком координатах, то цепочка взаимосвязей выглядит следующим образом, от определяющего – к определяемому: ландшафт - особенности отбора - популяционные повадки (поведения) - культура - традиция – иногда ритуал. Культуры состоят из отдельных институтов; например, института брака, института собственности, института революции. Поскольку институты (совокупности норм) могут заимствоваться, культуры часто страдают мозаицизмом, т.е. соединяют в себе как национальные институты, так и ненациональные.

У такого всеобъемлеющего явления, как культура, не может не быть начала. Возможно, что первым культурным институтом человечества была культура успеха. Первоначально она могла сложиться как техника определения потенциально успешного члена сообщества с помощью косвенных признаков. А равно определения по косвенным признакам потенциальных «неудачников». Но в каждом ландшафте, и соответственно в каждой нации и непосредственные признаки успеха, и косвенные – все свои. Потому культуры не стали национальными когда-то; национальными они уже появились. Понятие успеха и неуспеха проходит красной нитью сквозь все культурные уровни.

Утилитарная задача национальной культуры – на базе общих биологических составляющих объединить жителей ландшафта в нацию, как биологически максимально эффективную группу. Любое общество имеет собственную культуру. Человек обычно не взаимодействует с ландшафтом напрямую – он взаимодействует с национальной культурой, сложившейся в ландшафте и отражающей ландшафт. Культура объединяет биологический базис (исключая инстинкт) и социальную надстройку. И тогда культура служит идентифицирующим элементом, т.е. по тому, какой культуре человек привержен, другие люди определяют его скрытые параметры, и в том числе биологическую полноценность.

Культуру можно использовать в качестве ориентира национального развития – для того, чтобы каждый раз не выводить, что такое «хорошо», а что такое «плохо», воспользовавшись готовыми культурными «шаблонами». Но тогда опять нужно дополнительное знание о том, какая культура является национальной, а какая нет. Обычно это знания – сформировавшиеся представления большинства; но, как известно, большинство тоже не всегда бывает правым, и исчезнувшие нации вместе с их культурами тому подтверждение.

Культура представляет собой собрание норм поведения, норм морали, ценностей, идей, обычаев, обрядов, специфичных для нации или собрания наций на ограниченном временном участке. Т.е. комплект норм поведения плюс комплект норм морали и т.д. Элементом-связкой, лежащим в основе единства нации и культуры, является понятие успеха, или признаков успешной личности. Понятие успеха рассматривалось ранее, но в данном случае «успех» служит точкой соприкосновения биологических, генетических, ландшафтных и культурных компонентов, т.е. и внешних, и внутренних элементов национальной среды. И точно как генотип, понятие успеха, или национальной мечты, у каждой нации свое.

У человечества нет никакой цели, никакой идеи, никакого плана, как нет цели и у вида бабочек или орхидей. Человечество - это зоологическое понятие или пустое слово.
/Шпенглер/

Человечество - это абстракция. Издавна существовали только люди, и будут существовать только люди.
/Гете/

Если не существует человечества, не существует и общечеловеческих ценностей и общечеловеческой культуры. Расовые или межнациональные культуры и системы ценностей представляют собой комплекты совпадений.

Культуры взаимодействуют, но нации развиваются индивидуально. Невозможно собрать представителей разных наций и построить общность, рассчитанную на долгий срок. Разные нации обладают разными биологическими параматрами, разными следственными от биологических параметрами, и рецепты одних наций не подойдут для других.

В идеале культура нации представляет собой единство знания и поведения, которыми нация руководствуется в своей жизни. Но единство, как правило, состоит из компонентов, находящиихся в состоянии взаимодействия. Для культуры это уровневые компоненты. Обычно недостаточно сказать просто «культура»: у человека может быть все хорошо с культурой поведения, но может совершенно иначе обстоять дело с культурой социальной. У культуры есть этажи; например, поведенческая и биологическая культура есть у животных, но других культур у них нет. Поэтому культуры биологическую и поведенческую можно взять в качестве платформы, на которой будут базироваться другие, «более высокие» уровни культуры. Из поведенческой и биологической культур следуют творческая, социальная и духовная культуры. Из них, в свою очередь – политическая, экономическая и юридическая. И все уровни культуры находят отражение в культуре материальной.

Преуспевающих наций в мире очень мало; но у всех этих наций уровни культуры синхронизированы, т.е. элементы низших культур имеют продолжение на более высоких культурных уровнях. Нация добивается успеха только тогда, когда все культуры и низшие уровни синхронизированы и не противоречивы.

Правила «вечной жизни» можно дополнить «вспомогательными» положениями о культуре. Человек должен иметь право на выбор культуры, и потому желающее быть успешным и конкурентоспособным сообщество должно быть мультикультурным. Как минимум культур должно быть две – культура биополноценных и культура людей с нарушениями. Выбор человеком той или иной культуры должен идентифицировать качество спорного в биологическом плане человека.

Любая культура состоит из двух составляющих – традиции и новации. Новации востребуются, когда меняются условия. Например, если у нации городов не было, и по каким-то обстоятельствам город появился, то в культуру должны быть внесены дополнительные элементы. Появление городов – вообще критический процесс, и многие нации именно на нем «сломались», утратив свою культурную самобытность.

Развитие культуры имеет предел в рамках нации - когда уже все написано и доведено до совершенства. В таком случае наступает культурный кризис - когда нация уже не создает новых духовных ценностей. Отсутствие развития на культурном направлении часто сопровождается отказом от национальных ценностей, в том числе и от биологических принципов. Культурный кризис – это не причина упадка, это его индикатор. Нация в этом случае не рассыпается, а начинает стагнировать. Отсутствие новых культурных достижений - знак старости нации. На таком периоде делают акцент и Шпенглер, и Гумилев. Не согласиться с ними в данном случае невозможно. В Европе больше нет великих писателей, а к поэзии интерес почти полностью утрачен. Все-таки она закатывается. Все уже создано и достигнуто. Остается только потреблять и исполнять ритуалы. Потребление - это тоже культура, но культура низкокачественного общества. А ритуалы без первоначального смысла – это знак деградации.



Первый компонент культуры - это поведенческая культура. Поведенческая культура самая глубинная хотя бы потому, что других культур у нации может вообще не быть. При желании ее можно найти даже у высокоорганизованных животных, но у них можно не найти разницы между культурами поведенческой и биологической.

Поведенческая культура – это и есть национальный характер (собрание психологических черт нации и допуск их разброса). Поведение определяет культуру, а культура определяет поведение. Начала и конца здесь нет, это замкнутый круг. Понятие успеха, как глубинное, относится к поведенческой культуре. Именно она определяет, что есть «задатки успеха», как реализовать эти задатки, что можно и что нельзя делать для их реализации. Она же определяет взаимоотношения успешных членов сообщества и «неудачников».

Подавление слабых представителей своих наций существует на архетипическом уровне и даже на биологическом, поскольку почти у всех высокоразвитых животных оно встречается. Но на поведенческом ситуация разделяется – уровень подавления своих слабых в разных культурах разный, и разные люди считаются «слабыми».

Психологические черты личности принадлежат поведенческой культуре. На ее уровне заложены эмоциональные реакции. И как психология нации формирует поведенческую культуру, так и поведенческая культура вырабатывает реакции человека нации. У каждого народа своя планка, где заканчивается смелость и начинается безрассудность. Степень свирепости воина и степень терпения подчиненного тоже разные, но у каждого народа свои степени считаются «общенародной» нормой.

Для вроде бы для стандартной ситуации можно привести множество национальных решений, причем для каждой нации они будут различными. Пример: измена жены. У каждой нации есть поведенческий культурный стандарт, отвечающий на вопросы: кого бить, где бить, когда бить, сколько бить, что потом делать. Каждый отдельный вопрос является компонентом поведенческой культуры.

Чего надо бояться, чего не надо, как работать, как отдыхать – все это национальные моменты. И заставлять людей работать в соответствии с чужой культурой – значит заведомо снизить конкурентоспостобность их труда. Например, какому-то народу важнее фиксированный день, какому-то – растянутый с перерывами, кому-то нравится сдельная оплата, кому-то – повременная. Разумеется, всем не угодить. Но известно, что чем более гибко организовано производство, тем выше его эффективность.

В поведенческую культуру входят и свой ритуалы. Как пример можно привести вариант приветствия. Здесь проявляются мотивы, давным-давно забытые. Англичане здороваются, говоря фразу о делах. Русские желают здоровья. Монголы спрашивают о здоровье скота. Греки желают радости, арабы - мира, среднеазиатские народы - не уставать. Из этого можно вывести, что для каждого народа в приветствии главное что-то свое, то, с чем конкретно этот народ встречался больше. Но люди не думают, спрашивая или "как твое здоровье", или "как здоровье стада". И даже если у монгола стада нет, и у его собеседника тоже, приветствие останется прежним.

В одних культурах при входе принято пропускать вперед женщину. В других первым должен входить мужчина. Причем мотивировка для второго случая может быть любой – от зависимого положения женщины до вероятности нахождения за дверью людоеда из соседнего племени. Поведенческий ритуал может обязывать что-то делать, а может запрещать что-то делать. Когда говорят «культурный»,то имеют в виду, что собеседник понимает, о какой культуре идет речь. Например, культурный курд никогда не поинтересуется у мужчины здоровьем его жены.

Существуют люди, испытывающие проблемы в общении с другими людьми. Здесь возможны самые разные ситуации, но можно допустить, что человек тяготеет к национальной системе общения, а в ненациональной системе он толком общаться не может. Система общения строится на национальных повадках, а национальные повадки имеют в основе генетические особенности. Потому проблемы в общении вызываются конфликтом или между уровнями «система общения» - «национальные повадки», или между уровнями «национальные повадки» - «генетические особенности».

Возможно также, что и люди различных биологических категорий имеют представление об общении и собственно культуру общения различные - не лучше и не хуже другой категории, а просто разные. И что для одних будет нормой, для других - верхом бесстыдства, что для одних - веселье, для других - тоска и скука. Человек должен для собственного комфорта найти собственную среду по национальности и по уровню; причем может оказаться, что это среда не его «предопределенного» социума и даже не его нации.

Поведенческая культура включает в себя стандарты психологических реакций – а значит, и всю «национальную психологию», стандарты эмоциональных реакций, стандарты личных качеств и повседневные ритуалы. Можно заметить, что это почти самый глубинный, предопределяющий уровень культуры. Почти, потому что как правило незаслуженно игнорируемая культура биологическая имеет столь же глубинное и предопределяющее значение.



Биологической культуре уделяется внимания меньше, чем какой-бы то ни было другой – возможно, потому, что у многих наций Европы она оказалась утраченной. В то же время вместе с поведенческой ее можно отнести к базовым культурам, на которых все прочие культурные уровни надстраиваются.

Она отвечает за определение уровня биополноценности, при этом оперирует биополноценностью опосредованно через понятие красоты и принципы межнационального взаимодействия. По-большому счету, отвечает за национальную генетическую идентификацию и качество воспроизводства. Если культура поведенческая отвечает на вопрос «как приставать?», то культура биологическая на вопрос «к кому приставать?»

К биологической культуре относятся правила выбора партнера – самые главные правила человеческого вида, а именно – критерий «положительнности»-«отрицательности» признаков. Сюда же можно отнести представления наций о красивом и некрасивом, т.е. кто «традиционно» красивый, кто «традиционно» нет. К задачам этого направления, например, относится вопрос, какой должна быть степень шизофрении и идиотии, чтобы человек считался бионеполноценным. Биологическая культура нации одна; но число биологических культур бионеполноценных бесконечно.

Представитель каждой нации видит мир по-своему. У тюркских народов красивой является полная женцина; у славян - крепкая; у современных европейцев - худая («худая» по-русски значит «плохая»). Представления о красоте и гармонии отсюда поднимаются выше, на уровни социальной культуры и материальной. Исходя из идеала красоты создаются элементы культуры материальной - делаются одежда, мебель, здания. Представители наций низкого качества имеют непредсказуемые идеалы. Люди с эффектом гетерозиса - сходные идеалы по всему миру.

К традициям биологической культуры относятся и системы межнационального смешивания. Например, на негативном примере в нации может быть установлено, что с нацией А в брак вступать нежелательно, а с нацией В - можно. Но биологически ситуация может измениться, а традиция негативного восприятия какой-либо нации - остаться. На стыке культур биологической и социальной находится традиция составления родословных.
Биологические правила жизни нации обычно реализуются через традиции – например, с какой нацией можно вступать в тот же брак. Но в данной области очень велика роль новаций – иначе нация может отказаться от межнациональных браков и выродится. Инструментом корректировки служит свободный выбор, степень которого определяет культура социальная; но в данном случае люди очень внимательно смотрят на результат рискнувших, а уже потом превращают новацию в традицию.

Не все люди имеют природное представление об идеале. У людей, происходящих от межнациональных браков, чаще всего возникает ситуация, когда они не могут интуитивно выбрать соответствующего партнера. Это происходит из-за выбивания фенотипической интуиции путем навязывания «мировых» или иных стандартов. При наличии национальной версии красоты и национального идеала не имеющие биологического представления о партнере пользуются популяционными стандартами. Национальный идеал нужен именно таким людям для возвращения в нацию.

Национальный стандарт возвращает в нацию заблудших, но не потерянных. Особого качества ждать здесь не приходится, но дети рождаются жизнеспособными, в массе соответствующими национальному уровню. Но идеал возможен только в том случае, когда его генетические предопределяющие задатки присутствуют в большинстве населения; а в русскую нацию «возвратиться» пока невозможно из-за почти полной утраты ею и генетического диапазона, и, следственно, и биологической культуры.

Биологическая культура определяет, как далеко может заходить реализация сексуальных фантазий и что именно из реализованного является критерием степени биополноценности. Из этого пункта следует, что культура морально-нравственная является составной частью культуры биологической. И говорить о нравственности без указания биологических параметров объектов разговора является пустословием.

К культуре биологической можно отнести некоторые ритуалы. Папуасы не для того прыгают с пальмовых вышек, что им нравится играть в тарзанку. Подобное действие – демонстрация видовой полноценности, принятая в конкретном регионе, один из критериев национального отбора, «успешности», обусловленный национальной же культурой. За того, кто не прыгнул, ни одна папуаска замуж не выйдет. Это критерий смелости, необходимый в подобном обществе. Смелый – значит потенциально успешный. Если будет найден более эффективный критерий, от прыжков с вышек откажутся.

Биополноценные нации сами решают, кого они хотят видеть в своем составе, а кого не хотят. Делается это все опять-таки через биологические культурные институты, способные превращаться в институты законодательные. Например, у народов степи и Средней Азии на достаточно большом историческом промежутке самым страшным грехом был обман доверившегося (врагов обманывать можно и нужно). Нарушителей этого правила уничтожали вместе с детьми, поскольку считали, что склонность к этому обману передается по наследству. Так же у многих народов относились к предателям. Из принципа биополноценных «смерть – неизбежна, страдание – зло» бионеполноценными считаются лица, причинающие страдания, причем совершенно не важно, людям или животным. Таких людей не хотят видеть в числе своих родственников и соплеменников.

Tags: Мнение, Человеческий мир
Subscribe
promo evan_gcrm march 28, 2018 19:35 141
Buy for 30 tokens
Основополагающим элементом, основным двигателем всей жизни, является репликатор. Скопированная информация - это и есть «репликатор». На Земле первый репликатор довольно бесспорный - это гены, или информация, закодированная в молекулах ДНК. Точнее это первый репликатор, о котором мы знаем.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments