evan_gcrm (evan_gcrm) wrote,
evan_gcrm
evan_gcrm

Categories:

Risky business. Часть №10

Оригинал взят у bohemicus


Развитие предположения в "Опийные боги".


Risky business. Часть №1
Risky business. Часть №2
Risky business. Часть №3
Risky business. Часть №4
Risky business. Часть №5
Risky business. Часть №6
Risky business. Часть №7
Risky business. Часть №8
Risky business. Часть №9


Таблетки храбрости и счастья

За свою жизнь я понял, что трудно вообразить нечто более отвлечённое и наивное, нежели памятная cоветская дискуссия о роли масс и личностей в истории. Миром правят не массы и не личности, им правят структуры. Государства, династии, церкви, ордена, ложи, преступные синдикаты, банковские дома, торговые компании и промышленные корпорации... включая фармакологические концерны.

Они-тo и творят историю.
В том числе - историю наркотиков.



   Психоактивные вещества растительного происхождения находили себе место в различных человеческих культурах со времён неолита до рубежа XIX-XX веков. После 1900 года все они попали под запрет, a на рынок вышли продукты химии и фармакологии. Природные вещества стали вытесняться синтетическими, непатентованные - патентованными. Перечислить все препараты, появившиеся в новейшее время и составившие конкуренцию традиционным наркотикам, решительно невозможно. Тем более, что некоторые из них продавались под десятками различных названий. Остановимся лишь на самых известных и распространённых.

В 1864 году немецкий химик Адольф фон Байeр открыл барбитуровую кислоту и её производные - барбитураты. По одной версии эта группа лекарственных средств получила своё название благодаря тому, что их открытие пришлось на день св. Варвары. По другой, фон Байeр был влюблён в некую Барбору и увековечил её имя. Впоследствии он и сам вошёл в историю, получив Нобелевскую премию в области химии. Промышленное производство барбитуратов началось в ХХ веке. Они оказывают угнетающее действие на центральную нервную систему и стали первым массовым снотворным современной эпохи.

    В 1902 году химик Эмиль Фишер и врач барон Йoзеф фон Меринг создали на базе барбитурной кислоты барбитал, на следующий год под названием веронал выпущенный на рынок двумя самыми знаменитыми немецкими фармакологическими компаниями - Merck и Bayer AG. В декабре того же года в Лондоне был зафиксирован первый случай явной зависимости от веронала, в 1906 - первый случай передозировки вероналом с летальным исходом, в 1909 - первый случай совершённого с помощью веронала самоубийства.

             

                                                                  Лого компании Merck

   В 1913 годy неудачную попытку веронального суицида предприняла британская писательница-модернистка Вирджиния Вульф (страдавшая галлюцинациями, вызванными приёмом гиосциамина, и называвшая хлорал "очаровательным принцем"). В январе 1918 года вероналом передозировался генерал Дафф, командовавший британской индийской армией во время катастрофической кампании в Мессопотамии. Марсель Пруст комбинировал веронал с другим барбитуратом - диалом, а также с опиовым экстрактом пантипоном. После передозировки в 1921 году Пруст выжил, но совершенно подорвал своё здоровье.

   Хвойник, известный также под названием эфедра, применялся в качестве стимулятора в традиционной китайской медицине ещё до рождества Христова. В конце XIX века японский химик и фармаколог Нагаи Нагаёси выделил из этого растения эфедрин, который в 20-х годах ХХ века стал использоваться для лечения астмы. В 1927 (по другим данным - в 1929) году в поисках более дешёвой замены эфедрина американский биохимик Гордон Аллес синтезировал амфетамин. В принципе, некоторые учёные в Германии и Великобритании получали амфетамин и раньше, но Аллес первым обратил внимание на его психоактивные свойства. В 1932 году филадельфийская компания Smith, Kline & French выпустила амфетамин в продажу под торговым названием бензедрин.

                     


                                          Лого компании GlaxoSmithKline (быв. Smith, Kline & French)

    Бензедрин предписывали против астмы, аллергии, нарколепсии, эпилепсии, ожирения, болезни Паркинсона, морской болезни и т.д. Он подавлял аппетит, снимал усталость, избавлял от чувства страха, позволял подолгу обходиться без сна и вызывал эйфорию. Естественно, потребители оценили свойства амфетамина. Бензедрин, который все называли просто "Бенни", стал знамением эпохи. Его популярность нашла отражение в массовой культуре. Когда Элтон Джон поёт "Bennie and The Jets ", он намекает на бензедрин (причём дважды, потому что Jet - это одно из слэнговых названий амфетамина). "Бенни открыл мне глаза и многоe показал," - сказал однажды Джек Керуак Аллену Гинсбергу.  Впрочем, Джеймс Бонд у Яна Флемминга и Гэтсби у Фитцджеральда обходились без фамильярностей и, принимая бензедрин, называли его бензедрином.

  Бенни не был единственным на рынке средством своего рода. Существовал ещё дексамфетамин (D-амфетамин, декседрин) - вещество в два раза активнее амфетаминa. Японский химик Акиро Огата синтезировал метамфетамин (метил-амфетамин, десоксин, метедрин), который, в свою очередь, был ещё в два раз сильнее. В 30-х годах ХХ века, когда в ходе борьбы с марихуаной Гарри Джейкоб Анслингер буквально ликвидировал коноплеводство в Соединённых Штатах, американский рынок был переполнен амфетаминами. Да что там марихуана, амфетамины почти полностью вытеснили с рынка кокаин. Они считались товаром наподобие витаминов или жевательной резинки и продавались по общедоступным ценам.

     Тут нужно вспомнить, насколько распространён был кокаин до пришествия амфетаминa. Иногда его популярность вела к неожиданным и трагикомическим ситуациям. В ноябре 1918 года в лондонском Ройaл Альберт-холле был устроен великолепный Бал Победы. Маскарадные костюмы, триумфальная музыка, аллегорические сцены, фигура Мира на боевой колесницы. И никакого алкоголя. Это значило, что вместо выпивки участники бала будут праздновать окончание Первой мировой войны наркотиками. В то время патриотизм вполне сочетался с декадансом.

     Среди присутствоваших была театральная актриса Билли Карлтон, обитавшая в отеле "Савой", ездившая на роллс-ройсе и комбинировавшая кокаин с героином. В "Савой" она вернулась с компанией друзей и после Бала Победы. В 5 часов утра, завтракая яичницей и кокаином, Билли Карлтон рассказывала гостям о своих планах, касавшихся парижских сцен и американских экранов. В 6 гости ушли, a в 14:30 горничная нашла актрису мёртвой. Передозировка. Знаменитый имрессарио сэр Чарльз Блейк Кохран сказал, что на театральной сцене никогда не было никого красивее Билли Карлтон. Ей было двадцать два.

В джазовые 20-е  до сорока процентов мирового производства кокаина приходилось на Германию (в 1925-1930 годах немецкие компании выпустили на рынок почти сто тонн этого вещества, из которых 98% пошли на экспорт). А своего рода лицом Веймарской республики была легендарная звезда немого кино, танцовщица и автор скандальных рассказов Анита Барбер. Анита была замужем за несколькими мужчинами, включая гомосексуалистов, а от одного из них ушла к женщине. Но сама она говорила, что её любовь принадлежит только кокаину, героину, морфию, абсенту и коньяку.

   Программы Аниты Барбер и её мужей-геев носили такие названия, как "Танцы порока, ужаса и восторга", все её выступления становились сенсацией, а частная жизнь представляла собой один сплошной скандал. Эта женщина делала невероятные вещи. Ей ничего не стоило прийти в дорогой берлинский ресторан, держа на поводке шимпанзе, сбросить с плеч шубу (после чего оказывалось, что под шубой ничего нет), высыпать из своей пудреницы на стол горку кокаина, сделать дорожки и начать их вдыхать. А если кто-нибудь возмущался, Анита Барвер просто плескала ему в лицо шампанским и уходила в ночь со своим шимпанзе, чтобы продолжить скандал в другом заведении.

             

  Слева: Билли Карлтон (наст. имя Флоренс Стюарт), британская актриса, патриотка и декадентка, передозировавшаяся в честь заключения перемирия в ноябре 1918 года. Справа: Анита Барбер, немeцкая актриса и танцовщица, лицо Веймарской республики.

     Вот в этой специфически веймарской обстановке и вёл свою борьбу один известный австрийский аскет,  вегетарианец, трезвенник и противник курения. Анита Барбер не дожила до его прихода к власти. В 1928 году, в возрасте 29 лет, она скончалась. Как ни странно, её убили не наркотики, а туберкулёз. Для таких людей, как Карл Лагерфёльд, образ Аниты и сегодня служит источником вдохновения. Под неё стилизуются, ей посвящают коллекции, её портрет в красном поместили на почтовую марку. Но это сегодня, а в 30-х всё было по-другому.

  В январе 1933 года канцлером Германии стал Адольф Гитлер. Началась нацистская эпоха с её культом здоровья и семьи. В ноябре того же года был издан закон, позволявший принудительно госпитализировать наркоманов в закрытых учреждениях на срок до двух лет. В реалиях Третьего Рейха это означало, что их стали отправлять в концлагеря. Закон об охране генетического здоровья германского народа от 18 октября 1935 г. классифицировал наркозависимых граждан как "психопатические личности" и запрещал им вступать в брак. В 1936 было создано Имперское управление по борьбе с наркотиками...

     ...а 31 октября 1937 года компания Temmler-Werke зарегистрировала под названием первитин синтезированный Фрицем Хаушильдом метамфетамин. Существует легенда, согласно которой национал-социалисты, поклонники чистоты и здоровья, совершенно не интересовались амфетаминами до самой Берлинской Олимпиады 1936 года и обратили на них внимание лишь под впечатлением от успехов, достигнутых американскими спортсменами (чуть ли не сплошь сидевшими на бензедрине). Увы, подтвердить её я не могу. Некоторые авторы указывают, что нацисты проявляли интерес к этим стимуляторам уже с 1934 года. Как бы там ни было, в 1938 году первитин появился на немецких прилавках.

                     


                                                        Лого компании Temmler-Werke

    Рекламная кампания нового стимулятора копировала аналогичные кампании кока-колы. Её слоган гласил: "Принимайте первитин постоянно, и вы всегда будете чувствовать себя свежими". Власти надеялись, что первитин сможет заменить естественные стумуляторы, вплоть до кофе (для лишившейся колоний и доступа к колониальному сырью Германии это было актуально). Специально для женщин, занятых работой по дому, продавался шоколод с метамфетамином. В вермахте первыми получили свою дозу первитина части, осенью 1938 года оккупировавшие Судеты.

    Весной 1939 года в Берлине Гитлер потребовал от президента Второй Чехословацкой республики Эмиля Гахи подписать договор о создании Протектората Богемия и Моравия. Когда Геринг протянул сей документ чехословацкому гостю, тот потерял сознание. Тут появился личный доктор Гитлера Теодор Морель и сделал президенту укол. Гаха очнулся и обрёл достаточно бодрости, чтобы подписать капитуляцию. Можно с уверенностью сказать, что Морель вколол ему первитин.

    В последнее время много говорится о наркомании возглавлявших страны Оси диктаторов. Доктор Морель держал на первитине сначала Гитлера, а с опредeлённого времени -  и Муссолини. B 1943 году фюрер перешёл на юкодал (оксикодон) т.е. сильный опиат наподобие героина, а в 1944 планировал наступление в Арденнах, нюхая кокаин, ибо на на его венах уже не осталось мест, куда можно было сделать укол. Спланировал, кстати, неплохо - в Арденнах немцы добились своего последнего успеха.

   Hо организмы демократических лидеров  ничем не отличаются от организмов диктаторов. Политические взгляды вообще мало влияют на пристрастие их обладателей к психоактивным веществам. Дзержинский был кокаинистом, Колчак - тоже. Премьер-министр Великобритании Энтони Иден пережил под амфетамином Суэцкий кризис 1956 года. Президент США Джон Фитцджеральд Кеннеди провёл под амфетамином венскую встречу с Хрущёвым в 1961. Правда, Иден и Кеннеди не увеличивали дозы и не довели себя до такого состояния, до какого дошёл фюрер. Hо они и не оказывались в такой ситуации, в которой очутился он. В конце концов, Хиллари Клинтон осенью 2016 года выглядела не намного лучше, чем Адольф Гитлер весной 1945, хотя вела не безнадёжную войну против всего мира, а всего лишь прeдвыборную кампанию.

     Однако покинем дворцы и заглянем в окопы. В 1939 году уже было ясно, насколько опасен может быть метамфетамин, и его начали выдавать в Германии по рецептам. Hо 12 апреля 1940 года вермахт заказал компании Temmler Werke 35 000 000 (тридцать пять миллионов) таблеток первитина. Компания довела их производство до 833 тысяч в день. 10 мая немцы начали наступление на Западном фронте. Стратегия блицкрига предполагала, что солдаты будут оставаться без сна по несколько суток. Им было приказано принимать по две таблетки утром и по три вечером. У одних такие дозы первитина вызвали психозы и приступы немотивированной агрессии, у других - длившееся по несколько дней похмелье, а несколько офицеров старше сорока лет просто умерли на марше от разрыва сердца, но Францию они прошли насквозь за две недели.


     Со своей стороны, французы в день начала боевых действий отправили на линию фронта 3 500 (три с половиной тысячи) грузовиков с красным вином и установили норму выдачи по 750 мл на человека в день. В Первую мировую они выдержали с этой же нормой абсолютно всё. Во Вторую - просто капитулировали. Тут есть соблазн сказать, что Вторая мировая была войной не вина, но амфетамина, и свести всё дело к веществам. Некоторые чересчур увлечённые авторы так и поступают. Первые пятьдесят или шестьдесят лет после окончания войны германский триумф 1940 года объяснялся превосходством немецкой военной техники, теперь стало модным объяснять его преимуществами немецких биостимуляторов.

  В действительности ни одни вещества сами по себе ещё никому не принесли победы. Во Вторую мировую итальянская армия тоже вовсю употребляла метамфетамин, но воевала из рук вон плохо. А Франция в 1940 году отнюдь не была разбита, она просто не сочла нужным биться. Естественно, советофилы не могут смириться с мыслью, что  неоднократно менявшая сторону и избегавшая сражений Франция при пятидесятикратно меньших потeрях достигла в этой войне того же результата, что и потерявший море крови СССР.  Поэтому у меня в комментариях  кто-нибудь постоянно пытается доказать, что французская армия (кстати, на тот момент сильнейшая в мире) была волшебным образом разгромлена немцами не то за две, не то за три недели, после чего Советы стали последней надеждой человечества в борьбе с нацизмом.

  Франция не была разгромлена. Это было вполне однозначно доказано уже во время войны на одном судебном процессе, который пришлось свернуть, потому что на нём всплыло слишком много интересного и о реальном положении дел, и о мотивах капитуляции этой страны. Сейчас я не хочу отвлекаться на тонкости французской политики, но обещаю, что в следующем году напишу о данном суде. Можете считать это анонсом. Пока же ограничусь констатацией, что в 1940 году французы выпили своё вино и перешли в зрительный зал, откуда наблюдали за схваткой наамфетаминенных героев на арене. В 1945 они прямо из партера проследовали на пьедестал победителей.

    Вторая мировая безусловно заслуживает название Великой Амфетаминовой. С пехотой бывало по-всякому, но лётчики и танкисты принимали амфетамины практически во всех воюющих армиях. У англичан есть своя легенда, согласно которой они не обращали внимания на стимуляторы до 1940 года, пока не нашли у одного сбитого немецкого пилота шоколад с первитином. После этого Королевские военно-воздушные силы, военно-морской флот и сухопутные войска получили королевский подарок в виде 72 000 000 (семидесяти двух миллионов) таблеток бензедрина.

   Амфетамин помогал солдатам выдерживать натиск Роммеля в африканской пустыне, а гражданским - сохранять знаменитое британское спокойствие в лондонских бомбоубежищах.  "Methedrine wins the Battle of London!" - гласил заголовок "Evening News" в 1941 году ("Метедрин выигрывает битву за Лондон!" - так что одним бензедрином дело там не ограничивалось).

   В 1942 году Великобритания начала поставки амфетамина в СССР. Можно почти наверняка утверждать, что Маресьев выжил и дополз с перебитыми ногами до линии фронта благодаря содержащемуся в шоколаде амфетамину. Мне попадалась туманная и с трудом поддающаяся проверке информация о налаживании собcтвенного производства амфетамина в блокадном Ленинграде, но подтвердить или опровергнуть её я, увы, не в состоянии. Советская пехота, насколько я знаю, получала в качестве стимулятора водку. Косвенные последствия военного алкоголизма ощущаются в России даже сегодня, а уж во времена моего детства они буквально били в глаза.


   Немцы вечно проигрывают, поэтому считается, что они всегда перегибают палку; американцы часто делают то же самое, что и немцы, но постояно выигрывают, поэтому принято говорить, что они всё делают с размахом. В дневной рацион американского солдата Второй мировой входили десять таблеток амфетамина. Если в трудные моменты и этого оказывалось мало, он мог получить ещё. Например, в сорок четвёртом на пляжах Нормандии американскому десанту раздавали бензедрин прямо под огнём противника. В дальнейшем традиция получила развитие. В Корее, во Вьетнами и в Ираке американцы тоже воевали на амфетаминах.


     Японцы со свойственной им последовательностью держали на метамфетамине не только военных, но и рабочих на оборонных преприятиях. Не говоря уже о лётчиках. Если вам нужно воспитать камикадзе, то бушидо и сакэ - это конечно хорошо, но бушидо и метамфетамин - куда лучше. С 1939 по 1945 год компания Dainippon Pharmaceuticals произвела свыше одного миллиарда таблеток метамфетамина (под торговым названием филопон) К концу войны Японская империя испытывала острый недостаток практически во всех военных материалах, за одним исключением - филопона у неё было полным-полно. K 1950 году у японского императора появилось около одного миллиона амфетаминозависимых подданных.

                     
                          Лого компании Sumitomo Dainippon Pharma (быв. Dainippon Pharmaceuticals)

      Участники Второй мировой войны принимали амфетамин и метамфетамин десятками тонн и сотнями миллионов таблеток. Узнав об этом,  люди иногда  спрашивают, почему ветераны Союзников не заболели наркоманией в таких же маштабах, в каких ветераны Красной Армии пристрастились к алкоголю. Ответ прост: вещества, зависимость от которых вырабатывалась  у англосаксонских ветеранов, были совершенно легальны и наркотиками не считались. Более того, в послевоенные годы пристрастившиеся к амфетамину ветераны не так уж сильно отличались от среднестaтистических граждан.

   Пятидесятые годы. Юбки-солнце и яркие галстуки, сверкающие хромом автомобили и зажигательный рок-н-ролл. Время генерала Макартура и сенатора Маккарти, войны ООН против коммунизма в Корее и лозунга "лучше быть мёртвым, чем красным". Куба ещё была тем, чем ей положено быть, а не тем, чем её сделал Кастро. Левые ещё не заморочили головы студентам в кампусах. Билли Уайлдер снимал комедии, на которых можно было смеяться, а Мерилин Монро пела, что лучшие друзья девушки - это бриллианты. Американские пятидесятые годы навсегда останутся в памяти многих как золотой век и утраченный рай. Эта эпоха вызывает и будет вызывать ностальгию у добрых людей, полагающих, что тогда мир ещё был в порядке и не впал в левацкое ничтожество.

   Количество наркоманов в США не превышало стo тысяч. За ними охотлись агенты Федерального Бюро по наркотикам, число которых выросло с трёхсот сначала до трёх тысяч, а потом и до десяти тысяч человек. Ни о каком наркообществе ещё и речь не шла. Правда, многие американцы выпивали. И почти все курили. Табачные компании платили Голливуду деньги за то, что его герои не выпускали сигареты из рта, а производители алкоголя - за то, что на экране звёзды постоянно предлагали друг друг выпить. И ещё законопослушные граждане, от спортсменов до домохозяек, принимали таблетки. Вечером барбитураты, чтобы уснуть, утром - амфетамины, чтобы начать трудовой день. И множеcтво других, некоторые из которых рекламировались, как таблетки бодрости без опасности привыкания.

   Ричард Дэвенпорт-Хайнс пишет, что к 1958 году производство амфетаминов достигло в США 8 000 000 000 (восьми миллиардов) таблеток в год. Антонио Эскохотадо утверждает, что общее количество производившихся в Америке синтетических и полусинтетических опиатов, барбитуратов, небарбитуратных снотворных, седативов и т.д. составляло в ту пору две тысяч тонн в год. По его подсчётам, суммарная активность этих веществ равнялась активности двадцати тысяч тонн опиума. Если он прав, то в абсолютных цифрах это втрое больше, чем потребление в Китае в конце XIX века, когда считалось, что китайцы вымирают от опиумной наркомании. И раз в восемь-десять больше в пересчёте на одного жителя.




Tags: Мнение, Сознание, Человеческий мир
Subscribe
promo evan_gcrm march 28, 2018 19:35 141
Buy for 30 tokens
Основополагающим элементом, основным двигателем всей жизни, является репликатор. Скопированная информация - это и есть «репликатор». На Земле первый репликатор довольно бесспорный - это гены, или информация, закодированная в молекулах ДНК. Точнее это первый репликатор, о котором мы знаем.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments