evan_gcrm (evan_gcrm) wrote,
evan_gcrm
evan_gcrm

Category:

Тайна вечной жизни. Часть №33

Источник: ms1970



Тайна вечной жизни. Часть №1
Тайна вечной жизни. Часть №2
Тайна вечной жизни. Часть №3
Тайна вечной жизни. Часть №4
Тайна вечной жизни. Часть №5
Тайна вечной жизни. Часть №6
Тайна вечной жизни. Часть №7
Тайна вечной жизни. Часть №8
Тайна вечной жизни. Часть №9
Тайна вечной жизни. Часть №10
Тайна вечной жизни. Часть №11
Тайна вечной жизни. Часть №12
Тайна вечной жизни. Часть №13
Тайна вечной жизни. Часть №14
Тайна вечной жизни. Часть №15
Тайна вечной жизни. Часть №16
Тайна вечной жизни. Часть №17
Тайна вечной жизни. Часть №18
Тайна вечной жизни. Часть №19
Тайна вечной жизни. Часть №20
Тайна вечной жизни. Часть №21
Тайна вечной жизни. Часть №22
Тайна вечной жизни. Часть №23
Тайна вечной жизни. Часть №24
Тайна вечной жизни. Часть №25
Тайна вечной жизни. Часть №26
Тайна вечной жизни. Часть №27
Тайна вечной жизни. Часть №28
Тайна вечной жизни. Часть №29
Тайна вечной жизни. Часть №30
Тайна вечной жизни. Часть №31
Тайна вечной жизни. Часть №32


Кризис верхнего полиметалла

Как было выяснено ранее, ковчег никогда не плавал по волнам. И никто не смог бы предсказать наводнение за время, достаточное для постройки корабля. Но строителю ковчега было дано указание ковчег построить; и ковчег был построен.
Сделать это можно было только в том случае, если ковчег, еще раз, это собрание здоровых в вырождающемся обществе.

Кризис верхнего палеолита, или массовое вымирание повторяется периодически, причем повторяется бессистемно – его нельзя рассчитать на базе прежних циклов. Все ныне живущие – это потомки переживших все подобные кризисы – и глобальные, и локальные. Потому на массовом уровне нет ни негативного восприятия этого кризиса, ни даже мысли о том, как что-то подобное может произойти. А идея сокращения населения на порядок, или в 10 раз всегда будет рассматриваться в разделе апокалиптической фантастики.

Грустно, когда нации умирают. Но им ничем нельзя помочь – смерть предписана им с самого рождения, как и любому живому существу. В момент смерти нации главный вопрос не от том, что уходит – ибо что-то действительно будет потеряно и процесс смерти остановить нельзя. Смысл имеет то, что остается. А остаются люди – далеко не все, но в достаточном количестве и с достаточным качеством, чтобы о них говорить.

Остаются люди – претенденты на создание нации новой.


Может возникнуть иллюзия, что нации распадались - но люди оставались. Все дело именно в людях. Когда рушатся нации, может возникнуть ложное чувство, что все люди остаются и просто создают нацию новую. Реально же при гибели наций вымирает, не оставляя потомков, большинство семей нации, а оставшиеся как правило не наследуют прежнюю культурную традицию, или наследуют отдельные традиционные элементы. Смысл вопроса окончания нации состоит в том, что остаются далеко не все.

Нации вырождались и ранее, но отдельные линии преемственности продолжались. Ранее у наций всегда был ландшафт, и возрождение происходило после растворения в ландшафте. В современном мире некоторые нации живут в массе в городском ландшафте; а как показывает пример Рима и прочих городских цивилизаций, нации городского ландшафта уходят полностью, и место их занимают другие люди из других наций.

Даже в античные времена смертность могла превышать рождаемость. Иное дело, что в те времена до такого состояния редко доходило. Как только нация начинала деградировать, чуть превосходящие ее качеством соседи тут же переводили этот процесс ослабления и сокращения в геометрическую прогрессию. Не удалось осилить только Рим. И он выродился самостоятельно – с двух миллионов римлян во 2 веке до 50 тысяч потомков мигрантов в седьмом. А живую нацию сколько ни уничтожай – все равно она тут же будет отвечать повышением численности населения.

Времена не выбирают. Меняются критерии оценки явлений, но человеческое восприятие остается одним и тем же. Исходя из времен люди волнуются одинаково, только над разными проблемами. Что когда-то казалось проблемой - может казаться мелочью, и наоборот. А над настоящими проблемами люди предпочитают не думать во все времена.

Можно представить, что в средние века на Руси средний крестьянин увидел сон: На деревню в 100 человек всего 20 детей, из них только один ребенок здоров...
Как бы крестьянину назвать увиденное, и что такое «Апокалипсис»?
Ликов его множество.
Это «пошел с неба черный дождь», и 95% детей стали хронически больны.
Что такое «норма»?
Это когда 95% детей рождаются хронически больными. Получается, что современная «норма» и есть «Апокалипсис» древних. Культура, конечно, определяется биологией, но определяется неоднозначно. В здоровом сообществе о вырождении не думают, поскольку сообщество по условию здорово и думать об этом нет смысла; в больном о нем не думают точно так, но потому что общество уже ничего не изменит.

Люди живут в мире стереотипов. Большинство не подозревает и не может подозревать, что отрицательные тенденции не существовали всегда, а пришли в мир в определенное время. Времена повторяются, но в той же степени времена меняются. Негативные явления, которые люди считают естественными, естественными вовсе не являются, их не было когда-то и может не быть.

Персонификация

Главный вопрос времени ухода нации не в том, что все умирает; тем более умирает далеко не все. Главный личный вопрос – что делать, чтобы остаться, что делать, чтобы умирающая нация не утащила за собой в небытие. Остаются биологически качественные, сумевшие не поддаться влиянию разложения, не пошедшие вместе со стадом к обрыву. А ведь обычно большинство даже биологически качественных этому влиянию поддаются.

Нация, будь она уже существующей или только формирующейся, как биологическая машина имеет целью состоять из людей-элементов высококачественных. Это первое и главное, а вторая цель – обеспечить достаточное количество людей-элементов, поскольку это нужно и для поддержания конкурентоспособности, и для расширения числа вариантов выбора.

Существует огромная пропасть между понятиями массовыми и личностью; и может показаться, что нация живет сама по себе, а личность – сама по себе. Когда говорится, что нация вырождается, это должно быть связано с личностью. Вырождаются далеко не все, и адресный подход мог бы решить множество вопросов и конкретизировать множество утверждений, кажущихся голословными. У вырождения должны быть вырожденцы. Все должно быть персонифицировано, иначе все концепции только констатируют факты. И поскольку решение возможно найти только на уровне личности или группы личностей, персонификация становится креугольным вопросом.

Люди не выбирают, какими им рождаться – здоровыми или «вымирающими». Но те, которые рождаются здоровыми, уже могут выбирать, какими им быть в следующем поколении - здоровыми или вымирающими. Почти все могут выбирать. Но в данной ситуации нельзя обойтись одним параметром биополноценности. Есть еще и интеллектуальный параметр, и низкоинтеллектуальные биополноценные чаще всего становятся жертвами разлагающего влияния. Как говорилось ранее, если оба партнера высоко интеллектуальны, у потомства появляется высокая вероятность родиться с шизофренией-болезнью. Так что низкоинтеллектуальные жизненно необходимы для национального развития.

В силу межчеловеческих взаимодействий, а именно в результате работы инстинка подражания, здоровые могут вести себя точно так, как больные. В здоровом обществе такие люди потенциально могли бы завести четырех или более детей, в больном – одного. В здоровом никто не пьет – и они не пьют; в больном пьет большинство – и они глушат водку. Гумилев назвал таких людей гомеостатичными – находящимися в равновесии с природной средой. Лимонов назвал их «люди-овощи». Находиться в таком равновесии хорошо, когда среда положительная. Но находиться в равновесии со средой вырождения – значит вырождаться.

Ни одна из концепций этногенеза не опускается, да и не может опуститься до уровня конкретного человека, так как основана на анализе больших чисел. Ведь чем больше система, тем легче предсказать ее поведение. Так что если есть вырождающаяся нация, это вовсе не значит, что каждый ее человек – вырожденец. Это значит только, что вырожденцы задают ее курс, создают ее внутреннюю среду. А конкретный человек при достаточных «тактико-технических характеристиках» вполне сможет не только пережить нацию, но и стать одним из краеугольных камней нации новой.

Это далеко не для всех и далеко не всегда. Люди, обладающие высокими биологическими параметрами, найдут способ реализации собственного свободного выбора в соответствии с биологическими принципами. Но только в том случае, если их исчезающая нация растворяется в нации иной. Или в случае, если таких людей достаточно для создания новой нации. Но если произойдет так, что и нации подходящей рядом не окажется, и количество качественных будет очень мало, эти люди не смогут найти себе подобных и потому не смогут реализовать собственную свободу выбора. А если возможностей реализации свободы выбра нет – вырождение по стандарту со всеми вытекающими последствиями.

Даже в столь вырожденной стране, как современная Россия (на начало 21 века), присутствует достаточное число людей, обладающий данными для включения в состав избранных, но просто не представляющих себе такой возможности. Действительно, люди, обладающие высокими качественными параметрами и уставшие от процесса реализации собственного свободного выбора, часто идут на брак по материальным и аналогичным небиологическим соображениям – например, из принципа «все они одинаковы». Это считается нормальным, потому что происходит в среде небиологичной, вырожденческой культуры. В результате биологическое качество следующего поколения обменивается на благосостояние предыдущего. Люди плывут по течению, не зная, не имея обязанности знать, что будет с их наследством, не представляя, что на будущее можно влиять.

Здоровое зерно оставалость почти всегда. Но обходилось это большой кровью. И более того – обходилось не всегда: множество наций было уничтожено именно на переходе. Через 100 лет после исчезновения славян заявили о себе русские. В современном мире столько ждать нельзя – оставшиеся ждать «регенерации» будут уничтожены соседями. Ведь изменились только средства – цели по-прежнему далеки от гуманизма.

Не видеть очевидного – это современная норма, но это плохая норма. Можно видеть, как в далеко не избалованной качеством цивилизации полноценные люди слепо движутся навстречу самоликвидации. Каждый волен сам выбирать свой путь, кто-то выбирает жизнь немедленно вместо непонятных перспектив, но большинство просто не знает, к чему подобные игры с природой приводят. Отказ от выбора на сегодняшний день является действием неосознанным. Чтобы выбирать, нужно знать, зачем выбирать. И тогда, имея выбор биологический или не-биологический, можно проявить конкретную волю.

Для решения главной задачи – идентификации - нужно определить, что свойственно членам нации и что им не свойственно, с тем, чтобы не учить национальной морали ненациональные экземпляры. А также нужно определить, каким опасностям могут оказаться подвержены люди национальные, то есть кто из потенциально полезных членов нации может «отбиться от стада» и попасть в ловушки вырождения.

В нации есть люди с высоким интеллектом, со средним и с низким. Все эти люди нации нужны. Доминирование любого интеллектуального типа ведет нацию к вырождению. Низкоинтеллектуальные нации обращаются в рабство соседями, а высокоинтеллектуальные группы имеют привычку скатываться в шизофрению. Дифференциация на эти группы в плане смешивания ведет нацию к вырождению. Проблема нации состоит в том, что ее низкоинтеллектуальные члены поддаются влиянию иных, ненациональных групп. Так что борьба за нравственность – это внутреннее дело каждой конкретной нации, имеющее биологическим смыслом сохранение структуры и численности. И только в национально направленном контексте она имеет смысл. Основной смысл этой борьбы – нация не должна терять своих членов.

Это – главное.

Но люди, выступающие в поход за нравственность, очень часто оказываются элементарно неграмотными и подверженными универсализму. Они не понимают, что у разных людей разные нравственности, и в силу собственной неграмотности (которой, нужно сказать, тысячелетия) безуспешно пытаются всех привести к одному знаменателю.

Информационное поле подражания

Люди живут не в вакууме, они живут в среде.

Информационное поле - это сумма элементов информационного влияния на среду.

Человек есть генератор информационного поля.

Человек несет информацию.

Он не должен даже что-то говорить.

Если на него посмотреть, то фенотипическую информацию о себе он даст сразу. Человек обладает информационным полем, отражающим его биологические параметры, совпадающим с ними по направлению. Важно не то, что человек говорит; важно, как он говорит, поскольку в речь вкладываются подсознательные биологические понятия.

Речь – отражение биологического состояния.

Получается, что человек не просто генератор информации, а генератор предопределенной, полярной, имеющей значением биологическую полноценность или неполноценность информации. В параметры человека как источника входит и как человек говорит, и о чем он говорит, и как он проводит время - все это дает окружающим информацию. Подражание этой информации со стороны окружающих - это уже действие поля, это значит, что окружающие находятся под информационным влиянием. А уже дальше можно рассматривать, подвергся конкретный человек этому влиянию или нет. Если подвергся - влияние поля можно измерять в числовых единицах, если нет - то влияние будет нулевым. Информация нематериальна, но она может задавать движение материи.

Человек движется в пространстве под влиянием информации.

У среды, как и у человека, есть информационное поле. Но оно не является просто суммой присутствующих полей отдельных людей. Средства массовой информации работают усилителями.
Информационное поле работает следующим образом: когда биологически полноценных больше, чем неполноценных, суммарная информация (в основном поведенческого и биологического плана) заставляет последних жить по правилам первых. Несогласные оказываются на дне общества и там тихо исчезают. Информация формирует сознание как направленное на биологическое развитие. Когда биологически неполноценных становится больше, они генерируют больше информации. Различные информационные структуры, в число которых входят и политики, начинают настраивать свое информационное влияние на неполноценных. В результате полноценные вынуждены жить в окружении враждебной их природе информации.

Любой информационный генератор имеет биологический уровень, отражающий уровень его создателей и сотрудников. Нейтральных информационных генераторов существовать не может – как и везде, где разность биологических качественных потенциалов имеет не то что большое, а основополагающее значение.

Проводя маркетинговые исследования, владелец СМИ может выяснить, что существует группа людей, в силу своих природных данных желающих видеть и слышать передачи в соответствии со своей психологией. Под этих людей и их психологию подбираются ведущие, сюжеты, разрабатывается понятный для группы стиль изложения. СМИ начинает вещать и, разумеется, получает свою долю успеха. Но в передачах не говорится, для какой группы населения это СМИ было создано. Создается аудитория, а одновременно с ней – целый культурный пласт, имеющий свои представления о том, что «хорошо» и что «плохо». Эти «хорошо» и «плохо» совершенно не обязаны совпадать с психологией людей биополноценных. Например, у большинства биополноценных принято относить определенную информацию к сакральной, т.е. неразглашаемой.

У бионеполноценных в равных степенях присутствуют эксгибиционизм и вуайеризм, т.е. они противники сакрализации вообще, по природе.

Если биологически неполноценные сконцентрируются в каком-то месте, возникает эпицентр антибиологической информации. Это может быть газета, журнал, телеканал. Эпицентр можно идентифицировать как по культуре информации, так непосредственно через уровень биологического качества информаторов. Приближаться к эпицентру нельзя, и поддаваться его влиянию недопустимо. Не получится «немного слушать»; нельзя слушать вообще.

Рекламщики знают, что на биологически полноценных реклама оказывает очень слабое воздействие. Здоровые создают проблемы для этой цивилизации еще и тем, что не поддаются рекламной обработке. И как следствие, рекламщики ориентируют ее на биологически неполноценных, на их подсознание. Таким образом реклама начинает нести антибиологичную информацию. Поскольку идеальных людей не существует, потребляющий рекламу здоровый человек получает подсознательную антибиологическую программу. И начинает действовать соответствующим образом, то есть как человек с биологическими нарушениями. Биополноценные, не сговариваясь, уже приняли решение – на момент рекламы они просто выключают звук телевизоров. В явной ситуации решение находится сразу; но большинство ситуаций не столь однозначны.

Политикам известно, что биологически полноценные воспринимают их не по словам, а по делам. И потому выступления политиков ориентированы на биологически ущербную часть общества. Политические выступления совпадают по действию с рекламой; кстати, и технологии в рекламе товаров и политиков используются одни и те же одними и теми же людьми.

Существует канал «Дискавери». Этот канал почти не дает информации для бионеполноценных. Скорее всего, в команде биополноценные составляют большинство. Потому что бионеполноценным было бы очень трудно лазить непонятно по каким горам и джунглям и при этом снимать животных. Многие фильмы, снятые в 20-30-х гг., а некоторые и позже, ориентированы на существовавшее в то время биополноценное большинство. Авангардные фильмы ориентированы на гетерозисов. Шоу – на бионеполноценных. На примере боевиков можно заметить, как изменилось массовое восприятие: если в середине 20-го века герой был спокойным, рассудительным, умеренно эмоциональным (Бонд и т.п.), то в конце герой превратился или в психопата, или в шизофреника, в лучшем случае просто в тормознутого асоциального типа. Так произошло, поскольку масса желает видеть героя похожим на себя.

Было бы замечательно, если бы перед каждой передачей объявлялось, людьми какой национальности и какого уровня биополноценности она делается. Но так или иначе, приходится снова и снова оперировать культурными критериями.

Ранее уже говорилось об инстинке подражания как формирующем начале национального характера. Воспитание, или «прививка повадок» - процесс очень важный, особенно в деградирующем обществе, но нужно относиться к нему персонифицированно, и не воспитывать изначально больных по принципам здоровых – все равно ничего хорошего не получится. Бионеполноценный – значит ненациональный. Чтобы воспитывать, нужно, во-первых, знать, кого воспитывать, а уж потом думать – как. Абсолютно все морализаторские концепции на протяжении 5 тысяч лет грешили причесываним всех под одну гребенку, и потому никогда не добивались успеха.

Подражание заложено в человеке от природы. Подражать чьим-то действиям умеет абсолютное большинство высокоорганизованных животных. Люди подражают, как и животные - неосознанно. Особи, не умеющие подражать, отсеивались естественным отбором. Женщины в человеческом обществе подражают в больших степенях, чем мужчины, и, как и биополноценные низкоителлектуальные, чаще выпадают из наций.

Существует сказка про Маугли - ребенка, воспитанного волками. Это добрая сказка. На самом деле люди, «от и до» воспитанные животными, никогда не возвращаются в человеческое сообщество. Они никогда не учатся говорить и навсегда остаются на уровне этих самых животных. Если здорового человека изначально воспитывать в среде больных, он унаследует все повадки и будет вести себя как больной. Далеко не всех, но некоторых биополноценных, воспитанных на грани сред, можно перевоспитать.

Что вообще есть у человека при рождении?
Национальность (генный комплект), инстинкт (генный комплект), подражание...

Все!

Значит, все остальное сводится к развитию этих пунктов.

И успех человека в высшей степени зависит от того, будут ли учтены при его развитии изначально данные национальные особенности.

Биологически неполноценные создают свою культуру неполноценности. Массовая приверженность этой культуре – только результат неполноценности массовой.

У неполноценности – своя музыка, свои ритмы, свое направление. Так что бороться с подобными проявлениями смысла нет – если человек неполноценный, он, не имея будущего, должен иметь право хотя бы на свою культуру; и он будет это право отстаивать, поскольку любая другая культура ему непонятна и чужда. Но полноценные должны знать, что это за культура, кому она принадлежит и куда она ведет «попутчиков».

Достигая подросткового возраста, человек приходит к настолько сложным понятиям, что подражания становится недостаточно, и эти понятия приходится изучать. Но подражание все равно остается. Изучение обычно берется из одной культурной традиции, а наблюдение выхватывает из среды элементы другой культурной традиции. Это противоречие приводит к тому, что большинство людей не может разобраться в элементарных моральных вопросах. То, что наблюдается чаще, то и кажется более естественным.

Непонимание между народами вызвано тем, что разные народы живут в разных национальных временах и по разным культурным (накопленным) традициям. И если и времена, и традиции сходятся, между народами возникает понимание – так, как это происходит в большей части Европы.

Культурная традиция выражается во времени и пространстве не нормой, не константой, а переменной: для одного народа человек в 14 лет - это ребенок, для другого - воин. У одного народа война - это от "нормально" до "нежелательно", у другого - от "нежелательно" до "плохо". Иначе это называется поведенческими стереотипами. Национальные времена определяются накоплением собственной цивилизационной традиции: в «начале истории» нации ребенок становится воином в 14 лет, в конце, к примеру, через 300 лет - в 17 лет. В начале истории война - это "хорошо", через несколько столетий - "нежелательно". Если большинство населения биополноценно, то иметь трех и более детей - это от "хорошо" до "нормально", если бионеполноценно - это от "нежелательно" до "плохо".

Поведенческие стереотипы передаются через инстинкт подражания и определяются простым большинством. Биологически полноценные есть в нации всегда за редкими исключениями, но если их меньшинство, они могут и не догадываться о собственных возможностях. Проблема заключается в том, что при наличии бионеполноценного большинства полноценные начинают подражать культурным элементам бионеполноценных под влиянием информационного поля бионеполноценных.

Среду обитания современного человека с большой натяжкой можно назвать природной. Человек живет в социуме, и социум - его реальная среда. Кроме этого - социум еще и среда быстро меняющаяся. И адаптация к этой среде - не природная, а социальная. Поскольку среда меняется быстро, адаптация к ней произойдет далеко не у всех. Например, общее снижение жизнеспособности наблюдается в связи с урбанизацией - ведь общеизвестно, что горожане всегда имеют меньше детей, чем жители находящейся вокруг сельской местности.

Например, возникает абиологичная традиция заводить только одного ребенка. Поскольку большинство имеет биологические нарушения, эта культура исходит от бионеполноценных и поддерживается бионеполноценными. Но эта культура выдается за общую, за культуру большинства. И потому биополноценные, не обладающие достаточным интеллектом, подражая, тоже ограничивают себя одним ребенком. Вся «хитрость» в слове «общая культура». Общей культуры у разных по качеству людей быть не может и в принципе быть не должно. Биологическое качество населения не сводится только к числу детей. Оно оказывает влияние на абсолютно все поведенческие стереотипы.
Гетерозисам первого поколения очень нравится абстракционизм. Это – их культура, им он понятен и для них он естественен. Гетерозисы обладают хорошо развитым абстрактным мышлением и потому видят в абстракционизме элементы своего собственного мира. Причем гетерозисы первого, самого качественного поколения, могут объяснить, «перевести» биополноценным смысл абстрактного изображения. Гетерозисы вырожденные не смогут объяснить, что в абстрактном изображении им нравится. Но биополноценные национальные всегда скажут на любой абстракционизм, что это мазня. Даже если это картина Дали. Если разбирать это по пунктам, выяснится, что в традиции биополноценных – видеть красоту существующего мира (реализм) и стремиться сделать его еще лучше (романтизм). Поэтому для биополноценных всех наций и народов существуют только реализм и романтизм.

Когда потенциал национального развития вырабатывается, включается механизм самоуничтожения. Этот механизм не существует в безвоздушном пространстве. Он функционирует в том самом мире, где живут еще живые люди. Этот процесс является массовым, культурным, моралистским, и потому он стремится к глобальности, к расширению своей сферы.

Дегенеративная масса, сама того не осознавая, стремится снизить уровень каждого биологически полноценного. Если у нее это не получается, она отторгает его от своего коллектива. Но даже если у нее это получается, она все равно помнит, что конкретный человек не такой, как все. Учить больных обращению со здоровыми бесполезно. Только здоровые могут не только выявлять, но и детально идентифицировать больных.

Многие детали поведения одинаковы для всех категорий людей, и они не являются значащими при идентификации человека. Например, для таких понятий, как жестокость, мстительность, многоженство, увлечение охотой, увлечение спортом не находится связи с биополноценностью. Садизм, гомосексуализм – это явные знаки бионеполноценности. Спортивное боление, коллекционирование, индифферентность в жизненно важных областях могут быть как проявлениями бионеполноценности, так и поведенческими стереотипами, заимствованными здоровыми у больных.

Tags: Мнение, Человеческий мир
Subscribe
promo evan_gcrm march 28, 2018 19:35 141
Buy for 30 tokens
Основополагающим элементом, основным двигателем всей жизни, является репликатор. Скопированная информация - это и есть «репликатор». На Земле первый репликатор довольно бесспорный - это гены, или информация, закодированная в молекулах ДНК. Точнее это первый репликатор, о котором мы знаем.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments