evan_gcrm (evan_gcrm) wrote,
evan_gcrm
evan_gcrm

Categories:

Цикл. Часть №2

Источник:kiev_andrash


Цикл. Часть №1

Вернемся к Италии.

Эти самые 600 тысяч внутри старого экзархата - нового папского государства современного времени, в большей степени были сосредоточенны на севере – ближе к Ломбардии, которая только в 17 веке уступит демографичсекий рост полуостровной группе государств – Неаполю и папству. Яблоко раздора – все герцогство Урбино, имело не более чем 100-150 тысяч жителей.


Посмотрим подробнее на город и окрест. Тем паче, что само слово - Урбино, есть дерривация от латинского Urb, город. В данном контексте - городишко. Этот самый городишко, известный якобы с римских времен, приобрел значение как место власти дома Монтефельтро.

В начале 13 века, император Фредерик II, отдал двум братьям из этой семьи город Урбино и сделал их графами. По сути, вся застройка города, велась в период Ренессанса.

Семья Монтефельтро, сделала из герцогства, очередную сказку Ренессанса. Впрочем на город стоит посмотреть:





Его центральная часть - это герцогский дворец, занимающий практически всю вершину горы, на которой стоит Урбино :





В приближении, этот исторический город, в недрах которого, в знаменитой галереи, хранится картина Piero della Francesca, Идеальный Город ( нет нужды говорить, что его имя - камень франков, недвусмысленно указывает откуда шли мастера), оказывается вполне заслуживающим свое название - городишко.

Нынешний вид города (внизу), указывает на его грани времен.





Видно, что укрепления города приходятся на XVI, а возможно и XVII века, хотя считается, что герцог Federico da Montefeltro (1444 - 1482) был главным строителем и дворца и города. Семейство делла Ровере, получившее в свое управление город и герцогство, перенесло столицу из Урбино в Песаро - город оставался в запустении вплоть до конца XVII столетия. Его великолепный собор (внизу на фото), был построен только в 1789 году, после того как старый был разрушен землетрясением...



Новый виток развития - избрание на папский трон в 1701г., Джованни Франческо Албани, аки папа Климент XI, из семьи Албани в Урбино. Новые дворцы, переделки и инновации. Фактически весь Урбино - это постройка между серединой 15 века и началом 19. Герцоги Монтефельтро устроили дворец, город, конюшни, укрепляли старые форты и украшали местный собор. Семейство Албани перестроило (или построило) церкви, дворцы, резиденции и скверы.

Карта начала XX столетия (внизу) - не слишком отличается от того, что есть сейчас:



В 1689 году, город, уже под папской прямой властью, был все так же скорее похож на частную резиденцию, чем на крупный город:



А это неизменно приводит к мысли, что стоит копнуть глубже, как города, наподобие таких вот, оказываются резиденциями выскочек - Монтефельтро были форпостом императора в борьбе с папством.
Их происхождение весьма туманно.
Их столица - замок, собор и несколько улиц, обнесенные стенами, как кажется все, что и было. Ибо город им был не важен.

В этом плане это скорее укрепленная резиденция, чем полноценная коммуна - город. Великолепная резиденция:



Но все же...

Как и в случае с Пиенцей, как кажется эта манера строить свои резиденции, свои частные города, с нуля или с того что есть, более поздняя мода, чем ее пытаются дать. Итальянцы говорят о XV веке.
Ришелье был построен в XVII, как и Анришермонт.
Замостье или другие резиденции, не старше того же времени.

Что говорить тогда о Пиенце?

Эта резиденция папы Пия, возможно так же не стара. Ее могли отнести к ранней эпохе в силу того, что папа строящий целый город из своего родового удела, кажется сомнительным прожектером в эпоху анти-пап и еретиков. В эпоху Климента XI, Рим уже был бесспорным папским городом, тем самым Римом, опасности не было в украшении собственных столиц - папство уже не ушло бы в иной Авиньон.

Как кажется, это веха смещения в истории - Урбино это укрепленная гора, с домами верных. Иная атрибутика власти, иная терминология, которая все же обозначена как "город", хотя в более точном приближение, ставить знак равенства между этими явлениями, такими городами как Нюрнберг, Париж, Венеция и Урбино, не стоит.

До определенного момента.
Какого?


Как думается, именно утверждение понятия города, создание специального совета городов, определило в первую очередь легальную основу городского самоуправления, что дало толчок к материальной экспансии. Города-частные уделы, как правило так и остались роскошной витриной богатства и власти их хозяев - основателей.

Ни один из них не вырос достаточно до эпохи индустриализации и отмены городского права, чтобы накопить нужный ресурс. Этот период - конец XV - конец XVIII вв, золотая эпоха городов и их класса буржуазии, есть то самое ядро, нуклеус, вокруг которого сформируется последующая треть цикла. Нынешние города это последствия, а не причины.

А что же Песаро, куда новые герцоги Урбино, в 1523 году, перенесли свою столицу?



На компиляции вверху, видно что Песаро и Урбино весьма отличны друг от друга по структуре, размеру и слово"город", не передает проявление того или иного феномена.

Вновь о цифрах.

В соседней Тоскане, Флоренция-город, могла похвастаться почти 80 тысячами жителей с окрест. В одном Париже жило возможно более жителей, чем во всем Лацио времен Александра VI. Княжество Мельфи, отданное Карлом V Габсургом, Андреа Дориа, имело больше жителей, чем все владения Дориа на Лигурийском побережье. Все это говорит об относительности явлений и о высокой плотности резонанса внутри сообществ. Авиньон был больше Рима. Условно, Рим был общим интересом, созданным как новая столица, наподобие Варшавы или той же Генуи, чья так подчеркиваемая коммунальность, не мешало семейству Спинола строить дворцы по размеру с квартал старого города и десятку высших патрициев-негоциантов, наподобие Дориа, делла Карето, или тех же Спинола, править «республикой» как общей вещью, чем собственно res public и есть. Момент лишь в том, какая «публика» считала ее своей вещью.

Медичи, как и Османы, пришли к власти на волне убежденности в своей избранности. Флоренция победила Сиену, имея большее население, а папство утроило количество своих подданных неустанными войнами внутри экзархата. К моменту вхождения в папское stato земель Феррары и Урбино, на середину 17 столетия, территория Святого Престола насчитывала 43,3 тыс кв км, несколько десятков тысяч папских чиновников, клириков и нобилей, значительную прослойку горожан и все ту же массу бесправного крестьянства, подчиненного церкви и святому Петру. Даже на небе нужны рабы. При самой скромной оценке – 1,4 млн крестьян. Эти же скромные оценки выводят к общему понимаю, что есть управляющее звено в среде. Не более чем, 600 человек решали судьбы 600 тысяч в пределах 1499 года. Если посмотреть на соседнюю Флоренцию, количество нобилей и благородных семей, разбросанных по комуннам и кастелло дуката Тоскана при Козимо Медичи, составляло несколько тысяч семей, еще несколько десятков тысяч составляли значительно утвердившиеся в своих правах горожане, несколько сотен тысяч – жители городов и малых коммун. Пропорция крестьянства едва достигала 70% в самых отсталых долинах, держась на уровне 65%, при том, что основная масса этих крестьян жила в мини коммунах и в чем то была схожа с мини горожанами. На момент кризиса в экономике, предшествовавшего XVII веку, доля крестьянства в Тоскане упала до 55% в сельских районах и до 45 % вблизи городов. Рекордный показатель, превысить который смогли только Нидерланды с их почти 50% урбанизацией. Вновь таки, мы говорим часто о составе и близости культурных кодов, которые порой не совпадают с реалиями земли – нет данных по женщинам и детям. При всей развитости, Тоскана была не лучше остальной Европы – 70% крестьян и селян, все же скорее норма, чем исключение.

В этом состоит главная иллюзия чтения прошлого - невыносимо тяжело снимать такие удобные очки разума для трактовки тех событий.

Особенно когда речь заходит о престиже и сам престиж выражается в попытках нагнать число - увеличить в прошлом количество жителей своей страны или региона, чтобы приписать себе больше значимости, чем она была. Так, чем дальше отходить от центральных лжецов, тем больше ложь становится туманом.

Невозможно оценить соседние провинции – Северная Африка вся, включая Египет, Тунис и Марокко, едва ли насчитывала 3 млн жителей. При всем размахе работорговли, на деле не более чем 50 тысяч рабов в год покидало черный континент. Эта была узкая специализация и скорее резонансная, чем масштабная. Размеры Африки сильно преувеличенны на основе мнения о масштабности рабства.

Реальные цифры совсем иные.

Как и лимиты флота и торговых судов, способных перевести подобное количество людей. Поэтому черное и белое рабство имеют и свою обратную сторону – при всей жестокости и пренебрежении к товару на пути транспортировки, это было вызвано больше неспособностью поглотить количество, чем некими специфическими пристрастиями. Так белые рабы турецких рынков в той же степени не превышали масштабов 20-30 тысяч в год.

При всей активности работорговли, весь масштаб ясырного вывоза с территорий Украины и Московских окраин, не мог превышать эти самые 40-60 тысяч в год. Ни пути коммуникации, ни средства передвижения не могли обеспечить большую проходимость. Чаще и масштабнее была продажа добровольная, равно как и подневольное использование белой рабочей силы. Это отразилось в размерах территорий и бедности их заселений на восточных окраинах Европы. Говоря о них, стоит напомнить, что в пределах территорий и населения, Королевство Польское и Великое княжество Литовское, на момент слияния, были примерно равны по численности населения. Неумелая политика присоединила от Литвы земли Волынского, Руского и Киевского воеводства, чьи сеймики приняли постанову о переходе под Корону, оставив Литву с 2-3 млн жителей против 5-6 млн Короны. Вновь, при всем богатстве материала и хозяйственной документации, дать точную оценку заселенности практически невозможно ввиду неадекватности данных и полукочевому образу жизни. Чем ниже плотность населения, тем сложнее отследить миграции – реальная заселенность может колебаться как в сторону меньшую, так и большую. Но в целом можно сказать, что соотношение правых и левых берегов Днепра было 2 к 1. Черниговщина и Сиверщина была куда более густо заселенной чем Посулье или Посеймье. В терминах Волыни это были пустыни. В терминах Подолья иль Львовщины, Волынь была пустыней. Киев едва ли насчитывал несколько тысяч жителей и был главным образом поделен между речной торговлей Подола и церковными вотчинами огромными полосами, тянущихся вдоль кролевщин по обе стороны от Днепра. Вишневецкие владели землями сопоставимыми с папством. 60-80 тыс кв км с учетом староств и иных родовых земель. Такие размеры были и в пользовании Острожских с их 90 тыс кв км, когда больше, когда меньше. Замойские с их 17 тыс кв км ординации или Радзивиллы с их почти 100 тыс кв км владений, создавали мозаику Речи из весей и городов, но были ли они равны в своем отношении с меньшими владениями итальянских семей?

Здесь плотность населения едва достигала трети Ломбардии. Чем восточнее, тем пустыннее были кресы сарматийские.

Если посмотреть на эти окружные окраины Европы, которые расходятся от Северной Италии, смещаясь все дальше на запад, восток, юг и север, то цифры приобретут вновь таки ключевое значение. Скандинавия с ее 800 тысяч жителей, полупустыни Триполитании, Анатолия, имеющая неравномерность расселения, все это рисует пейзаж не схожий с политическими картами или размахом территорий. Относительно своего потенциала ресурсов, Европа была достаточно густо заселена. Относительно нынешнего населения - это бескрайние пустоши.

Даже эти цифры могут быть пересмотрены. Радикально в сторону уменьшения, осторожно в сторону увеличения. Проблема в том, что фиксированные или достоверные данные обозначены в пределах 1600-1700 гг. Это срез. Он указывает как было на тот момент, но строить проекции от него стоит весьма осторожно.

Была ли Ломбардия центром мира и ранее?
Была ли Галлия всегда самой густонаселенной частью Европы?
Что можно сказать про Африку, имеющую римские дороги, но не имеющую населения?

Из 3 млн на начало XVII века, около миллиона - это один только Египет.
Возможно и более, чем миллион.

На чем держалась тогда мощь пиратов?
Какова экономическая модель этих стран?
Так ли уж они отделены от Европы своим мнимым исламом?
Испания, с ее разнообразием, хвастается 8 млн жителей.

Но это прирост или упадок?

Московия Петра - это 4 млн податных душ, но это вся Московия или претензии тоже?
Это Московия начала правления, или конца?
И вопрос тут вовсе не в посконном патриотизме, вопрос исключительно в распределение весов на чашах времени, которых более чем две...

Некоторые утверждают, что Галлия до Наполеона, едва ли имела 2-3 млн жителей.
Что говорить тогда о других странах?
Как мерять цифры?

Англия использует свои меры весов и длин, Германия свои, Австрия свои, Италия свои, Франция свои, Россия или Османы свои - но все считают в десятичной системе счета цифр, хотя метрическая система мер - производное от десятичного счета, вводится лишь после Французской Революции. 23 000 мертвых (или живых) в десятичной системе, это лишь три тысячи с небольшим, скажем в шестиричной системе счета. Куда тогда приткнуть миллионы живых и умерших?

Ведь даже 1 млн в таком расчете это 46 тыс.

Всего лишь...

Одним из аспектов уменьшения населения, оказывается жесткая связность каст и социальных условностей. Известно, что феодализм это не средние века, но система привилегий эпохи абсолютизма. Чем ближе к нам, тем меньше возможностей перехода из одного сословия в другое. Если в XVI веке достаточно двух свидетелей подтвердить свое дворянство (какие там бумаги, слова, одни слова!), то в XVII , эмиссары короля Галлии рыщут в поисках лже-дворян. Система костенеет и закрывается. Ее пик придется вовсе не на темные средние века, но на просвещенный XVIII век, когда большинство крестьян Европы, да той же Франции, считало смерть лучшим уделом, пока дворянство слушало Вольтера и рассуждения Руссо о простой жизни.

На чем остановиться в определение цифр?

Вся Европа - это едва ли 80 млн от Урала до Атлантики, от Шпицбергена до Африки. На условный 1600 год. Вся плотность населения, как видно на приведенной выше карте, выстраивается вдоль оси - Англия и ее Темза, Рейн, окрест, Бургундия, Ломбардия. частично побережье Атлантики (но это новый тренд).

Тут пульс и сердце Европы - главная ее артерия и основание.
Ось станового хребта, с которым Европа вошла в Новое Время. Наличие массовости населения здесь, определитель успешного прошлого. Но это не панацея для будущего.

Фактически это скорее кривая, а не прямая. Товары стекались в долину По - Венеция, этот торговый бастион Адриатики и посредник в торговле с Востоком. Генуя, с ее контролем над Тирренским морем, Эгейскими форпостами и альтернативными путями в Крыму, Милан и Флоренция - главные промышленные регионы и культурно-силовые центры.

Бургундия, Иль-де Франс, Нидерланды в самом широком значении (Лотарингия в ее первичном размере).

Лондон и Англия окрест его.

Это и есть Европа.

Все остальное - христианство, ислам, техника и культура, все это вещи рожденные из этого пути.




Картинка кликабильна
Tags: Архитектура, История, Человеческий мир
Subscribe
promo evan_gcrm march 28, 2018 19:35 141
Buy for 30 tokens
Основополагающим элементом, основным двигателем всей жизни, является репликатор. Скопированная информация - это и есть «репликатор». На Земле первый репликатор довольно бесспорный - это гены, или информация, закодированная в молекулах ДНК. Точнее это первый репликатор, о котором мы знаем.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments