evan_gcrm (evan_gcrm) wrote,
evan_gcrm
evan_gcrm

Categories:

Тайна вечной жизни. Часть №32

Источник: ms1970



Тайна вечной жизни. Часть №1
Тайна вечной жизни. Часть №2
Тайна вечной жизни. Часть №3
Тайна вечной жизни. Часть №4
Тайна вечной жизни. Часть №5
Тайна вечной жизни. Часть №6
Тайна вечной жизни. Часть №7
Тайна вечной жизни. Часть №8
Тайна вечной жизни. Часть №9
Тайна вечной жизни. Часть №10
Тайна вечной жизни. Часть №11
Тайна вечной жизни. Часть №12
Тайна вечной жизни. Часть №13
Тайна вечной жизни. Часть №14
Тайна вечной жизни. Часть №15
Тайна вечной жизни. Часть №16
Тайна вечной жизни. Часть №17
Тайна вечной жизни. Часть №18
Тайна вечной жизни. Часть №19
Тайна вечной жизни. Часть №20
Тайна вечной жизни. Часть №21
Тайна вечной жизни. Часть №22
Тайна вечной жизни. Часть №23
Тайна вечной жизни. Часть №24
Тайна вечной жизни. Часть №25
Тайна вечной жизни. Часть №26
Тайна вечной жизни. Часть №27
Тайна вечной жизни. Часть №28
Тайна вечной жизни. Часть №29
Тайна вечной жизни. Часть №30
Тайна вечной жизни. Часть №31



Дегенекратия

В современном мире слова теряют свой смысл чаще, чем когда-бы то ни было. Одни перевираются до противоположного значения; другие, довольно часто употребляемые, теряют вообще всякий смысл. А некоторые раздуваются до непомерных масштабов. Абстрактные ценности предполагают манипулирование абстрактными величинами. Так что слова – только одна из многочисленных жертв стремящегося стать абстрактным мира.

Демократическая идея, демократическая идеология, развитие демократии, демократические реформы и т.д., и т.п. Среди самых различных принципов, ставящихся в системах ценностей во главу угла, демократия занимает особое место. Самые разные общественно-политические группы делают упор на борьбу за «истинную» демократию и как альтернативу сегодняшним системам управления, называемым то олигархическими, то антинародными, так и западной демократии «общемировых ценностей».


Современный образ дискуссии, и возможно, весь современный образ политической мысли сводится в основном к уходу от темы. Политическое мышление по принципу «сказать ничего» прочно обосновалось в гуманитарных науках. Никто не отвечает на вопросы прямо. Действительно, это элемент политической культуры. Но если в этой культуре есть такой элемент, то для людей, желающих получить истину, такая культура вообще не нужна.

Бабушка просит бюрократа: нельзя ли, чтобы светофор горел на 5 секунд дольше? Бюрократ отвечает: через три года в этом месте будет построен подземный переход. Рабочие пишут в журнал: что лучше, пить каждый день по 100 грамм или раз в неделю по 500. Профессор отвечает: лучше совсем не пить. Этот придурок-профессор, давая такой ответ, чувствует себя самым умным. Возможные варианты ответа на такой вопрос: 100, 500 или "не знаю". То, что пить вредно, знает любой рабочий. Истинный ответ - 500 один раз в неделю.
Любая дискуссия с представителями власти и с людьми, финансируемыми властью, в настоящий момент происходит по подобному принципу. Причем не важно, касается ли она Сфинкса, вырождения или прав человека – ведь в цельном, в реальном мире все это неразделимо. А если дискуссия происходит по подобному принципу с независимыми людьми, значит, эти люди не являются независимыми.

Замечательный пример новой речи - это обезличивание. Все зло идет от каких-то очень темных и очень злых сил, которые из политиков никто и никогда не может назвать. Можно предположить, что скорее всего злом, о котором говорят эти политики, они сами и являются. А уж древний вопрос «кому выгодно?» задавать стало просто неприлично, или «политнекорректно».

Один из самых симптоматичных примеров – это конституции. При попытке их анализировать с помощью логики получается абстрактный набор абстракций – иначе это назвать невозможно. Если бы их писали психически больные, такие документы стали бы шедеврами историй болезни. Законы по сути – это алгоритмы, работающие по принципу «совершил – получил». Законы Хаммурапи можно реализовать в виде программы для ЭВМ, обрабатывающей исходные данные и выдающей результат на выходе. Одна фраза «Мы, народ», с которой начинаются почти все конституции, вывернет мозги любому суперкомпьютеру. Возможно, когда-то, на общем фоне типа «государство – это я», тексты конституций действительно что-то означали; когда было ясно, о ком именно шла речь.

Подобным "новоязом", по Оруэллу, разговаривают с людьми не только ученые, а в первую очередь политики. Биологически полноценные люди презирают таковых и за подобное общение в частности. А особенно политиков презирают программисты, во-первых как люди достаточно интеллектуальные, а во-вторых как имеющие дело с четкой логикой. Потому и появилась идея принять язык С++ в качестве государственного; кстати, эта идея несет в себе больше здравого смысла, чем может показаться. В языках программирования невозможны словесные спекуляции, а возможны только четкие конструкции.

Длительное прослушивание речей представителей власти вызывает у биополноценных людей слабые шизофренические и психопатические реакции. Обычно они связаны с усталостью, переходящей в депрессию. Такая же точно ситуация случается у здоровых людей, оказавшихся в психиатрических больницах или у непьющих в компании напившихся.

Демократия – это не идея и не идеология, это методика управления.
Одна из многочисленных методик. По этой методике представители власти должны избираться каждым гражданином страны через институт голосования. Схема выбора может быть мажоритарной (места получают только собравшие большинство голосов в регионе) или пропорциональной (сколько процентов голосов получила организация – столько мест в системе власти она получит).

Мажоритарной методике больше 200 лет, пропорциональной – больше 100. За все последующее время никакого развития они не получили, поскольку еще до реализации обе были закончены и идеально сбалансированы. И потому демократию невозможно развивать – ее можно только практиковать, демократические реформы невозможно проводить – их можно только раз ввести, демократической идеологии не может существововать, потому что методики не имеют идеологии.

Демократию очень часто путают со свободой. Принцип свободы выражается как «свобода личности заканчивается там, где начинается свобода другой личности» и «зоны пересечения свобод регулируются общественным договором». Общественный договор разносит реализацию свобод или во времени, или в пространстве. Например, если для одних людей свобода – пойти на нудистский пляж, а для других – обеспечить свободу психологической сакрализации и свободу от порнографии, именно общественный договор устанавливает: или организовать два разных пляжа, или установить разделяющую стенку. "Свобода заключается в праве каждого совершать любые действия, не причиняющие вреда окружающим". Это статья 4 Декларации прав человека – тоже неплохо. Такие же принципы подходят не только для людей, но и для их сообществ, для субъектов человечества – наций.

В некотором смысле любая идеология заключается в степени понимания свободы, а именно в том, какие конкретные свободы нужны и какие нет (или кому нужны, а кому нет). Ранее говорилось, что в основе всех свобод лежит фундаментальная свобода выбора партнера. Но люди не обязательно ей следуют; у разных групп мировоззрение разное, фундаментальные ценности различные, так и получается, что свобода у каждого своя. Своя концепция свободы, будучи сформулированной, превращается в идеологию.

Нужно заметить, что игра в понятия «свобода» и «демократия» тоже имеет смысл. Потому что работать со свободой – развивать ее, совершенствовать, реформировать – можно; а с демократией так поступать нельзя. Потому, при оперировании массовым сознанием людей с биологическими нарушениями, и появляются лозунги, призывающие что-то сделать с демократией – поскольку реально с ней сделать ничего нельзя. Демократия не может быть даже плохой или хорошей – она может быть только демократией или ее отсутствием.

Бывает свобода без демократии – когда просвещенный абсолютизм предоставляет своим гражданам все необходимые для национального развития свободы. Бывает демократия без свободы – когда объективные условия складываются так, что голосование ничего не решает и никаких свобод, кроме собственно права голосования, не предоставляется. Для нормального человека лучше свобода без демократии, чем демократия без свободы. Для меньшинства демократия – вообще не гарант свободы, а механизм ее ограничения (Сколько индейцев-сенаторов и конгрессменов?).

Много воды утекло с тех пор, как выковались основы методик и алгоритмов их реализации. Мир изменился биологически – и часто в такую неожиданную сторону, что прежние плюсы стали минусами. Выходит так, что раньше люди были не столь глупы, выбирая режимы монархические, абсолютистские, аристократические и теократические. А демократии существовали и в древние времена - но они то появлялись, то исчезали.

Нормальная демократия была создана как система максимального участия нормальной нации в решении вопросов своей судьбы – в т.ч. и как система подавления больных и развития здоровых. За гранью в 51% больных она стала служить подавлению оставшихся здоровых больными. Тяготение больных к вымиранию в подобных условиях становится вектором государственной политики. Можно сделать вывод, что при падении биологического качества более эффективны "просвещенные диктатуры", и только когда качество становится слишком высоким, настолько высоким, что возникает опасность взрыва - тогда имеет смысл обращаться к демократии.
Нации качественно изменились. Незаметно число больных стало доминировать над числом здоровых. Генетически человечество (здесь и далее - в лице белой расы) уже в 1970 году было ущербно на 90% - только 10% населения не несло плохой наследственности. К 2000 году оно стало больным процентов на 60. Этот вопрос, естественно, до поры до времени замалчивался как «неэтичный». Сто лет прошло с того момента, как Ницше предупредил, что человечество превратится в большую больницу, где все будут санитарами и одновременно больными. Россия уже превратилась в такую больницу – если разобраться, то почти каждому человеку здесь нужны помощь, покой и надлежащий уход.

Вырождением принято пугать – по некоторым данным, к 2015 году больные физически и психически составят свыше половины европейского населения. Но в России эти больные уже составляют большинство населения.

А пока все можно представить на следующем примере. В городе живет 55% идиотов и 45% здоровых. Город избирает парламент, и большинство постановляет: нормальным, дабы не оскорблять чувства, честь и достоинство большинства, вести себя общепринятым образом: ходить грязными, пускать слюни и жевать сопли. А заодно на это большинство работать, поскольку оно само обслуживать себя не в состоянии.

К сожалению, ситуация не столь от подобного далека. В России существует кланово-корпоративная (племенная) система управления. Новое дегенеративное поколение этой системы только в таком обществе способно чувствовать свое превосходство. Потому как только когда все станут равны в скотстве, члены правящих племен ощутят превосходство в деньгах. А большинство российского населения только в таком обществе перестанет страдать от собственной неполноценности, при всей тщательной маскировке прущей изо всех щелей.

По уровню биологического качества любую нацию (популяцию) можно разделить на три условных группы – с положительным качеством (здоровые), с нейтральным качеством (потенциально здоровые в следующем поколении при правильном выборе варианта, или «гомеостатичные», или «гармоничные» по Л.Гумилеву), и с низким качеством – больные, вымирающие. При том, что две последние группы в России доминируют, нейтральные находятся под психологическим информационным влиянием вымирающего большинства. Против вымирания ничего нельзя сделать, но с информационным влиянием можно и нужно бороться.

Биосоциальный курс современной российской власти состоит в том, чтобы с помощью активированных больных давить здоровых, с тем чтобы не чувствовать собственной биологической ущербности. Ничего нового изобретать не пришлось. Мажоритарная демократия оказалась вполне удовлетворяющим решением этой задачи.

Вырождение – это реальность, проявляющаяся в том числе в фенотипической деградации детей относительно родителей. И в столь же относительном следственном снижении численности следующего поколения. Новая биологическая реальность, являясь базой для всех элементов общественного устройства, изменяет массовую психологию под себя.

От собственного вырождения существует только одно лекарство – закрыть глаза и ничего не видеть, делать все так, будто вымирания не существует. Это единственная возможность не свихнуться раньше времени. Для реализации этой задачи строится целый виртуальный мир, где вырождения нет. Мир, где можно чувствовать себя плохо, сваливая свое состояние на экономические факторы, мир, где можно деградировать без опасения попасть под презрительные взгляды соседей, оказывается, очень многим нужен.

Человек живет в мире собственных представлений о реальности, и человек привык защищать свой мир. Там, где охваченное сознанием бытие приходит к границе, начинается зона космического холода и хронического кошмара.
Реальность – это холод и кошмар.
А враг – это тот, кто со своей правдой врывается в этот уютный, цельный мир, втаскивая холод и кошмар за собой.

Биологический ареал вымирающих – это два кубометра земли на особь. За этот ареал вымирающие не волнуются. Их ареал – это мир без дегенерации. Когда в 70-х годах в СССР были организованы медико-генетические консультации, люди не стали туда обращаться. Вымирающие знают правду и не хотят, чтобы им ее повторили.

По примерным расчетам, половина населения уже не может что-то выбирать – у нее нет билета в будущее. Когда у человека чего-то нет, он очень часто говорит, что это ему не нужно. Нет, просто он не может себе этого позволить.

В основном на выборах в России побеждают две группы: лица биологически неполноценные и лица национально смешанные. Первые являются жертвами социального отбора, через то и несут в себе вырожденческий элемент. Даже у талантливых представителей власти дети оставляют желать лучшего.

Низкорослость, которой корпоративно-клановая партия страдает с самого основания, является фактором низкого биологического качества; как явный он проходит по первобытному обществу: тяжелее догнать добычу, труднее конкурировать с соплеменниками и т.д. И народ регулярно голосует за низкорослых. Так что когда о кандидате говорят, что он метр с кепкой – вне зависимости от цели это оказывается в его пользу. Выборы все дальше уходят в биологию: архетипическое воздействие самое низкоуровневое и потому самое сильное. Биологически ущербная часть электората проголосует за более ущербного.

В массе народные избранники должны отражать качество населения. Но точное отражение возможно только при пропорциональной системе демократии. При мажоритарной демократии избранные имеют качество только большинства. Это приводит к отсутствию в органах власти людей здоровых и людей с абстрактным мышлением. Нездоровые люди с отсутствием абстрактного мышления могут поддерживать и даже стабилизировать состояние системы, но не могут отвечать на нестандартные вызовы. В результате все избранные органы власти оказываются неадекватными происходящим событиям.

Политики в желании быть избранными вынуждены адаптироваться под массовое восприятие. Политики в первом поколении обычно биологически полноценны, но вынуждены играть роль людей с нарушениями. Подстройка под абстрактный язык приводит к перестройке психики. Политики второго поколения обычно биологически неполноценны и потому пользуются даже большим, чем родители, успехом. Но любые политики вынуждены следовать в кильватере психологии вырожденного общества.

Задачи, решаемые правительствами, стали слишком сложными для массового понимания. Мир меняется быстро; массовое сознание сначала за изменениями не успевало, а потом вообще утратило способность за чем-то успевать. Не стало хватать биологического качества. Массовое сознание уже не может выводить следствий из причин, ограничиваясь эмоциональным восприятием. А с другой стороны, массовое сознание патологически не хочет иметь дела с реальными ситуациями, поскольку они нарушают его комфорт.

В результате отсутствия системы объективных ценностей, в результате эмоционально-оценочности в противовес причинно-следственности, психология вырожденного общества построена всегда одинаково по принципу "Мы - добро, они - зло". Это общество при всех своих усилиях не может представить себе зеркальной ситуации. Унитаристы никогда не смогут поставить себя на место сепаратистов - даже если пять лет назад сами были сепаратистами, как это произошло в ситуации СССР – Грузия - Абхазия. Это просто вырожденческая нехватка элементарной фантазии. Поэтому подобные общества все время попадают в дурацкие состояния.

Вырожденчество в государстве, в отличие от личности - оно не локально в отдельных компонентах, оно или есть, или его нет, но если оно присутствует - оно во всем, в каждом, даже самом простом деянии.

Вышеуказанный лозунг ведет к трагическим последствиям. Для большинства, исповедующего "Мы - добро", добром становится вырождение. А злом - биологически полноценные, поскольку это - "они". А в дополнение, чтобы довести ситуацию до полного маразма, каждый считает себя самым правым и самым сильным. Даже если он не прав и совершенно слаб. Никто не хочет ни остановить, ни хотя бы заткнуть в своей психологии маленького «диктатора Саддама». Финал будет аналогичным.

До этого вырождение рассматривалось в чисто генетическом аспекте. У человека есть еще особенность – с возрастом его параметры меняются. Начиная с 30 лет – когда начинают погибать клетки головного мозга – его биополноценность начинает падать. К пожилому возрасту люди становятся бионеполноценными. Этот вариант бионеполноценности не стоит путать с врожденным при анализе конкретных людей, но его стоит принимать при раскладках политических сил по линии биополноценные – бионеполноценные, например, этот момент в настоящее вряемя является главнейшим при выборах представителей власти.

С одной стороны - старики самые бедные. С другой старики - самые богатые, в Германии им принадлежит больше половины собственности и капиталов. С ростом уровня социальности число пенсионеров увеличивается, а число детей уменьшается. Обычно это происходит в городах, но города и есть центры социальности. Такая система сейчас сложилась в Европе. Пенсионеры голосуют за свои интересы. А дети за себя проголосовать не могут. Молодежи незачем ходить на выборы, потому что бионеполноценные изначально вместе с пенсионерами составляют большинство. Политикам нет смысла ориентироваться на молодежь, потому что с таким количественным контингентом они проиграют.

Можно предсказать, что все геронтократические системы обречены – и в Европе так вопрос ставится свыше 100 лет, а сейчас он впервые полез в политику, пока только как снижение уровня социальных гарантий и увеличение пенсионного возраста. Но вырожденное общество не умеет решать глобальные проблемы, с которыми раньше не сталкивалось. И потому прогресс станивится маловероятным, а тенденции роста курса акций – подозрительными.

Молодежь живет в тисках социльных норм пенсионеров; потому не удивительно, что размножается она со скоростью пенсионеров. Европа пожирает собственных детей; а Россия их почти всех уже скушала.

Общая тенденция биологически ущербных – никаких переделов, все закрепить за владельцами раз и навсегда, никаких перемен. Здесь стремления биологически ущербного населения и интересы кланово-корпоративной партии (части этого населения) сливаются уже на уровне осознанной политики.

У низкокачественных групп голосует не интеллектуальное сознание, голосует биология, преломленная сквозь призму архетипов. На примитивную биологию легко воздействовать; во всяком случае не труднее, чем выдрессировать собаку. В такой атмосфере результат голосования больной части населения прямо пропорционален сумме вложенных в дрессировку средств.

Крики о вымирании всегда будут «гласом вопиющего в пустыне». Вымирания не существует – единственно возможный ответ вымирающего народа. И как небольшое следствие: никто из говорящих о вымирании не будет избран в парламент.

Даже если политик не хочет обманывать, даже если ему противно говорить омерзительным политическим языком – все равно он вынужден будет это делать. А иначе желающие ничего не знать и пребывать в состоянии психологического комфорта народные массы его не выберут.
Россия, как всегда, стала первой. И остается только гадать, какой народ будет следующим. Запад отстает от России в биологическом плане. Там еще избирают биополноценных с силу традиции – как это могло бы быть в России в 1960-70-х гг. Но качество наций падает – и хотя избрание нормальных стало традицией, неизвестно, сколько еще эта традиция протянет. В Европе никто не верит, что российская ситуация – это ее будущее; а в Америке никто не верит, что кризисная европейская ситуация – это будущее Америки.

Борьба за нации продолжается, но апеллировать к большинству в данном случае нет никакого смысла. Как и апеллировать к максимально активным (на сегодня) в политической области слоям населения – поскольку эта активность, похоже, просто вызвана психозом на почве смены ориентиров. «Зову живых» – говорил в подобном случае Герцен. Тем более сейчас быть живым еще и выгодно - ведь они, а не вырожденцы получат в собственность будущий мир.

Проблема не в доминировании дегенератов. Проблема в доминировании информационного вектора дегенерации. Проблема в отсутствии идентифакаторов биологического уровня. И глобальная задача - не борьба с дегенератами (а что с ними бороться?..), а создание концепции будущего мира, в которой дегенерации не было бы уже сегодня. Пусть желающие выбирают главного санитара - все равно эта психбольница сгорит от копеечной свечки. Так что нечего там делать, нужно строить свой мир, свое общество, свою жизнь.

Можно предложить самые разные способы модернизации демократии – например, лишать права голоса пенсионеров и лиц, живущих на государственные средства, или наоборот, дать право голоса младенцам и отдать их бюллетени родителям. Но это не поможет, и при современном уровне массового сознания не вызовет ничего, кроме словесных спекуляций и политической вони. Лучше оставить все как было, предоставив каждому спасаться самому, просто предоставив для этого необходимую информацию. А цивилизации надо дать возможность умереть достойно, без лишних скандалов.

Нет действительных причин, и тем более нет никакой возможности от демократии как института отказываться. Ее перерождение - это только повод подумать над тем, как сложившуюся ситуацию обойти и по возможности ее использовать.

А время работает на живые нации.

Tags: Мнение, Человеческий мир
Subscribe
promo evan_gcrm march 28, 2018 19:35 141
Buy for 30 tokens
Основополагающим элементом, основным двигателем всей жизни, является репликатор. Скопированная информация - это и есть «репликатор». На Земле первый репликатор довольно бесспорный - это гены, или информация, закодированная в молекулах ДНК. Точнее это первый репликатор, о котором мы знаем.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments