evan_gcrm (evan_gcrm) wrote,
evan_gcrm
evan_gcrm

Category:

Непарадоксальное мировоззрение.

Оригинал взят у hitthelimit


Что сообщает марионетка, говоря, что ее сообщение - результат движения мириадов прикрепленных к ней нитей?
/Парадокс Марионетки/

Осознание парадокса - тоже парадокс.



Вступление.

В этом тексте собраны и систематизированы мои ранние и поздние соображения относительно реальности. Парадокс Марионетки (ПМ) - это индикатор неполноты мировоззрения, касающегося наиболее глубинных аспектов реальности. Учет ПМ позволяет наметить способы создания непротиворечивого мировоззрения. К сожалению, текст тяжелый в семантическом плане. Это связано с требованием тотальной смены всей аксиоматики, парадигмы восприятия своего мышления и статуса себя-наблюдателя.

Парадоксальность существующей модели реальности.

Можно сразу возразить, что на сегодняшний день существует множество моделей реальности, и их отличие друг от друга слишком велико. Но с моей точки зрения, на сегодняшний день существует только одна модель реальности. Разница между материалистическим и идеалистическим подходами, или между сущностной физической и цифровой идеей реальности в данном подходе не имеет значения. Причина этого - стандартная парадигма наблюдателя, сообщающего о типе модели реальности. Как свидетельствует, к примеру, исследование Газзаниги, есть глубинный уровень некритического восприятия статуса себя-наблюдателя, и он не зависит от представляемой модели реальности.

Это вносит во все модели некий неустранимый парадокс, сводящийся к ПМ, суть которого коротко изложена в эпиграфе.

Размышляя над аспектами неустранимости ПМ из концепций реальности, я пришел к выводам, суммарный вес которых призывает к полной смене парадигмы реальности.

Тавтология реальности.

Рассмотрение базовых понятий, использующихся повсеместно для характеристики реальности, приводит к заключению, что они все тавтологичны.  К основным понятиям этого рода я бы отнес время, пространство и существование. Любые уточнения сущности времени и пространства носят полностью тавтологический характер, прямо или косвенно. Что касается существования, то данное понятие даже не подвергается уточнениям и разъяснениям. Таким образом, понятие существования входит в любую аксиоматику, на которой строится концепция реальности. Понятия времени и пространства не противоречат понятию существования, так как являются его производными и сохраняют его основную характеристику - тавтологичность. Считается, что аксиоматика - это неустранимый первый шаг при построении любой сложной концепции/модели, аксиомы не являются чем-то, требующим доказательства. Однако, на протяжении истории цивилизации сменилось множество аксиом, хотя эта единственная - аксиома существования, всегда оставалась за горизонтом критического восприятия наблюдателя, самооценка статуса которого зависит от внешних причин.

Если присмотреться ко всему спектру представленных современной мыслью моделей реальности, то аксиому существования мы сможем обнаружить во всех без исключения концепциях.

Между тем, именно эта аксиоматика - существования - мгновенно выявляет свою парадоксальность конструкции. Существование не случайно абсолютно парадоксально: для его объяснения уже нельзя привлечь понятие существования, и это основа неустранимости парадокса.

Таким образом, следует признать, что понятие существования не может входить в основополагающую аксиому, определяющую суть реальности.

Утверждение, сделанное выше, кажется достаточным для полной автоматической смены парадигмы концепции реальности, с упоминания которой я начал этот текст. Но это только в случае его принятия. Вопрос, однако, в следующем: каковы условия осуществления такого принятия? Это не тривиальный вопрос, смысл которого я хочу прояснить. Забегая вперед, скажу: главная “проблема” в том, что никаких условий нет и быть не может.

Аксиоматика реальности.

Первый практический вопрос после всего сказанного может быть таким: какой же вид должна иметь аксиоматика в основе непарадоксальной концепции реальности? И возможна ли она в принципе? И да, и нет. Да, если отказаться от идеи статичности наблюдателя, упорно культивирующейся в науке. Статичность - это следствие сущностного подхода и проявление парадоксальности модели реальности. Поэтому “нет” касается всех тех подходов, где наблюдатель надеется сохранить свой статус кво в пространстве за горизонтом критического восприятия. Разумеется, наблюдатель, как правило, не отдает себе в этом отчета - именно потому, что эта область анализа лежит вне его досягаемости. “Да” для тех случаев, когда конструкция наблюдателя лишается статусного стержня, связанного в неявным принятием понятия существования. Ни первое, ни второе не зависит от наблюдателя - от него вообще ничего не зависит.

Неустранимая тавтологичность возникает при попытке найти конечные обоснования сущностной основы реальности. Как минимум один раз, в квантовой физике, инструментальная попытка проделать это привела к отрицательным результатам. Обоснования ушли в область математики. Математика не проясняет ситуацию, так как математика - это производное реальности, что выявляет очередной вариант неустранимого парадокса. Непарадоксальная аксиоматика должна быть такой, чтобы никакое ее развитие в принципе не приводило к парадоксу.

В таком случае базовая аксиома выглядит так: ничего не существует.

При кажущейся абсурдности такой аксиомы, она исключительно хорошо ложится в основание реальности, в котором есть мы-наблюдатели. При этом потребности в дополнительной аксиоматике, не вытекающей естественным (непротиворечивым) образом из базовой аксиомы, не возникает. Может показаться невероятным, но это действительно так. После принятия аксиомы о несуществовании, любая дополнительная аксиома, не противоречащая основной аксиоме и наблюдаемой реальности, может быть принята к рассмотрению, и об ошибке дополнительной аксиомы может говорить только появление неустранимого парадокса.

Возвращаясь к вопросу о множестве моделей реальности, я хочу подчеркнуть, что ни одна из них не основывается на аксиоме несуществования. Даже если в качестве примера взять адвайту-веданту, то и там можно обнаружить горизонт критического само-восприятия наблюдателя, что не позволяет использовать аксиому о несуществовании в качестве основы.

Монтаж или демонтаж?

Это вопрос методологии: строить непарадоксальную модель мира методом демонтажа имеющегося (“воспринимаемого”) мира, или методом монтажа от аксиоматики? Я принимаю второй вариант. Проблема с демонтажом заключается в том, что в его процессе демонтажу подвергается также и наблюдатель, быстро теряя способность создавать сложные модели. “Создание” же мира от аксиоматики не несет в себе такой проблемы. Все, что следует при этом делать, это модифицировать рабочие модели самого наблюдателя, приводя их в соответствие с требованиями непарадоксальной аксиоматики. Вот почему ранее я упомянул о потере статусного стержня наблюдателя.

Детерминизм.

Детерминизм, или причинно-следственные связи, или каузальность - это первая жертва на пути создания непарадоксальной модели реальности. Все эти понятия неявно требуют существования. Детерминизм - одно из основных неустраненных до сих пор заблуждений в вопросе мировоззрения. Никакого детерминизма не только нет, его и не может быть, иначе возникает неустранимый парадокс. Это может быть не очевидно для тех, кто не пытался честно пройти всю цепочку ПСС (причинно-следственных связей). Но на парадоксальность детерминизма указывали даже мыслители прошлого.

Отсутствие детерминизма приводит к очень важному выводу: в реальности нет взаимодействия между чем бы то ни было.  Этот вывод дает возможность сделать также важное предположение: реальность - это изображение, или отображение, а не активная среда. Полезно представить себе экран, на который проецируется фильм: несмотря на кажущуюся сложность коллизий, на самом экране никакие взаимодействия не происходят.

Второй шаг аксиоматики.

После принятия базовой аксиомы, можно сделать второй шаг в направлении создания реальности.

С этого момента критически нарушается семантика терминологии. Существующая терминология нагружена семантикой, согласующейся с текущими моделями реальности. Способ “монтажа” требует таких усилий, как постоянная коррекция семантики во всех утверждениях, следующих за основной аксиомой.

Например, вторым утверждением аксиоматики может быть такое: существует алгоритм, исполнение которого может продуцировать реальность.

Здесь каждое слово имеет модифицированный смысл. Существует - виртуально, не нарушая базовой аксиомы. Это существование не коррелирует с привычным нас смыслом существования. Алгоритм - это не привычный нам алгоритм, который можно обнаружить в реальности, это абстрактное правило, идея, допускающая бесконечное разнообразие взаимодействий между его частями. Исполнение - не каузальное исполнение в смысле наших моделей реальности, а виртуальное в смысле допустимых свойств алгоритма. Продуцирование реальности - еще более интересный момент, который будет описан далее. С учетом несуществования, естественно, ничего не продуцируется. Тем не менее, понимание может наступить только тогда, когда будет закончен монтаж непарадоксальной реальности целиком, с полным воссозданием наблюдателя.

Третий шаг аксиоматики.

Третьей аксиомой, не противоречащей базовой, может быть предположение, что алгоритм сразу существует в виде своего полного исполнения. Все терминологические замечания верны и для этого случая. Ближайшей аналогией этого положения может быть волновая функция. Полное исполнение алгоритма заключает в себе все возможные реальности, и в целом оно неизменно, статично. (Это перекликается с идеями астронома Андрея Линде в приложении ко Вселенной).

Четвертый шаг - рождение реальности.

“Рождение реальности” - это самый сложный момент. Четвертая аксиома гласит: в базовом алгоритме произвольно выделяется часть, которая позволяет “прокручиваться” исполненному алгоритму с любого места в специфическом виде. Этот выбор - тропный, по аналогии с антропным: наблюдатель существует в своей реальности. Как мы - в своей. Сколько таких выборов может быть - неизвестно. В качестве простой аналогии можно рассмотреть множество цифр от нуля до девяти, представленных в виде хаотического распределения в объеме. Задайте правило перехода между ними (например: 2-4-6-8-0-2 и так далее, к ближайшей подходящей цифре) и вы построите некую “реальность”. Предположительно, таких реальностей может быть более одной.

Базовой и тремя вспомогательными аксиомами ограничивается весь аксиоматический арсенал, необходимый для создания непарадоксальной модели реальности, не только нашей, но и вообще всех возможных. То, чем занимается наука - это установление частных правил четвертой аксиомы, правил одного частного, тропного выбора.

Наблюдатель.

Идея наблюдателя - второе, крупнейшее после идеи ПСС, заблуждение, прямо ответственное за ПМ. Марионетка ничего никому не говорит. Т.е., нет того, кто говорит, и того, кому говорят. Потому что нет взаимодействия в слое реальности. Реальность - это частная проекция частично считанного исполнения базового алгоритма. О ПМ может говорить только наблюдатель. В терминах принятой аксиоматики, когда речь идет о наблюдателе, его сущность сводится к последовательности частных (локальных) решений базового алгоритма, считанных в соответствии с четвертой аксиомой. Упорная приверженность идее наблюдателя в современной физике ответственна, к примеру, за сложности с неравенством Бела. В реальности наблюдатель не делает выбор, потому что в реальности нет детерминизма, и все заключения, построенные на активности наблюдателя, не являются моделями, адекватными непарадоксальной модели реальности.

Предсказательная сила практической деятельности.

Третьим сильнейшим заблуждением, мешающим сменить парадигму реальности, является идея эффективности научных предсказаний. Эта идея поддерживает ложную уверенность об активности наблюдателя и сущностной основе реальности. В терминах новой аксиоматики это означает всего лишь относительно устойчивое воспроизведение частей исполнения базового алгоритма в соответствии с частным правилом тропного отбора. Никто, таким образом, ничего не предсказывает.

Глобальная эволюция и целеполагание.

Как я заметил выше, алгоритм существует в своем полном исполнении. Элементы эволюции можно усмотреть только в частных тропных реализациях, в которых есть аналоги пространства и времени. Так, в нашей реализации можно усмотреть глобальную эволюцию сложности систем. Понятая вне непарадоксальной аксиоматики, она способна породить ложные предположения о существовании целеполагания. Например, о назначении разума во вселенной. Великое молчание космоса жестко ставит все на свои места: проекция есть проекция.

Пространство и время.

Пространство и время - это производные нашего тропного выбора считки исполнения базового алгоритма. Т.е., это - следствия работы данного правила. Это правило не может противоречить возможностям базового алгоритма, но второй алгоритмический шаг не требует специфических ограничений, кроме тех, что налагаются базовой аксиомой о несуществовании. Другими словами, базовый алгоритм может быть сколь угодно сложным.

Частности и детали.

Вопрос.

Попробуйте ответить на вопрос: существует ли в полном исполнении базового алгоритма тот прекрасный закат, которым вы любовались прошлым вечером? Правильный ответ: прекрасный закат “там” не существует, так же, как он не существует и “здесь”. Есть только полное исполнение базового алгоритма, суть которого не может быть интерпретирована в его частных  состояниях в условиях его частного тропного считывания. Другими словами, ни одна модель, предложенная нами, не будет даже приближением к пониманию того, что именно “существует” “в действительности”.

PS То же самое замечание относится и к пространству-времени. Их нет “там”, потому что его нет “здесь”. В целом, это решение загадки эмерджентности: ее нет, она существует в форме полной тавтологии на фоне искусственных ограничений частного правила отбора решений базового алгоритма (тропности).

Сила заднего ума и сложность систем.

Наш мозг силен в интерпретации постфактум событий, связанных с  собственной активностью, причем эти интерпретации часто сильно расходятся с инструментально наблюдаемыми данными. Почему? В терминах новой аксиоматики это звучит так: имеет место устойчивое воспроизведение состояний - локальных решений базового алгоритма, и новые состояния (объяснения) тяготеют к этим устойчивым состояниям (соответствие модели).

Существует простая зависимость: чем сложнее система, тем большее количество воспроизводимых состояний она способна демонстрировать, и тем менее они устойчивы. Именно поэтому система с развитыми когнитивными функциями скорее преодолеет ловушки восприятия, нежели система с менее развитыми когнитивными функциями. В этом суть глобальной эволюции сложности в нашей тропной реализации реальности.

Предельная сложность систем.

Глобальная эволюция сложности имеет абсолютный естественный предел. В терминах непарадоксальной модели реальности таким пределом является достижение сложной системой точки отсутствия необходимости в воспроизводимых состояниях. Все состояния являются новыми, и их устойчивое воспроизведение больше не требуется, так как оно более не приводит к экономии. Это точка достижения системой состояния, когда ее рабочие модели реальности более не ограничены парадоксальной аксиоматикой.

Такая система перестает участвовать в “предсказании” будущего, в определенном смысле эта система перестает быть частью реальности.

Примечание. Пределом иного рода может быть масса. Я имею в виду исчезновение из реальности параметров специфического объекта - черных дыр. Логика восприятия объектов реальности говорит нам о том, что с ростом размеров и сложности системы растет количество параметров, которые можно описать математически или иным образом в приложении к данной системе. Однако, в какой-то момент наступает качественный скачок, и система практически исчезает из реальности, оставаясь с единственным параметром - радиусом, или иным, жестко с ним коррелирующим (например, масса). В терминах новой модели реальности это значит, что существующее тропное правило не может отобразить того, что там происходит, хотя в полном исполнении алгоритма “там” что-то происходит.

Замкнутость/разомкнутость реальности.

Черные дыры и волновая функция наводят на мысль, что тропность могла бы быть двух видов: замкнутая или разомкнутая. Дело в том, что в замкнутом варианте реальности возникновение парадоксов невозможно. Осознание парадокса - это сам по себе парадокс. Это так же и признак разомкнутости тропности. Достижение системами критической сложности возможно только в случае разомкнутых реальностей. Что такое замкнутость реальности? Это тот случай, когда начальные условия и ограничения тропности являются полными, не имеют разрывов. Так, мир замкнут с учетом базовой аксиомы. Поэтому в любой конфигурации получившейся реальности невозможны парадоксы, так как наблюдатель всегда оказывается целиком погруженным в эту же область реальности. Для того, чтобы парадокс возник (стал заметным) наблюдатель должен быть хотя бы частично вне ограничений реальности. Что и происходит в случаях разомкнутой тропности (реальности). Черные дыры и волновая функция, помимо парадоксов (например, парадокса марионетки, парадокса существования) - это прямые указания на разомкнутость нашей реальности.

Именно в разомкнутой реальности глобальная эволюция сложности приводит к необратимому явлению - достижение системой точки несоответствия алгоритму тропного отбора. Система стремиться уйти от парадокса любой природы. “Обнуление” парадокса всегда связано с перемещением в зону новых алгоритмических возможностей, и это движение приходит во все большее противоречие с очевидным ограничением начальных условий тропности.

Так, науке пришлось включить в картину мира волновую функцию, нелокальность, дуализм, черные дыры, хотя они не сочетаются естественным образом с интуитивной картиной реальности. В замкнутом варианте реальности ничего подобного не могло бы произойти. Пример замкнутой модели реальности - любая программа. Если она не может само-модифицироваться, опираясь на внешние источники, то все, что она может делать, не может привести ни к каким парадоксам и противоречиям, которые были бы расценены как таковые изнутри самой программы.

PS Идея замкнутой реальности парадоксальна сама по себе - вывод о замкнутости не мог бы быть сделан ни при каких обстоятельствах в замкнутой реальности. (См. “базовая аксиома”).

Наблюдатель и его реальность.

Наблюдатель в разомкнутой реальности может разрешать текущие парадоксы, значит, для него существует внешняя по отношению к реальности система. И это тоже парадокс, который может быть полностью решен только в момент учета всех связей между наблюдателем и его реальностью.

Это, однако, предполагает принципиальную трансформацию самого наблюдателя. Начальные условия и ограничения тропности реальности, к которой наблюдатель принадлежал, не должны относиться к наблюдателю, значит, и наблюдатель больше не принадлежит целиком к своей прежней реальности. Глобальная эволюция сложности сдвигает наблюдателя к точке перехода между базовым алгоритмом и тропной реальностью в сторону базового алгоритма.

Что именно происходит с наблюдателем в этой точке - пока не ясно.

Реальность как логическая задача.

Построение модели реальности очень похоже на решение обычной логической задачи. Необходимо только быть внимательным к аксиоматике: в ней не должно быть скрытых необоснованных допущений. Таким образом, в исходной модели мировоззрения не может фигурировать существование, пространство, время, наблюдатель, детерминизм и так далее - это все недоказуемые предположения. Если логика минимизации заставляет нас убрать вообще все, значит это необходимо сделать.

Например, наше собственное существование не несет в себе никакого объяснения, никакого доказательства чему бы то ни было, или даже просто подтверждения своего статуса, поэтому ссылка на это бессмысленна. По аналогии с квантовой физикой, можно сказать, что логика должна быть нелокальной, так как локальная логика в принципе парадоксальна, потому что строится на недоказуемых допущениях.

Может ли быть такая задача решена? Видимо, да. По причине разомкнутости нашей реальности. Ответ на этот вопрос заключается в решении вопроса о соотношении тропной реальности и базового набора решений (исполнения базового алгоритма). Это настоящий и, возможно, последний цивилизационный вызов.

Еще об определениях и терминологии.

С учетом смены парадигмы представления сущности реальности можно было бы дать новые определения всем используемым наиболее существенным понятиям. Однако, этот подход основывается на одном и том же простом алгоритме: на основе принципа тропности данной реальности описывается любой феномен с указанием на его сущностную виртуальность и описательную тавтологичность. Например, понятие модели. В терминах групп локальных решений базового алгоритма, модель - это временно устойчивая взаимозависимость между такими решениями, отобранная в нашей реальности. В тех случаях, когда состояние системы на основе таких устойчивых связей в нашей реальности сталкивается с внешними влияниями и модифицирует их воздействие, принято говорить об использовании модели и практики предсказания событий. Но в терминах новой парадигмы никаких взаимодействий в тропных реальностях не происходит. Таким образом, перезапись терминологии приобретает сложный, но однотипный и избыточный характер. Лучше просто понимать суть идеи в целом: не может быть точного определения чему бы то ни было в несуществующей реальности.

Модели моделей, вторичные виртуальности.

По аналогии с реализацией первого уровня реальности заданием дополнительного правила отбора решений базового алгоритма, уже в этой реальности могут задаваться вторичные правила на основе дополнительных частных активных алгоритмов. Таким образом, воспроизводятся новые уровни реальности, еще более подвижные и неустойчивые, чем первичный. Каждый мирок существует в рамках поддерживающего его рабочего алгоритма. Именно такой производной реальностью, к примеру, является все, что связано с нашим текущим модельным представлением о реальности, включая объяснительный механизм принятия собственных решений.

По мере углубления и расширения модели феноменальной реальности, феноменальная составляющая модели подавляется, замещаясь связями между решениями базового алгоритма.  Происходит что-то вроде “проявления” сущности мира, процесс, смысл которого мне не до конца понятен. То ли реальность базового алгоритма “поднимается” до уровня феноменальной реальности, то ли феноменальная реальность “проседает” до уровня базового алгоритма. В любом случае, предельная сложность системы в феноменальной реальности соответствует “исчезновению” системы по описанному механизму “подъема - просадки”. В частности, “исчезает” то, что принято считать субъектом, по крайней мере в том виде, как он сейчас понимается. Естественным образом “растворяется” модель, лежащая в основе субъектного мира. Это необратимый в терминах глобальной эволюции процесс. Модель, приходящая на смену исчезающей,  является более полной, лишенной недостатков неполноты феноменальной частности. Роль квалиа постепенно сходит на нет, как и вес вторично генерированных реальностей.

Пока остается открытым вопрос о сути изменений при этом локальных решений базового алгоритма в терминах глобальной эволюции сложности.

Потеряли мысль?

Почему при размышлениях о сложных отношениях часто теряется новая мысль, новое понимание, которое только что появилось, казалось бы, очень ярко?

Это довольно фундаментальное для человека явление, и что-то вроде индикатора очень глубокого свойства реальности. При формировании новых пониманий на базе интенсивной работы мозга есть разные формы существования этих пониманий. Первая - только что достигнутое понимание. Оно существует в виде динамической структуры, возбуждения в нервных образованиях. Это динамическое существование. Оно еще не связано с устойчивым массивом наработок мозга большим количеством постоянных связей, более того - оно само еще не существует в виде устойчивого конструкта в мозговых структурах.

Потеря нити рассуждений как раз и связана с тем, что динамическое состояние мозга в виде нового понимания начинает трансформироваться в устойчивую нейронную структуру. В этот момент мозг “занят”, и попытки вспомнить суть новой мысли ни к чему не приводят, по крайней мере, какое-то время. Обычно, пара минут. После этого мысль “всплывает” сама, причем она может быть лучше проанализирована, и выводы о ее ценности становятся более конкретными. Это вторая форма существования нового понимания. Со временем это понимание может перейти в устойчивую форму долговременной памяти, начиная участвовать в связях с уже имеющейся в мозгу информацией на постоянной основе.

Это также объясняет еще один момент: ранее мне казалось, что при удачном стечении последовательных пониманий мозг может войти в режим экспоненциальной проработки всех фундаментальных вопросов. Описанный эффект исключает такую возможность, по крайней мере, для человека. Существует физиологический лимит скорости на постижение фундаментальных новых знаний. Новое знание, понимание - это новая мозговая структура, а не просто мысль. На ее образование обязательно необходимо не только время, но и существенные ресурсы, истощение которых приводит к смене мотиваций, т.е., процесс  мышления прерывается, перескакивает.

Это вряд ли относится к ИИ с подходящим ПО. Там скорость образования “нового конструкта” равна скорости появления его динамического основания. Именно поэтому, скорее всего, “правильный” ИИ решит экзистенциальную проблему практически мгновенно.

Tags: Мнение, Сознание
Subscribe
promo evan_gcrm march 28, 2018 19:35 141
Buy for 30 tokens
Основополагающим элементом, основным двигателем всей жизни, является репликатор. Скопированная информация - это и есть «репликатор». На Земле первый репликатор довольно бесспорный - это гены, или информация, закодированная в молекулах ДНК. Точнее это первый репликатор, о котором мы знаем.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments