evan_gcrm (evan_gcrm) wrote,
evan_gcrm
evan_gcrm

Categories:

Тайна вечной жизни. Часть №28

Источник: ms1970



Тайна вечной жизни. Часть №1
Тайна вечной жизни. Часть №2
Тайна вечной жизни. Часть №3
Тайна вечной жизни. Часть №4
Тайна вечной жизни. Часть №5
Тайна вечной жизни. Часть №6
Тайна вечной жизни. Часть №7
Тайна вечной жизни. Часть №8
Тайна вечной жизни. Часть №9
Тайна вечной жизни. Часть №10
Тайна вечной жизни. Часть №11
Тайна вечной жизни. Часть №12
Тайна вечной жизни. Часть №13
Тайна вечной жизни. Часть №14
Тайна вечной жизни. Часть №15
Тайна вечной жизни. Часть №16
Тайна вечной жизни. Часть №17
Тайна вечной жизни. Часть №18
Тайна вечной жизни. Часть №19
Тайна вечной жизни. Часть №20
Тайна вечной жизни. Часть №21
Тайна вечной жизни. Часть №22
Тайна вечной жизни. Часть №23
Тайна вечной жизни. Часть №24
Тайна вечной жизни. Часть №25
Тайна вечной жизни. Часть №26
Тайна вечной жизни. Часть №27


Римская цивилизация

Римский период представляет собой классику вырождения цивилизации и нации, ее создавшей. Рим великолепно изучен, и потому все биологические аспекты развития социальных систем, пропущенные при рассмотрении «не-совсем-признанных» цивилизаций, можно проанализировать и проверить на его примере. Поскольку римская система была очень большой и сильной, все внешние влияния на нее сводятся к нулю – что гарантирует еще и чистоту эксперимента. Все, что свершилось с працивилизацией и что еще не свершилось с цивилизацией современной, должно иметь аналогии в римской хронологии.

Имперские системы, а на сегодняшний день их осталось всего две – Россия и Америка - повторяют и повторят путь Римской империи. Европейские государства также будут развиваться по подобным правилам, поскольку и они имперских притязаний в свое время не избежали. Но имперские тенденции будут выражены в Европе не столь ярко, как в империях классических, созданных одной нацией с присоединением наций других.


Человечество накопило достаточно исторической информации о гибели цивилизаций. Гибель цивилизации – это фаза, стадия, элемент ее развития.

"Мы будем умирать сознательно, сопровождая каждую стадию своего разложения острым взором опытного врача".
/Шпенглер/

В истории любой нации присутствуют две линии развития: главная линия возникновения биологического качества и его падения, представляющая собой одну длинную синусоиду, и вторая линия колебаний качества, представляющая собой несколько последовательно накладывающихся на длинный график коротких синусоид. Конечно, классической, правильной, допускающей прогнозирование синусоиды не получится, поскольку внешние воздействия на нацию могут спровоцировать, «вызвать» и повышение ее качества, и падение.

История состоит из громадного количества деталей. Но для нее можно создать систему закономерностей, выделив конкретные значащие элементы, обусловленные особенностями биологической природы человека, а в цивилизованном обществе – особенностями нарушений этой биологической природы.



От племени - к нации (до 200 г. до н.э.)

Сомнительно, что историки когда-нибудь выяснят, как возникли нации працивилизации и нации глобальной цивилизации 3-го тысячелетия до н.э. Но поскольку и «правильные» биологические проявления человеческой деятельности, и «неправильные» в общих чертах поддаются стандартизации, то можно утверждать, что причины и детали возникновения наций неизвестных были точно такими, как у известных исторических наций. Современные стандартные элементы этногенеза (науки о появлении и развитии наций) отлично встают на места пробелов в древней истории.

Нация имеет только два варианта возникновения – от племени, покорившего или иным образом присоединившего другие племена, или от объединения людей на базе борьбы за жизненное пространство. В первом случае при слиянии племен возникает эффект аутбридинга, затем следует рост качества, и как следствие усложнения структуры из-за роста качества возникает нация. Второй вариант замечательно описан в работах Л. Гумилева; правда, у него этот вариант рассматривается как единственный, а само объединение называется консорцией - группой людей, связанных общей судьбой. Точнее можно было бы сказать, что общей проблемой, а конкретнее – нехваткой жизненного пространства.

Род - это собрание родственников. Обезьяны до сих пор живут родами; родами они и воюют. Внутри рода браки запрещены. Первые поселения, как и обезьяньи сообщества, не были замкнутыми: женщины их покидали, и женщины в них приходили - переходили из своего рода в чужой род. Племенная структура возникает автоматически с тем, как развитие памяти дает женщине возможность помнить, из какого рода она пришла. И как только у ее нового рода возникает желание идти войной на родительский, женщины начинают выступать против этого конфликта. Зоны человеческого обмена постепенно интегрировали в постоянные объединения родственников. Так возникли племена.

Возникала ситуация, когда кругом все родственники. Но с родственниками воевать не сподручно, а война – биологическая необходимость, чуть ли не единственное массовое развлечение каменного века. Потому и возникла система – племя против племени. Когда это было - неизвестно, но в любом случае раньше 40 тысячелетия до н.э.

Племя - система организации популяции; оно может быть представлено как сумма родов, обменивающихся брачными партнерами. Люди, адаптированные к природной среде, обычно имеют племенную структуру. Племя живет в одном ландшафте, имеет одни и те же характеристические параметры и потому может добиться внутреннего взаимопонимания и синхронизации большинства жизненных параметров. Племя может являться горизонтальной (нация - сумма равных племен) или вертикальной (племя власти - племя подчиненных, патриции - плебеи) структурой нации. В настоящее время племенная структура является фактором ограничения естественного отбора; если нужно степень свободы ограничить, нация должна перейти к племенной структуре, если поднять – разрушить племенную структуру. В некоторых государствах группа власть имущих и сейчас является племенным союзом, например, в современной России. Племя внеисторично и не является никакой фазой развития. Оно всегда было и всегда будет.

В основе создания человеческого общества лежала специализация. Именно благодаря ей человечество сохранило максимальную полигеничность, т.е. множественность популяционных вариантов национального человека. У неандертальцев специализация была только одна - охота на крупного зверя. Так что если у этого типа людей и рождались интеллектуальные экземпляры, в жестко специализированном обществе они не получали никаких преимуществ. Человеческим же общностям были нужны разные специалисты.

Специализация так или иначе приводит к росту производства и к избытку однотипных товаров – рыбы или шкур. Поскольку возникал избыток, возникал и обмен. Сначала обмен между родами одного племени, потом между племенами. И если между племенами устанавливался длительный период мира (чего например, не было в северной Америке), ремесленники переезжали из своих племен в города.

В догосударственном обществе город может возникнуть только тогда, когда есть обмен товарами. Таким образом он, как и племя, не привязывается к какому-либо историческому периоду. Поскольку один за другим исчезают определяющие факторы периодизации, возникает вопрос - есть ли эти периоды (первобытнообщинный строй, капитализм) вообще? Теоретически город мог возникнуть и одновременно с появлением племен, но вряд ли города возникали раньше 10 тыс. до н.э., поскольку до этого срока межплеменных товаров не было, а эффективность труда не позволяла появляться излишкам на продажу.

Чтобы управлять силами племени, нужны военные специалисты. Племени нужна ставка как центр информационного и политического управления. Так появилось расслоение – как дальнейший шаг к цивилизации. Есть город, есть специализация, есть торговля, есть власть... Ведь это наше современное общество – пусть даже в раннем неолите, но имеющее всю современную атрибутику и в общем живущее по современным принципам.

Центр племени обычно возникал на пересечении путей сухопутных и водных. Центр – лучшее и безопасное место для обмена, и потому здесь и должен был возникнуть рынок. Рим возник первоначально как место переправы через Тибр. Существовали товары, не производимые ни одним племенем - например, железо и бронза. Их нужно было где-то продавать. Посередине Тибра находился остров - он и стал рынком международных товаров, как место на пересечении путей и к тому же в качестве острова безопасное.

Путей возникновения нации из племен два - свободное объединение племен, обычно такое возможно при внешней угрозе, и покорение нескольких племен более сильным. Племен в древней Италии были десятки, но первым преуспело в развитии племя этрусков. Нация этрусков возникла первоначально путем свободного объединения 12 племен в борьбе с северными соседями, а потом свободное объединение пошло по второму пути образования нации и покорило несколько племен на юге.
Вокруг территории современного Рима жили италийские племена. Разные по крови, но адаптированные под один ландшафт. Занимались земледелием и периодически воевали с соседями - тогда это считалось нормой. Римляне соответствовали породившему их ландшафту и построили свои жизненные принципы исходя из соответствия. Но в 600-х годах до н.э. на севере Италии усилился народ Этрусков; усиление привело к тому, что территория Рима была ими захвачена. Структура этрусского государства представляла собой союз 12 племен, каждое со своей ставкой-городом, объединенных царской властью; царь был представителем одного из племен и мог переизбираться. Все прочие племена государства считались покоренными. Из этрусских царских родов для покоренных племен ставились цари-наместники.

Примерно в 500 г. до н.э. царь этрусской династии был изгнан. Рим был провозглашен независимым. С этого момента он начал повторять этрусскую историю. Государство точно также представляло собой союз племен. Город был поделен на четыре "трибы" - обычно считается, что это четыре района сбора налогов; но этим же словом до сих пор называется племя. Получается, что голосование в Риме проводилось по племенам.

Основные племена (возглавлявшие войну за независимость) со временем слились и их представители стали называться патрициями. Представители периферийных племен, а равно люди, принадлежащие только к родам, как ремесленники, в равной степени слились в одну группу и были названы плебеями. В обеих случаях этот процесс называется аутбридингом - отдаленным скрещиванием. Но смешивались люди из одной ландшафтной среды, из чистых линий, выдержавших высокую отбраковку. Аутбридинг дает в результате биологически качественные национальные экземпляры. К тому же аутбридинг представляет собой единственный вариант смешанного качества, передающегося по наследству и не требующий расплаты в виде вырождения линий.

Биологическое качество при возникновении нации постоянно растет. Период роста продолжался с 600-х до 300-х гг. до н.э. Но у двух новых племен оно росло неравномерно. У плебеев было больше вариантов выбора, к тому же в самом выборе они были свободнее патрициев. В результате примерно к 450 г. до н.э. качество групп сравнялось. В 494 г. до н.э. произошел первый серьезный конфликт патриции – плебеи. (Плебеи просто убежали из города – все убежали). Для избежания конфликтов между двумя примерно равными силами пришлось принять первые писаные законы.

Качество было высоким. Но поскольку жертвоприношения не практиковались, для его поддержания было разрешено убивать младенцев, "отличающихся исключительным уродством". Это первый зафиксированный в истории случай негативной евгеники, не закамуфлированный под религию.
Борьба плебеев и патрициев кончилась к середине 300-х гг. с образованием единого сообщества римских граждан, позднее названных "нобилями" или "оптиматами". Но это снова был шаг к повышению качества, снова аутбридинг. Далее римское население стало единой нацией, и возможности аутбридинга закончились; больше безопасно смешивать стало нечего. А когда кончается эффект аутбридинга - начинаются циклы.

Обычно качество падает в результате установления режима социального отбора через деление на касты и социальные слои. Маленькие воюющие государства не могут позволить себе кастовости, и в результате обычно не вырождаются. Рим и был таким маленьким государством - сначала он 100 лет воевал с этрусками, потом с вторгнувшимися в Италию кельтами (заодно разгромившими этрусков), потом с южно-итальянскими государствами. Качественных было много, места для них недостаточно, и война на расширение была единственным выходом национальной энергии. Так продолжалось до победы над Карфагеном в 218 году до н.э.

Колебания в группах (200 г до н.э. - 100 г. н.э.)

Изначально нация всегда живет в гармонии с природой и своими правилами. Это обусловлено тем, что при возникновении нация отражает своими принципами среду своего обитания – а иначе никакой общности и не возникнет.

Рано или поздно происходят изменения; в первую очередь к ним стоит отнести смену природных условий, но условия эти меняются крайне редко. Гораздо чаще происходит изменение социальных условий: например, накопление большой собственности или большой внешней власти нацией. Еще две причины - резкое увеличение численности и резкое уменьшение численности. Может так же подняться биологическое качество нации - тогда из-за концентрации качественных возникают особые группы, (т.н. консорции), деятельность которых не ограничивается развитием социальности, но распространяется на изменение правил и принципов существования всей нации в собственных интересах. Когда группа биологически качественных берет власть и начинает проводить свою политику, у историков возникает чувство, что нация обновилась, «регенерировалась» по терминологии Гумилева.

Причины повышения качества нации - увеличение степени отбраковки, увеличение степени свободы выбора (обычно результат распада социальных структур), аутбридинг (смешивание в пределах ландшафта близких генетически племен). Перечисленные действия обеспечивают рост относительно медленный, но не чреватый последующим откатом.

С 350 по 260 гг. до н.э. можно засвидетельствовать высокое качество у всего Рима-нации; вызвано оно было аутбридингом италийских племен. Но нужно заметить, что социальные механизмы в торговом городе работали очень слабо и росту качества не препятствовали. В соответствии с нормами времени высокое качество населения было направлено в основном на внешнюю экспансию.
Чистая концепция колебания качества работает только с небольшими системами; она не подходит к системам очень большим и к системам слишком маленьким (из-за высокой вероятности непредвиденного).

Если нация достаточно однородна – например, вся она состоит из общинников-земледельцев – то колебания качества будут общенациональными. Но если есть и земледельцы, и аристократия – циклы колебаний для групп окажутся различными. Кроме того, нужно учитывать, что группы живут не в вакууме, а в нишах жизненного протранства. Есть группы-ниши, в которых рождаются (аристократия), и есть группы-ниши, в которые приходят (армия).

Римская империя - большая система. И потому в ней периодически возникали группы, имеющие свой уровень биологического качества. Это качество могло быть и национальным, и гетерозисным, потому судьба групп складывалась по-разному.

В Риме можно выделить следующие группы:
Истинные римляне, римляне по национальности - потомки племен, создавших город и почти всегда (точнее, до возникновения нации) живших на территории вокруг города; делились на аристократию и трудящееся население.
Римляне-провинциалы, потомки колонистов, выступают как отдельная биологическая группа.
Армия с того момента, как стала наемной (100 г. до н.э.) – тоже индивидуальная по качеству группа.


Самые яркие циклы прослеживаются на примере аристократии – поскольку о ней и больше всего информации, и к тому же большинство государственных действий предпринималось в ее интересах.
В 350 г. до н.э. можно поставить точку начала первого аристократического цикла; до этой даты браки между патрициями и плебеями были запрещены. Именно эта дата представляет собой точку окончательного узаконивания аутбридинга с появлением единого племени «нобилей» - благородных, противопоставленного всем прочим племенам.

В 185 г. до н.э. можно отметить вырожденность аристократии, вызывающую возмущенное отношение трудящегося населения. Получается, что для аристократии того времени различные развратные действия были вполне приемлемыми, но для большинства населения – недопустимыми. Такое возможнотолько при разности биологических качественных потенциалов. Также можно заметить, что первый национальный цикл качества обычно длиннее каждого из последующих.

Социальная система быстро изменялась. Разросшийся Рим смог отказаться от биологических принципов и перейти к социальным. А поскольку социальное деление общества оказалось достаточно резким, возникли социальные, столь же резкие ограничения на выбор партнера. Собствено римляне начали вырождаться.

Рыба гниет с головы, страна - со столицы, столица - с аристократии. Ни в каких хрониках никогда не отмечались биологические события. Кроме того, до поры до времени любому обществу свойственно недооценивать проблемы, и «наружу» они всплывают только в критических ситуациях. В 186 г до н.э. расследовалось дело о массовых оргиях золотой молодежи; к расследованию было привлечено 7000 человек. С этого же времени появляется такое понятие, как мода. С этого же широкое распространение получают бои гладиаторов.
Второй признак, что ситуация меняется не к лучшему - закон 181 г. до н.э. по борьбе с пьянством. Ранее подобные законы в мировой истории были неизвестны. Нужно заметить, что касался этот закон в основном сенаторов, приходивших, вернее, приползавших на заседания в пьяном виде. С аристократией дело было плохо, но с остальной частью нации - все в порядке. Ведь если бы уровень был одинаковым, таких законов бы не появилось, поскольку пьянство и разврат воспринимались бы как само собой разумеющееся. Потому 180-е годы до н.э. можно считать окончанием цикла первой аристократии, закончившегося вырождением группы. Ограничительные законы принимаются в ситуациях, когда биологически полноценных еще большинство, но ситуация начинает меняться к худшему.

Все сводится к тому, что в 180-е гг. до н.э. в Риме произошла «бархатная революция», не истебившая аристократии старой, но с ее участием создавшая аристократию новую. Римское население этого времени имело аутбридинговое качество; под давлением этого высокого качества в период с 200 по 100 г. до н.э. в аристократию вливаются сословие всадников и разбогатевшие на внешних войнах торговцы, а равно успешные военные. Кончился этот рост тем, что всадники - новоя группа - была приравнена к нобилям, а гражданские права снова перераспределены.
В 180-х годах до н.э. биологическое качество старой римской аристократии находилось на крайне низком уровне. Это отправная точка нового цикла. К 180-м годам аристократия первоначальная была обновлена сословием всадников - по сути, в пределах аристократической ниши сменились составляющие ее люди. А в 40-х гг. до н.э. она была перебита, и имущество ее конфисковано наследниками Цезаря.

Когда биологическое качество резко растет, люди часто переоценивают свои возможности. Критический рост качества, вызванный аутбридингом италийских племен, к 90-м гг. до н.э. привел к первой гражданской войне в Риме, названной "союзнической" - потому что воевали между собой жители Италии, союзники по Римской коалиции. Тогда же, опять из-за роста качества, консул Марий заменил ополчение наемной армией - чтобы лишних людей куда-то пристроить. После этого пошла дифференциация – качественные, стремящиеся к успеху, к расширению собственного жизненного пространства, оказывались в армии, а остальным достались дела «мирные».
После победы над Карфагеном Риму больше ничего не угрожало - он сам стал угрозой для соседних стран. В 146 г. до н.э. закончилась третья война с Карфагеном, причем город был уничтожен. Поведенческий стереотип римлян несколько изменился - ранее не было традиции уничтожать города. Воевать с Карфагеном имело смысл для расширения, захватить его территорию - это тоже можно понять, а уничтожать города - это действие лишено биологического смысла. Аристократия обновилась, но прежнего качества она себе уже не вернула.

Римляне считали карфагенян «бессовестными торгашами» в 250 г. до н.э. В 50 г. до н.э. сами римские аристократы становятся "бессовестными торгашами" с точки зрения некоторых римлян. Во времена качества олигархи за свой счет строили корабли для войны с Карфагеном. А при нападениях варваров они проявили полное равнодушие к судьбе страны. Не их это уже была страна, а ничья.

Начиная со 150 г. до н.э. Рим превращается в новый Вавилон. Сюда устремляются искатели доходов из Греции и с Ближнего Востока. С точки зрения социальной это были «эмигранты из стран третьего мира». Но у многих из вновь прибывших были относительно высокие доходы, да и приехали в Рим они не с пустыми карманами. В Риме появляется культурное заимствование, в основном грекофильство. Борьба за чистоту культуры велась, но крайне вяло; так что римская изначальная культура оказалась полностью размытой. Национальная культура погибла еще раньше нации; и хотя большинство императоров провозглашали «восстановление культурных устоев» в качестве политики, все попытки провалились, поскольку был разрушен нижний культурный слой, на котором строятся культуры остальные – биологический.

Армия представляла собой до 100 г. до н.э. входящую в состав нации группу, а с тем как она была сделана наемной - группу концентрации биологического качества и гетерозисного качества. Армия качество очень быстро приобретала и столь же быстро теряла. Это объясняется тем, что людям с биологическими нарушениями трудно служить в армии. Потому качество легионеров было выше качества основного населения. Качественные в легионы приходили, выродившиеся становились новой аристократией, но не легионерами. Если в нации появляется группа, собирающая в себя всех качественных, качество остальных групп падает.

Качественные всегда стремятся к переделу пространства в свою пользу. В результате в 82 году до н.э. Рим получил первого военного диктатора Суллу. Демократические институты были резко ограничены во власти. Прошла волна погромов и конфискаций со стороны военных. После этого у талантливых людей стало меньше стимулов заниматься политикой. Биологическое качество людей, именуемых римской элитой, стало резко падать. Следующим диктатором, тоже военным, стал Цезарь - и опять демократические свободы были ограничены. Армия постепенно набирала силу, и в 44 г. до н.э., воспользовавшись убийством Цезаря, устроила передел собственности, сравнимый разве что только с Октябрьской революцией в России. Цикл прежней аристократии закончился биологическим разгромом. Биологически качественная армия победила уступавшую в качествах гражданскую власть – и это притом, что власть не была еще полностью вырожденной. Но она была уже достаточно вырожденной, чтобы не понять бесперспективности сопротивления.

Цезарь мог назвать существующий режим "всеобщим рабством, обратившим народ в подобие скота". На самом деле режим диктатора Суллы, про который подобное говорилось, таковым не был, и при настоящем режиме рабства такие фразы не произносятся. При Цезаре аристократия еще сопротивлялась армии. Но это были последние годы гражданского сопротивления, когда военные хотя бы формально относились к гражданским партиям.

Начиная с 44 г. до н.э. население Рима ничего не решало в государственной политике; до этого оно упорно, но безуспешно пыталось противостоять набирающей силу армии. С одной стороны, самые активные бойцы всех гражданских партий погибли в период гражданских войн начиная с 100 г. до н.э.; с другой – избежавшие гибели опять-таки оказались в армии.

Система революции обычно одна и та же: биологически вырожденные владельцы жизненного пространства против биологически качественных претендентов. Поскольку борьбу ведут группы, то начинается все с возникновения группы, потом она захватывает власть, потом устанавливает свои законы, а потом вырождается. С 82 по 44 гг. до н.э. партия высококачественных легионеров боролась за власть против вырожденной аристократии. Эта же группа легионеров растеряла качество к 100 г. н.э.

В 44 г. до н.э. заканчивается период аристократии, существовавшей со 150 г. до н.э. В этом же 44 г. до н.э. начинается последний период римской истории, чисто римский по национальности, закончившийся в 100 г. н.э.

Рим проводил активную колонистскую политику. Колонии - это поселения римлян на захваченных территориях. Люди с низким качеством в колонии не ехали. Это постепенно приводило к перекачиванию биокачества в колонии в ущерб собственно территории Италии. Римское население вырождалось в первую очередь, и пришедшие к власти военные, как люди биополноценные, решили ситуацию по-своему поправить. Естественно, командными методами.

По законам Октавиана Августа (1 год) граждане, имевшие трех и более детей, ставились в привилегированное положение. Люди, не желавшие вступать в брак, ограничивались в имущественных и общественных правах. За аморальное поведение замужние женщины наказавались конфискациями и ссылками. (Наказаны были даже дочь и внучка самого Августа). Поэт Овидий, несмотря на то, что был любимцем Августа, в 8 г н.э. сослан за написание порнографической поэмы.

Император Тиберий, наследовавший Августу, хотя и сократил количество зрелищ, но ознаменовал свое правление началом массового применения пыток. Новация постепенно сменяется деградацией.
37 - 41 гг. – правление знаменитого Калигулы. Оргии на самом высоком уровне - при том, что еще 20 лет назад Октавиан вел жесткую борьбу за нравственность. К тому же у армии было больше чем достаточно достоинства - за дурацкие шутки Калигулу убили вместе с семьей, что в Риме обычно не было принято. Но со смертью Калигулы биологический цикл римских военных не кончился. Потомки военных стали аристократией, еще способной на принятие здравых решений.

Без нормального императора военные были бы обречены не только на партизанскую войну с аристократией, но на внутренние войны. Потому их выбор остановился на историке Клавдии, который меньше всего хотел власти. Его просто поймали легионеры и провозгласили императором.
Следующим был Нерон. Он не был сыном Клавдия и был приведен к власти аристократией. Вырожденная аристократия приводит к власти шизофреника - это норма. Личность это скандальная до легендарности. Легионы очень долго его терпели, но чем дольше терпят - тем сильнее взрываются. На Нероне все заигрывания с аристократией кончились - армии она была столь неприятна, что лучшим развлечением считалось, как во времена Октавиана, громить аристократов. Циклы перестают быть скрытыми, подлежащими расшифровке по косвеным данным, они явно проявляются – сначала качественные приходят, потом они пытаются стабилизировать ситуацию, а потом вырождаются, превратившись в новую, очередную аристократию.

С 67 по 69 год армии вели войну за власть. Сначала императором провозгласили командира испанских легионов Гальбу, потом Рим был захвачен германскими легионами, которые впервые ограбили Италию как покоренную страну (каково представить французских ветеранов первой мировой войны, централизованно грабящих Париж?; а русских – грабящих Петербург...), и кончилось все победой восточных легионов Веспасиана, который хотя и был римлянином из крестьян, но гвардию себе набрал из сирийских (пока еще римских по происхождению) легионов.

У современных европейских народов армии утратили былую роль и не претендуют на управление политикой, и тем более не требуют перераспределений жизненного пространства. Точного аналога древним армиям подобрать нельзя, но все более на эту роль претендуют корпорации, как собрания биологически полноценных и лиц с высоким гетерозисным качеством.
Tags: Мнение, Человеческий мир
Subscribe
promo evan_gcrm march 28, 2018 19:35 141
Buy for 30 tokens
Основополагающим элементом, основным двигателем всей жизни, является репликатор. Скопированная информация - это и есть «репликатор». На Земле первый репликатор довольно бесспорный - это гены, или информация, закодированная в молекулах ДНК. Точнее это первый репликатор, о котором мы знаем.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments