evan_gcrm (evan_gcrm) wrote,
evan_gcrm
evan_gcrm

Category:

Тайна вечной жизни. Часть №20

Источник: ms1970



Тайна вечной жизни. Часть №1
Тайна вечной жизни. Часть №2
Тайна вечной жизни. Часть №3
Тайна вечной жизни. Часть №4
Тайна вечной жизни. Часть №5
Тайна вечной жизни. Часть №6
Тайна вечной жизни. Часть №7
Тайна вечной жизни. Часть №8
Тайна вечной жизни. Часть №9
Тайна вечной жизни. Часть №10
Тайна вечной жизни. Часть №11
Тайна вечной жизни. Часть №12
Тайна вечной жизни. Часть №13
Тайна вечной жизни. Часть №14
Тайна вечной жизни. Часть №15
Тайна вечной жизни. Часть №16
Тайна вечной жизни. Часть №17
Тайна вечной жизни. Часть №18
Тайна вечной жизни. Часть №19



Субкультуры

Субкультура – это просто культура меньшинства. Это может быть культура отдельной группы населения. Поскольку общество может делиться по-разному, соотношение сил в нем может меняться. Субкультура может стать культурой, и может случиться наоборот. Например, первоначальное христианство существовало в Римской империи как субкультура. Но с тем, как христиан стало большинство, христианство стало культурой, а язычество – субкультурой.

В любой нации всегда существовали люди, в силу своих биологических параметров к нации не принадлежащие. Национальная традиция им не понятна и не нужна. Но когда таких людей было мало, они были вынуждены жить в рамках национальных традиций, породивших их наций. А когда таких людей становилось много, они начинали оказывать традициям сопротивление. Если группы еще и долго существовали, то они создавали свою субкультуру и по прошествии времени у них появлялась своя традиция.


Культуры можно разделить на две большие группы; первые следуют из видовых принципов существования человека (общие правила определены ранее); вторые отрицают эти правила. В современном мире большинство населения пока еще не утратило желания видовым правилам следовать. Потому можно (но только пока) придти к соглашению, что культуры направлены на приверженность видовым принципам. Тогда субкультуры будут видовые принципы отрицать.
Когда биологическое качество падает, или когда меняется ландшафт, прежняя национальная культура становится непонятной, и потому если непонимающих оказывается много, то создается культура новая. Новая культура может быть национальной, если биополноценные составляют в ней большинство (как это случилось с англичанами в американском ландшафте); но чаще в подобных случаях создается субкультура или множество субкультур (как это случилось с русскими при урбанизации). Возникает антибиологическая система – со своими законами, правилами, культурой и всеми прочими атрибутами нации. Но это – не нация, биологическое состояние этого общества все время находится в состоянии падения, пока не падает до нуля.

При соприкосновении культур и субкультур всегда возникает непонимание и потому конфликты. Всю историю человечества можно представить в качестве большой попытки перевоспитания представителей субкультур. Попытки, нужно заметить, неудачной. Потому что культуры и субкультуры имеют в глубине различия биологические параметры. Представителя субкультуры можно заставить жить по правилам культуры – но его биологию изменить нельзя.

Можно заметить, что субкультуры очень часто провозглашают негативное мировоззрение: субкультуры приведерживаются принципа, что этот мир плох, и его не нужно переделывать. Негативное мировоззрение – это подсознательный вариант проявления биологических нарушений организма. Нельзя требовать людей с нарушениями мировоззрения позитивного, поскольку они не то что знают, они физически чувствуют, что этот мир плох. Мировоззрение лежит в основе всех культур, являясь одним из их низших уровней. Иное мировоззрение – иная культура.

И поведение, и культура – факторы, первоначально определяемые большинством. Человек живет среди людей, и какую культуру исповедует большинство, ту и будет человек первоначально практиковать. Но если человек не является национальным, он найдет, что так, как живут все, ему жить не нравится. И потому возникает индивидуалистический бунт. Когда таких бунтующих становится много, они создают свою субкультуру. Можно сказать, бросают вызов общественной морали. Успех бунтующих зависит только от их количества.

В средние века субкультуры провозглашали свои принципы открыто. Если все молились Богу, то приверженцы субкультур молились дьяволу. Возможно, что люди не догадывались выразить свой протест иначе, и потому выбирали в качестве знамени самый яркий лозунг. В современном мире аналогичные конфликты редко сводятся к мировоззренческому противостоянию «мир хорош» – «мир плох», как это случалось в средние века; чаще они проявляются в деталях поведения.
Возникновения субкультур избежать невозможно – но для блага нации их и не нужно избегать, их можно использовать. Детали поведения служат и бионеполноценным, и биополноценным для идентификации «своих». Для биополноценных элементы субкультур бионеполноценных называются соблазнами.

Соблазны должны быть. И их не нужно вгонять в какие-то рамки. Существуют правила и традиции, не имеющие отношения к отбору напрямую. Если запретить гомосексуализм, биополноценные потеряют один из критериев качества человека. Т.е. бионеполноценные не будут им заниматься из страха, и потому их можно будет легко спутать с биополноценными.
Но если биополноценные рождаются в обществе, где гомосексуальная культура рассматривается как нормальное явление, они не смогут понять, что это "плохо", и не смогут использовать гомосексуальные наклонности как индикатор биологических нарушений личности. Если считается, что гомосексуальная культура нормальна – значит общество находится в сильной степени вырождения; когда она запрещена – общество косвенно ограничено в свободе выбора.

Например, гомосексуализм для биополноценных - это патология. Но для многих людей с биологическими нарушениями это нормальный культурный элемент. Гомосексуализм – это самый яркий пример и непременный атрибут вырождения исторических (Греция, Рим) цивилизаций.
Гомосексуализм «запрещен» не потому, что наносит ущерб биологии нации – люди, им занимающиеся, в биологическом смысле интереса не представляют, а потому, что он является первым шагом к нарушению традиционных правил – тот, кто нарушил первое правило, нарушит и следующее. Иначе говоря, знак биологической опасности на человеке – для других. Но если общество не дает человеку добровольно поставить на себе этот знак – значит, оно само вырождено и ему не нужны критерии.

Гомосексуализм появляется обычно в верхах общества, среди аристократии как новация. Биополноценное население этого, конечно не приемлет, и в результате происходит раскол прежде единого культурного поля на культуру и субкультуру. Но если большинство членов общества бионеполноценно, эта новация может распространиться на все общество. Так и случилось в древней Греции и древнем Риме перед самым вырождением их народов.

Гомосексуализм - не причина, он следствие падения биологического качества. И он является критерием состояния общества. По тому, как его субкультура в обществе принимается, можно делать прогнозы по его биологическому качеству.

По большому счету правила приличия – это критерий адаптации к национальной территории. У карликовых шимпанзе все занимаются сексом со всеми без различия пола и возраста, но при этом этот вид нормально существует – значит, такие правила приличия им соответствуют. А у людей если женщина дает всем, она считается биологически некачественной, так как не содержит психологических элементов индивидуального соответствия, необходимых для биологического прогресса.

Правила бабуинов людям не подходят. Возможно, когда-то какие-то люди жили по подобным правилам. Но их образ жизни оказался не сответствующим правилам человеческого вида, и таких людей не стало. Люди живут в цивилизации. И загнала их в цивилизацию эволюция – так же, как бабуинов в саванну. Любой вид должен придерживаться правил собственного вида. Иначе рано или поздно человек свалится с дерева, а бабуин попадет под машину.

Когда все распадаются, то распадаться – это хорошо, а не распадаться – плохо, не распадаться – выбиваться из коллектива. Когда на 10 человек один наркоман – то наркоман "плохой". Когда в группе из тех же 10 человек 9 наркоманов – то "плохой" – не наркоман.
На примере современной белой цивилизации можно заметить, как изменился человеческий стандарт: если сто лет назад идеалом была женщина, способная родить без проблем, то сейчас массовый идеал красоты может родить только с проблемами в силу очень узкого таза. А если проблемы начинаются уже при рождении – дальше просто некуда.

Своды правил типа "десяти заповедей" возникают в моменты опасности культурных переломов. Когда поведенческому стереотипу ничего не угрожает, о нем нет смысла писать, он и так всем известен и понятен. До Августа в Риме не было никаких законов о защите нравственности. Потому что ее защищал поведенческий стереотип. А когда стереотип изменился - тогда закон и был издан. Но в таких случаях получается всегда поздно.

Получается, что культуры и субкультуры нежелательно полностью изолировать, нельзя уничтожать и подавлять как раз в интересах биологически полноценных. Естественно, биологически полноценные никогда не согласятся с тем, что гомосексуализм - это "хорошо"; но это один из многочисленных индикаторов состояния, служащих сохранению наций. В биополноценном обществе "хорошо" то, что соответствует и видовым, и национальным правилам. Наличие широкой системы идентификации – это «хорошо», и потому разрешение гомосексуализма и подобных безвредных для других патологий – это «хорошо» для нации. Сегрегация культур и субкультур – это идеальная форма их взаимодействия; а свобода – лучший идентификатор биополноценности.



Традиции и ритуалы

ТРАДИЦИЯ (от латинского traditio - передача) - элементы социального и культурного наследия, передающиеся от поколения к поколению и сохраняющиеся в определенных обществах и социальных группах в течение длительного времени. В качестве традиции выступают определенные общественные установления, нормы поведения, ценности, идеи, обычаи, обряды и т.д. (Энциклопедический словарь).

Традиции в качестве элементов культуры имеют биологический смысл как наборы эталонов для сложных поведенческих ситуаций. Эталоны, или образцы необходимы, чтобы не выводить заново решение культурных задач исходя из чистой биологии (что невозможно на массовом уровне), а пользоваться готовыми решениями. Традиция противоположна новации, имеет допуск разброса и включает в себя институты и ритуалы.

Смысл традиций - поддержание национальной культуры через создание комплектов правил, не требующих осмысления. Ведь не все люди философы, и если рабочие начнут выводить правила культуры каждый раз заново, то заводы встанут. Потому некоторые традиции воспринимаются обществом как должное - их нужно принять, в них нужно верить.

В идеале развитие личности должно идти в рамках национальных традиций, не препятствующих естественному отбору и росту биологического качества. Это в идеале, но традиции сами часто оказываются неидеальными. Люди, считающие себя интеллектуалами, должны уметь анализировать традиции на предмет соответствия биологии нации. Т.е. должны выяснять, какие традиции для развития нации полезны, а какие пора отменять. Например, кастовые традиции делают индийское общество неконкурентоспособным. От культуры монархии в Англии осталась традиция монархии. Культуры и их традиции живут долго, не подчиняясь требованиям дня. Критерий традиции – препятствует она свободному выбору или нет. Проанализировав роль монархии в английском обществе, можно придти к выводу, что эта традиция национально положительна в минимальной степени.

Традиции возникают и на базе поведенческой культуры, и на базе творческой и материальной культур - на базе всего, что может быть причислено к культуре. Традиции могут быть записанными и поведенческими. Например, держаться правой стороны улицы - это традиция, пошедшая со времен, когда люди ходили с мечами и на всякий случай загораживались щитом, держа его в левой руке. Щит слева к щиту слева - вот и возникла традиция правостороннего движения. А в Англии во время формирования традиции было плохо с дорогами, здесь предпочитали ездить на лошадях. Щиты использовались достаточно редко, и потому возникла традиция левостороннего движения - так проще приветствовать друг друга правой рукой.

Прыгать с пальмовых вышек у папуасов или ходить в православный храм у русских - это тоже традиции. Прыгать с пальмовых вышек - это демонстрация смелости, элемент поведенческой культуры. А ходить в православный храм - первоначально значило ограничивать выбор партнеров пределами исповедующей религию группой. Значит, группы, исповедующие другие религии, не удовлетворяли каким-то теперь уже неизвествым биологическим параметрам. То, что когда-то было элементом общих биологической и духовной культуры, превратилось в социальную традицию. Есть традиции, существующие только ради традиции; например, десантники в США именуются кавалеристами, а мотострелки в Англии – фузелерами.

Возможно, чрезмерное ускорение биологического развития нации нежелательно, и потому существует институт семьи. Но если развитие нужно ускорить, то через семейную традицию придется перешагнуть. Если нужно замедлить – эту традицию нужно усиливать. Семья – это к тому же фактор снижения экономического риска для личности и средство борьбы со стрессом. Но если степень риска нужно поднять, а нацию встряхнуть - опять семья становится проблемой. Запрет разводов – это фактор прямого ограничения естественного отбора, и потому стремящейся к развитию нации такой запрет вреден, и соответственно, такая традиция не нужна.

У каждой культуры есть традиция и новация. Например, когда-то у русских женщин существовала традиция красить зубы в черный цвет. Откуда такое появилось - неизвестно. Скорее всего, это была заимствованная безо всякого смысла традиция, заимствованная исключительно из подражания. Но потом она исчезла так же внезапно, как появилась. Достаточно было кому-то не накрасить зубы - это была смелая новация - и сразу стало понятно, что покраска - действие совершенно ненужное. Вообще чужеродные элементы обычно отторгаются достаточно быстро и безболезненно.
На уровне традиций проблемы происходят чаще всего – традиции могут устаревать, заимствоваться, искажаться. Биологичность традиции - это главный и единственный критерий ее критерий национальной приемлемости. И если какая-либо национальная традиция создает проблемы для биологического потенциала нации, от нее нужно срочно избавляться. Традиции, даже национальные, должны служить нации, а не наоборот. А то выйдет так, что служить этим традициям будет некому.

Очень часто в современном мире провозглашается «возвращение к истокам», «восстановление традиции». Если традицию надо искать – это не традиция. Это социальное моделирование традиции. Это новация, выдаваемая за традицию. Нужно сказать, что любые варианты «возврата к истокам» культуры никогда не приводили к положительным результатам, а первые провалившиеся эксперименты из этой области относятся ко временам древних Рима и Греции.



В совремненном мире существует множество действий, не обусловленных необходимостью. Это ритуальные действия, проще – ритуалы. Их совершается гораздо больше, чем кажется на первый взгляд. Когда-то, эти действия действительно несли практический смысл, но со временем смысл исчез, а действия остались.

Сначала была культура "вечной жизни"; потом появилась традиция "вечной жизни", где вечная жизнь была и на земле, и на небе, а рай мог находиться на удаленной территории; потом появился ритуал "вечной жизни", где вечная жизнь была только на небе. А потом появились злоупотребления ритуалом: похороны заживо и узурпация "вечной жизни" на небесах правящими группами - в Египте даже ее как-то украли у простого народа.

Классический пример ритуала - обрезание. Сам его институт появился в засушливых районах в условиях антисанитарии. Причем практический смысл был не очень явным, но действие смысл имело. После нескольких столетий или даже тысячелетий действие сакрализовалось, т.е. сделалось священным. Далее гигиенический смысл был забыт. А еще дальше обрезание начало распространяться на террритории, где оно никакого смысла, кроме ритуального, не имело. А у совсем диких народов появился ритуал обрезания девочек - дикость абсолютная, не имеющая практического смысла вообще (злоупотребление ритуалом). Становясь более интеллектуальными, народы придумывают полезные нововведения. Теряя интеллект, люди утрачивают смысл этих нововведений и превращают эти их в ритуалы.

Еще один изуверский ритуал – это деформация черепа ребенка. Обычно эту процедуру соотносят с древнеиндейскими культурами, причем восстановить первоначальный смысл так и не удалось. Оказалось, что подобный ритуал существовал у причерноморского народа аланов. Но деформация делалась не с помощью дощечек, а более мягко, с помощью тряпки на каркасе. Смысл этой деформации – придать черепу ребенка максимально вытянутую форму. Говоря по-научному, сделать из брахицефала долихоцефала. Или, по-человечески, из круглоголового сделать длинноголового. Похоже, длинноголовость когда-то считалась связанной с интеллектом. Индейское уплощение – это самый простой способ создать визуальное удлинение. Если на такие пытки люди шли, значит, они сталкивались с серьезной проблемой интеллектуальной недостаточности. А когда интеллектуальная недостаточность действительно появилась, и без того бесполезное действие превратилось в ритуал.
Танцы древних людей, совершаемые перед охотой, возможно, когда-то были репетицией. Но люди научились охотиться безо всяких репетиций, а прежние действия остались, превратившись в ритуал. Ритуал начал развиваться, и в результате зародилось искусство танца.

Философия как наука в современном мире превратилась в нечто подобное. Она занимается отвлеченными вещами, никак не связанными с реальностью. Все древние тома типа Канта, Гегеля, конечно, изучаются, но это ритуал изучения. Для современного человека все их вопросы совершенно не актуальны. Когда-то эти вопросы действительно будоражили лучшие умы Европы. Но сейчас даже лучшие умы не смогут внятно сказать, что же там написано. Все слова понятны, а смысла в словах никакого нет. Теперь это просто «древние заклинания».

Условия и традиции требуют выполнения этих заклинаний. В результате философией никто не интересуется, ее курс переносят как неизбежное ритуальное зло. И так пошло уже давно. Тот же Шпенглер мог бы написать «Закат Европы» гораздо проще, без всякого академизма. Но уже сейчас, чтобы нормальный человек, не специалист, мог познакомиться с этой рассчитанной на массового читателя начала ХХ века книгой, ее нужно перевести на нормальный язык. Американцы так поступают с русской классикой, выкидывая 80% повествования. И только благодаря такому переводу они знают, кто такой Достоевский. А в России подобный перевод невозможен в силу традиций, и в результате, кто такой Достоевский, здесь очень скоро не будут знать.

Современное российское образование, за редкими исключениями, не дает полезных знаний. Есть, конечно, приятные исключения. Но в массе с тем же успехом, как электрики изучают в некоторых университетах механику, они бы могли изучать и поэзию. Это ритуальное образование, ничем не отличающееся от охотничьего шаманизма. Но смысл в нем есть, правда, не образовательный – завершение обучения эквивалентно инициации, после которой человек считается равноправным членом некоторых российских патриархальных племенных сообществ.

Есть целые ритуальные понятия, якобы существующие. Например, духовность. Такая «материя» и такое понятие действительно существовало, о чем есть множество свидетельств. Но «это что-то» существовало у русской нации в конце ее существования, с 1850 по 1950 год. Что это сейчас – сказать можно, но объяснить нельзя.

В процессах исследования человеческого общества ритуал играет одну из главных ролей. Ритуал дает информацию об отживших элементах культуры, а количество ритуалов можно принять в качестве отвлеченного критерия потенциала биополноценности – у биополноценных ритуалов почти нет. Ритуалы накапливаются по мере жизни нации, и в массе исчезают вместе с ней. Но есть ритуалы неприятные - эти исчезают с нацией обязательно, а есть ритуалы, в исполнении которых люди находили какое-то удовольствие - танец, например, который развился из первоначального ритуала охотничьей репетиции в средство коммуникации.

Существует множество описанных случаев подражания малоразвитых народов более развитым. Общеизвестный пример - строительство папуасами моделей самолетов и аэродромного оборудования из плетеных веток с целью заманить и вернуть самолеты, которые по окончании войны перестали приземляться на их островах. Обрезание у многих народов - тоже элемент подражания. Заимствование чужих культурных ценностей и государственных институтов сплошь и рядом случается у недоразвитых политиков.

Tags: Мнение, Человеческий мир
Subscribe
promo evan_gcrm march 28, 2018 19:35 141
Buy for 30 tokens
Основополагающим элементом, основным двигателем всей жизни, является репликатор. Скопированная информация - это и есть «репликатор». На Земле первый репликатор довольно бесспорный - это гены, или информация, закодированная в молекулах ДНК. Точнее это первый репликатор, о котором мы знаем.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments