evan_gcrm (evan_gcrm) wrote,
evan_gcrm
evan_gcrm

Categories:

Разведка будущего

Оригинал взят у civil_disput


Ощущение возможной реальности следует ставить выше реальных возможностей.
/Роберт Музиль/

Но как может быть разведано то, чего еще нет – будущее?




Неудивительно, что частное знание, способное многое рассказать о возможностях настоящего, обиженно замолкает, как только его спрашивают о будущем. Какую частную науку об этом ни спроси, ее ответ сводится к тому, что из гусениц вырастут более длинные гусеницы.

И все же, предсказания Платона, Теслы или Азимова поражают своей точностью. Если они знали будущее, то почему его не знаем все мы?

Недавние выпускники высшей школы знают о мире больше Азимова, не говоря уже о Платоне. Но, все же, и об их будущем предпочтительнее спрашивать у «платонов».

Проблема в том, что необходимость усвоения все более детализированного знания все более препятствует и становлению мышления. Или, как отметил еще П. Я. Чаадаев, у нас «взрослеют, но не созревают». Взрослеют в том смысле, что накапливают опытное знание в узкой области. Но созревание мышления означает нечто совсем другое.

В первом случае расщепленное сознание должно было подняться до всеобщей мысли, осознать себя целиком ее историей, чтобы в итоге появилась зрелая личность, совпадающая с Вечностью, сыгравшая все роли этой истории, ощутившая себя в равной степени Пилатом и Христом, вернувшаяся к себе домой – в целостность мысли. Это возвращение снимает тоску по нереализованным возможностям. Но такое возвращение становится новым началом другого сознания, чей прогностический аппарат теперь совпадает со всем мировым сознанием.

Мировой дух творит историю, пользуясь частными интересами, – утверждал Гегель. Когда такой «частный интерес» поднимается до опыта Мирового духа, образует себя до всей его стихии, происходит чудо проникновения индивидуального слепого объекта в видящий субъект. Прежний слепой частный разум начинает видеть движение истории глазами самой истории.



Если мы внимательно присмотримся к работе великих видящих умов человечества, то увидим, что они начинали с погружения в целостность, в т.н. «общие вопросы» философии.

Эти общие вопросы в конечном итоге сводятся к одному простому вопросу о сути происходящего: что есть сущее?

«Этот мир всегда был, есть, и всегда будет вечно живым огнем», – утверждал философ Гераклит в VI веке до нашей эры.

Были и другие предположения.

Например, что все сущее сводится к воде. Первую настоящую философскую абстракцию предложил миру Анаксимандр, заявив, что мир нельзя свести ни к одной из видимых стихий, но все эти стихии должны быть проявлениями чего-то одного – обнаруженного им при помощи ума первоэлемента апейрона.

ἄπειρον означает «беспредельное», «бескачественное». Подобные предметы, полагали натурфилософы, нельзя ощущать, но возможно «видеть» умом, так как именно ум способен доставать из реки забвения все скрытое по воле богов. Создавая первую в истории Европы технологическую цивилизацию, милетские философы, как видим, не слишком доверяли практическому опыту чувств, зато боготворили работу ума.

Поскольку Анаксимандр считал стихии живыми сущностями, он рассмотрел их отпадение от божественной причины – апейрона, также и с морально-этической точки зрения. По его мнению, стихии и другие «отдельности», включая и человеческих существ, не в полной мере соответствуют изначальной сущности, отклонились от нее и впали в гордыню, в неправильное распоряжение своим бытием.

«Из чего возникают все вещи, в то же самое они и разрешаются согласно необходимости. Ибо они за свою нечестивость несут наказания и получают возмездие друг от друга в установленное время». – Такими словами заключает Анаксимандр свои рассуждения о судьбах мира. Пожалуй, можно считать это высказывание первым научным прогнозом.

Хотя Анаксимандр ничего не знал о катастрофических кризисах в истории Земли, циклах жизни звезд, теории большого взрыва, первая попытка погружения в тайну «видящего субъекта» была достаточно успешной. Теперь наука не отрицает, что в прошлом каждые 150 – 200 млн. лет условия жизни на Земле радикально менялись вследствие губительных для ее обитателей конфликтов стихий, и нет никаких оснований рассчитывать, что подобное переформатирование мира не случится вновь. То же самое ожидает Солнечную систему, Галактику, Вселенную «в установленное время».

Но мы все это знаем из опыта чувств, усиленных техническими средствами, а из какого источника мог извлечь такое знание Анаксимандр – неясно. Я пока определил этот источник в качестве «видящего субъекта».

Наука и философия по-разному относятся к проблематике ускользающего от понимания «Источника».

Для науки то, что она не видит в опыте чувств, не существует и не может существовать. Хотя представители научного материализма очень гордятся своей приверженностью опыту чувств, эта точка зрения на самом деле восходит к ранним сенсуалистам, наиболее заметным представителем которых был Протагор – софист, хорошо умевший потакать вкусам барчуков из торгового сословия Афин. Сенсуалисты отнюдь не философы, да и к науке отношения иметь не могли, коль скоро согласно их рассуждениям получается, что пока бактерий никто не видел, их не было. Сенсуализм умер после изобретения теми же греками математических доказательств, которые не обязаны подчиняться опыту чувств.

Что касается философии, то ее поиски Источника априорного, т.е. данного вне опыта, знания о прошлом или будущем – разницы то нет, если это знание вне опыта – развивались примерно в одном русле с математикой.

В отличие от математики, философы, начиная с Аристотеля, используют не только логику в качестве метода. Наряду с логикой, изучается также история движения понятий мысли или, проще история мысли.

Математиков не слишком интересует история, хотя иногда бывает полезным проследить историю математического доказательства, чтобы обнаружить в нем ошибку. Для математики данный прием не является все же ключевым. Но он приобрел настолько важное значение в философии, что Гегель однажды заметил, что история философии, в сущности, и есть философия.

Гегель поднял этот метод до уровня науки и дал ему название феноменологии духа – науки о феноменах, проявлениях духа или того, что я ранее назвал «видящим субъектом», о котором мы можем судить по следам, оставленным им в истории человеческой мысли. Идти по этим следам – вот что значит быть историком мысли.

Предполагается, что в итоге, изучив достаточное количество таких следов, мы сможем понять, что этот субъект такое, и что мы такое.

Например, известно, что судьба была первым представлением о всеобщей субстанции в сознании людей. Это понятие пережило затем ряд трансформаций.

В правду, гармонию, закон и в правило.

В бога.

В мысль.

В число.

В науку.

В ничто, ненадолго задержавшись на свободе.


Наконец, в самое последнее время заметно движение мировой мысли к игре и вновь к судьбе. В отличие от линейного развития, характерного для математического знания, в движении понятий мысли прослеживается фрактальный рисунок.

Анаксимандру для открытия конфликта стихий было достаточно формальной логики и простой наблюдательности. Но история мысли демонстрирует нечто большее, чем простое возвращение в исходное состояние. А именно, спиралеобразное движение, напоминающее движение вьюна.



Ход истории демонстрирует следующий рисунок: шаг вперед, во внешнее, шаг назад – внутрь себя. Разум движется подобно вьюну, не ломая стены, а обходя их за счет такого кругового движения – окольными путями, как сказал о том же Гегель.

Что именно находит разум внутри себя, – этого мы о себе, к сожалению, не знаем. Но сама необходимость такого заглядывания внутрь самости заставляет предположить, что эта самость должна разительно, принципиально отличаться от всего того, что обнаруживается во внешнем мире природы.

Мысль обнаруживает сходство с предложенным Анаксимандром апейроном – она беспредельна, лишена определенных качеств, но придает качество всему сущему. Или, как сказал об этом пифагореец Парменид, «одно и то же – мысль, и то, о чем эта мысль». Велик соблазн считать именно мысль первоэлементом всего сущего. Но это лишь гипотеза.

Впрочем, после открытия Карлом Юнгом психических установок интроверсии и экстраверсии, циклическая смена которых достаточно убедительно прослеживается в качестве механизма, управляющего человеческой историей, у разведчика будущего есть основания считать, что ему известны первые основания базовой формулы того, чего еще нет, но что проявит себя в установленное время.



Разведка будущего, таким образом, начинается с согласия расщепленного сознания, затуманенного иллюзиями, слушать историю мысли.
Представление о движущей силе истории необходимо предшествует становлению такой силой.


Tags: Мнение, Сознание, Человеческий мир
Subscribe
promo evan_gcrm march 28, 2018 19:35 141
Buy for 30 tokens
Основополагающим элементом, основным двигателем всей жизни, является репликатор. Скопированная информация - это и есть «репликатор». На Земле первый репликатор довольно бесспорный - это гены, или информация, закодированная в молекулах ДНК. Точнее это первый репликатор, о котором мы знаем.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments