evan_gcrm (evan_gcrm) wrote,
evan_gcrm
evan_gcrm

Category:

Город и Замок

Источник: kiev_andrash


Была ли альтернатива нынешнему городу, как явлению. Вопреки тому, что города с Нового Времени, возросли в своем значении как место обитания жителей и стали фактически доминирующей формой проживания и восприятия человечеством самого себя на нынешний момент, город как община, коммуна, фактически стал рудиментарен. Массовая отмена городского самоуправления в терминах средневекового магдебурского права, стала не концом города, но констатацией его трансформации и невозможности вернуться к прошлому.

Утрачена связь между членами одной общины, считавшей себя автономной единицей мира. Французы говорят об эпохе до Революции как о Ancienne Regime, Старом царстве. Это чем то сродни Золотому веку прошлого. Для той же Франции это означало тотальную унификацию, потерю многими поселениями своего статуса и привилегий, возвышение мэрий как простого инструмента иерархии власти, и крах местного самоуправления в терминах парламентаризма.


Отныне множество провинций и местных нюансов, утвержденных в законодательной форме, перестали существовать, утратив прописанные основания и обратились в только "традиции", "колорит" и "местные древности". Галльские города отличны от свободных городов Империи, городов государств Италии или исторических монстров наподобие Стамбула. В этом плане во Франции куда менее четко выражены границы городов и городков, особенного мелких, чем скажем в той же Италии. И я говорю именно о буквальной границе, со стенами, башнями, закрытым пространством обитания. Разумеется они некогда были.

Но уже давно срыты и уничтожены Во многом эти городки есть проявление статуса их господина. Титулаж множества новодельных пэрств XVI -XVIII веков, основывался зачастую на имени какого то поселения принадлежавшего владельцу созданного титула, как в случае и с Ришелье. Это могло быть старое уважаемое поселение, со своей предысторией, могло быть и просто имя на карте из нескольких домов. В большинстве случаев это были небольшие коммуны, чьи сиятельные синьоры, селились рядом. Вот скажем Шатильон Колиньи (внизу), городок принадлежавший знаменитому семейству де Колиньи, один из членов которого был активным участником религиозных войн во Франции.




Город Шатильон


Гаспар Де Колиньи, адмирал и лидер протестантов, убитый в 1572 во время Варфоломеевской ночи.


Гаспар де Колиньи (IV), для которого в 1646 г был создан титул герцога - пэра де Шатильон.

Собственно замок Колиньи, был почти сравним по размерам с самим городом. На этом плане 1831 г еще видны прошлые размеры шато:



Сейчас от них осталась лишь донжонная башня:



Вот еще одна гравюра, показывающая тот же шато и соседствующий с ним городок:



Ни стен городка, ни былого шато, уже не осталось. Нынешний дворец, видный на панорамном фото города, был построен лишь в 19 веке.

Такая же история с городком Sully sur Loire, владением Великого Сюлли (Максимилиана де Бетюна), первого министра Генриха Бурбона, основателя города Анришермон. Он купил эти владения в 1602 г , а в 1606 г они стали основой для созданного ему пэрства. Внизу карта города и замка, где отчетливо видна граница города и сам укрепленный замок.







Таких селений, городков, выросших у подножия замков, было множество. Как один из феодов Грамонов:







С разрушенным ныне замком, пэрство созданное для импозантного Анутана де Грамонта, маршала Франции:



Или Sévérac-le-Château, сделанный пэрством в 1650 г.:







Можно еще долго перечислять схожие примеры. Очевидно, что здесь, в этом маленьком городке, основой процветания и проявлением культуры, были замки их владетелей. В том же духе стоит понимать и знаменитый Каркассон:





В нем собственно присутствуют два города - Ситэ, изображенное выше на фото, и тн Бастида - поселение с решетчатым планом в основании и расположенное в стороне от Ситэ (на плане внизу эти две части отчетливо видны):



Точно такую же форму имеет бастида Ревель (внизу), основанная якобы в 1342 г.:



Или бастида Гренада (основана якобы в 1290 г):



Вильреаль (1267):



На лицо не только различия в организации, но и различия в централизации жизни. В отличии от привычного образа города с центральным доминирующим собором, в этих маленьких бастидах, центром города является площадь с крытыми торговыми рядями.

Причем, как видно в случае Каркассона, оба варианта могут сосуществовать рядом друг с другом, что подводит к одной интересной мысли - разные формы планировки городов и их организации так же могут говорит о разных социальных формах правления внутри страны, а возможно и о разных этнических группах, каждая из которых выражает свое собственное мировосприятие.

Разумеется, все это могло бы иметь чисто умозрительное заключение, если бы не одно "но". Решетчатая планировка приведенных выше бастид, характерна исключительна для городов Нового Времени. Были еще конечно же города "античности" и римские форты, организованные подобным же образом. Но тогда стоит признать, что либо жители Окситании прямые наследники греко-римского мира, перенявшие все их новшества в урбанистике, как будто бы не было столетий Темных веков и упадка древней цивилизации. Либо же, что более вероятно и логично, все данные города были основаны позже 16-17 вв, и являются своеобразным решением "под ключ". Ведь известно, что большинство бастид было основано в сугубо определенный период истории в определенном районе - Южной Франции. Основанием бастид занимались как французы так и англичане (те же французы, но верные другой короне). Бастиды основывали короли, синьоры и церковные иерархи. Большинство из них имеет практически одинаковую систему организации - решетку, совсем как в городе Новый Эдинбург, ставший воплощением античного духа.


Карта бастид

При этом само основание бастиды, было четко риутализированным действием с определением плана и формы застройки поселения. Это поднимает простой вопрос - откуда в диком средневековье массовое применение архитектурных новшеств, характерных для XVII века? Там, где Северная Европа имеет единичные примеры подобных планов, как скажем город Маннгейм, превращенный в 1606 г из деревни в укрепленный замок с городом.





Подобные планировки требовали ясного знания геометрии и самое главное, пристрастия к идеи. Но откуда оно взялось в 13 и 14 веках, когда как говорят, античность была не в ходу?
Ответа нет.

Без ответа и вопрос, зачем строить новые города в и без того обжитой местности. Это имеет смысл если идет полномасштабная колонизация или же большинство прежних поселений разрушено в ходе жестоких войн. Подобная унификация была в истории США, когда осваивался Запад континента и города строились по одному и тому же плану, а так же в истории Российской империи, когда начиная с эпохи Екатерины, наново перекраивались многие прежние поселения, перепланированные по принципу нео-классицизма.
Учитывая, что все бастиды имеют в основном слабое оборонительное значение - земляные валы, невысокие стены, а так же то, что прямые улицы были куда удобнее при борьбе с восстаниями или для переброски солдат, говорит о более поздней эпохе фортификации, когда низкие стены и земляные валы были наиболее оптимальны для защиты от только начинающей свое развитие артиллерии.
А это уже 16-17 века, т.е. те самые века, когда юг Франции потрясали религиозные войны и естественно вопрос безопасности поселенцев вышел на первое место. Разумеется официально артиллерия существовала уже даже с 14 века и активно применялась в осадах.
Однако это отдельная тема, о которой много можно было бы сказать, но я ограничусь тем, что выскажу свои сомнения по поводу ее "древности". Вплоть до 17 века артиллерия была массовой лишь на бумаге, в реалиях оставаясь достаточно громоздким и малочисленным вооружением, только только проходящим "обкатку" и развитие.

Критику ранней истории артиллерии может при желании найти любой - благо сейчас в интернете материала на эту тему хватает. Впрочем, для главной темы это не имеет значения. Главное здесь смена формаций. Если моя мысль верна, в пользу чего меня убеждают планировки бастид, не могших возникнуть ранее эпохи планируемого градостроительства, то перед нами пример смены формаций и социальной организации общества.

Даже официальная история признает, что бастиды стали более эффективной формой организации поселений внутри данной территории. И насаждались сверху. Что требует ресурсов и сильной централизированной власти. Это вновь таки эпоха Бурбонов, время абсолютизма и меркантилизма, но никак не Средние века.
Таким образом можно признать, что подобные города-под-ключ, есть новшество более позднего времени, основанное в большинстве случаев на новом месте и по единому шаблону. Это постройки с нуля. Что в таком случае значат города Российской империи, в массовом порядке приобретавших новые планы, утвержденные свыше?
Это признак переформатирования территории?
Признак новой колонизации?
Или признак смены идеологии?
В любом случае уж точно не признак развитой городской жизни.

Для Галлии Бурбонов это два пласта сосуществования.
С одной стороны в прошлое ушли громоздкие крупные образования. Все титулы герцогов (duc во французском варианте), перешли к королевской власти. Отныне провинциальные титулы сменялись точечными. Гранды и знать владели новыми дукатами, которые были не слишком велики территориально в сравнении с прежними графствами и герцогствами "средневековья". Королевская власть приложила огромные усилия для ликвидации вольностей дворян и усиления собственного положения.

Именно в этом русле стоит понимать действия как Ришелье, так и Кольбера, чья политика в отрыве от реалий его времени, часто толкуется как некое подобие протекционизма и государственного вмешательства в дела экономики. На деле же все было куда проще. Его политика должна была ослабить грандов, лишив их монетарного дохода и возможности накапливать собственные состояния. Отныне деньги, только только набирающие силу в противовес натуральному хозяйству прежних эпох, были уделом короля, для чего класс буржуазии был всячески поощряем в торговле. Суть этого действия была понятна. Гранд не опустится до торгашества. Лишенный привилегий он будет достаточно богат, чтобы вести роскошную жизнь, но не сможет как ранее финансировать собственные армии и собственные войны. Фронда научила королей как опасны бывают их свободолюбивые аристократы. В то же время буржуазия, лишенная положения в обществе и не способная априори претендовать на что то при дворе, получала полную свободу действий в городской жизни, где имела свой оплот в виде цехов, торговых гильдий и сословия "менеджеров", но при этом всецело зависела от милости короля. Это была ставка на стравливание безродных, но могущих приносить деньги в казну, с родовитыми, но не способными существовать вне королевских милостей и должностей. Лишенные власти, они получали довольство. Довольство нужно было как то обеспечить, чтобы праздные дворяне не бунтовали, но всячески стремились укреплять корону, источник своих благ. Торговля и стимуляция буржуазии стала способом наполнения казны. Учитывая что, крестьянство составляло во Франции почти 80-85 % населения, такая схема могла себя оправдать. Ее можно было контролировать. Свержение короля в Англии в 1648 г и Славная Революция 1688 г в свою очередь была победой грандов над королевской властью. Именитые пэры получали всю полноту привилегий и богатств. Монарх был наемным символом власти, а корона представительской вывеской гильдии аристократов. Интересно, что на другом конце Европы точно такие же проблемы волновали две практически идентичные культурно, но различные религиозно формации - Речь Посполитую и Российскую империю. В обоих странах дворянские вольности были краеугольным камнем внутренней и внешней политики. В Речи они стали выразителем английского типа управления, но привели к полному краху тк Польша не имела единства, доступа к внешним ресурсам и безопасных внешних границ. Упадок торговли, потеря Украины и отсутствие морских колоний, привели к состоянию, когда поддерживать монархию не было более никакого смысла. Россия выбрала путь французского абсолютизма и погрузилась в шаткое болото клик и дворцовых группировок вокруг внешнего блеска самодержавия. Именно в абсолютизме родился нынешний город. Отсюда "разоренные гнезда" разбросанные по всей территории бывшей Российской империи. Торжество третьего сословия в 1917 г, как и в 1789 г во Франции, не понимало идеи разрозненного существования и полицентричности, доведенной до максимума в той же Англии, где каждый городок мнит себя уникальным миром.

Любой вывод можно разумеется оспорить. Утрирование может быть ошибочным, но по сути идея мне видится достаточно ясно. Смена политических формаций, дала толчок к развитию поселений вширь. Города частного и закрытого порядка, окруженные со всех сторон привилегиями, не нуждались в каком то росте.
Их идея была в поддерживании состояния совершенства.
Идеальный город не знает развития, ведь он уже идеален.
Его формы замкнуты и построены раз и навсегда. Достаточно их установить и жизнь сама приобретет Гармонию. Индивидуальный лик старых городов теперь рассматривался как варварство, а их узкие улицы и средневековый быт, как отсталость. Нежелание видеть ментальные предпосылки за основанием городов, создает тупиковую ситуацию, когда история видится как бессмысленная и случайная подборка фактов, могущая до бесконечности уходить в прошлое и будущее. Города якобы существуют столетиями и тысячелетиями в неизменной форме. Но если сам город есть выражение идеи, подчиненный своим архетипам, от городка ютящегося у подножия горы, на которой стоит замок, до четкого решетчатого плана продуманного комплексно и строящегося по одному плану, то почему не предположить, что некогда города как такового не было в помине? Если исторические части городов малочисленны и компактны, их планировки подчиняются определенным принципам и часто неизменны, чему есть свидетельства, то почему бы не предположить, что города недавнее явления и что они подчиняются определенным целям, имеют под собой некий идеологический базис и следовательно могут быть отслежены до определенной точки в прошлом, когда можно будет увидеть эпоху, в которой не было городов?

Приведенные выше примеры, имеют еще одно свойство. Обычно считается, что замок есть нечто отличное от города. Дескать, замок это лишь укрепление одного человека и его дворных, а вот город это совсем иная идея. Многие замки были обширнее городов. В них могло жить людей больше чем в иных городках. Шато дворян имели ключевые значения для городов вокруг них, будучи связующим звеном и организующим фактором. В том же духе стоит читать монастыри. Если бы не их специфика, то по функционалу, организации и численности, они мало чем отличались от замков или малых городов. Только привычка заставляет считать город главной формой проживания. Только стереотипы науки, воспитанной на образах 19 века, заставляет утверждать, что город должен быть большим и что его главная функция расти вширь набирая жителей.

На самом деле это верная истина лишь для города эпохи индустриализации, но не города вообще. Поэтому прилагать к прошлому принципы узкого периода истории, категорически неверно. Этим скрывается возможность увидеть прошлое максимально в его контексте, а не через призму навязанного своей эпохой восприятия.
Город, замок, монастырь - это равнозначные явления с точки зрения возможностей цивилизаторства.

Мерить "победителя" критерием численности абсолютная ошибка.




Картинка кликабильна
Tags: Архитектура, Человеческий мир
Subscribe
promo evan_gcrm march 28, 2018 19:35 141
Buy for 30 tokens
Основополагающим элементом, основным двигателем всей жизни, является репликатор. Скопированная информация - это и есть «репликатор». На Земле первый репликатор довольно бесспорный - это гены, или информация, закодированная в молекулах ДНК. Точнее это первый репликатор, о котором мы знаем.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments