evan_gcrm (evan_gcrm) wrote,
evan_gcrm
evan_gcrm

Деньги Гезеля

Оригинал взят у masterok


В развитие темы: В любой момент...

"...Монета - это чудо обмена,
но она же и надувательство
на службе привилегий".

/Фернан Родель/

В 1890 году Сильвио Гезель сформулировал идею "естественного экономического порядка", обеспечивающего обращение денег, при котором деньги становятся государственной услугой, за которую люди отчисляют плату за пользование.
Вместо того чтобы платить проценты тем, у кого больше денег, чем им нужно, люди - для того, чтобы вернуть деньги в оборот, должны были бы платить небольшую плату за изъятие денег из обращения.


В конце XIX века Сильвио Гезель, будучи коммерсантом, заметил, что иногда его товары продавались быстро и за хорошую цену, а в другое время продавались медленно, с тенденцией к снижению цен. Он начал размышлять об этом и искать причины такого хода событий, и быстро понял, что такие подъемы и спады мало зависят от спроса на его товары или их качества, а почти исключительно - от цены денег на денежном рынке.

Гезель начал следить за такими колебаниями, и скоро пришел к выводу, что люди покупали тогда, когда процентные ставки были низкими, и не покупали тогда, когда они были высоки.
Причина того, что денег было то меньше, то больше, заключалась в желании или нежелании обладателей денег давать их под проценты.
Если они могли получить меньше 2,5%, преобладающей становилась тенденция к тому, чтобы оставлять деньги у себя, что приводило к уменьшению объемов капиталовложений, приводившего, в свою очередь, к банкротству фирм и уменьшению количества рабочих мест. Если , через некоторое время, вновь отмечалась готовность людей платить больше процентов за получаемые деньги, они снова охотно предоставлялись.

Таким образом, начинался новый экономический цикл.

В его начале процентные ставки и цены на товары были высокими, затем, с постепенным увеличением товарной и ускоренным увеличением денежной массы, процентные ставки снова снижались и, наконец, снова приводили к "забастовке" капитала.

Сильвио Гезель объяснял этот феномен тем, что в отличие от всех других товаров и услуг деньги можно оставлять у себя практически без затрат.
Если у одного человека есть корзина яблок, а у другого есть деньги, то владелец яблок будет вынужден продать их уже через короткий срок, чтобы не потерять свой товар. А обладатель денег может подождать, пока цена не придет в соответствие с его представлениями. Его деньги не требуют "складских расходов", а наоборот, дают "выгоду ликвидности", т.е., имея в кармане или на счете в банке деньги, можно ожидать того, когда наступит удобный момент или цена снизится до такого уровня, когда товар выгодно купить.

Гезель делает вывод: если бы мы смогли создать денежную систему, в которой деньги, как и все другие товары и услуги, требовали бы складских расходов (при этом в основу таких складских расходов следовало бы заложить в среднем 5% годовых, что в точности соответствовало бы тем процентам, которые платились в ходе истории за деньги), экономика была бы освобождена от подъемов и спадов в результате спекуляции деньгами.

Он предложил создать в рамках этой денежной системы такие условия, чтобы деньги при этом "ржавели", т.е. облагались бы платой за пользование.





Современная экономика характеризуется прежде всего тем, что проценты по кредитам и денежная масса в обращении растут значительно быстрее, чем прирост валового национального дохода.
Тем, кто любит арифметические вычисления и не до конца понимает, что такое сложный банковский процент предлагаем небольшое арифметическое вычисление. Положим D - сумма, которая будет начислена согласно сложным процентам вкладчику на вложенную сумму D0 за t лет при годовом ссудном проценте равном i.

Тогда:
D = D0 * ( 1 + i )t, где i - величина в абсолютных единицах.

Таким образом, ссудный процент является основным, постоянно действующим, источником инфляции.
Обычные граждане даже не осознают, что инфляция действует как своеобразная форма налогообложения, применяя которую, правительство перекладывает проблемы своей растущей задолжности на плечи граждан.

"...Инфляция выгодна тому, кто имеет монопольное право выпускать деньги в обращение. Суть дела очень проста: можно делать расходы, покрывая их новыми и новыми партиями напечатанной валюты. Инфляция - это способ финансирования чрезмерных расходов. Понятно, что, в конечном счете, финансистом этих расходов оказывается население, получающее все меньше и меньше ценности в каждом, допустим, рубле. Так что инфляция есть фактически налог на ценность денег".

Второй отличительной чертой современной мировой экономики, является все ускоряющаяся концентрация капиталов у очень ограниченного числа лиц.
Такое же перераспределение за счет использования ссудного процента происходит внутри всех стран. Богатые становятся еще богаче, средние становятся бедными, а бедные окончательно нищают. Таким образом, по всему миру накапливается социальный материал огромной взрывной силы.

Где взять деньги?

Эта проблема волнует сегодня всех.
На самом деле решение данной задачи знает и ребенок - напечатать! В любом регионе, сельском районе или муниципальном образовании можно выпустить в обращение свои беспроцентные деньги, которые будут функционировать параллельно с государственными деньгами. С этой целью под денежное обеспечение или под хорошо ликвидный товар (зерно, уголь, цветные металлы и т.п.) выпускаются банковские обязательства в виде купюр для наличного обращения и для кредитных операций кредитные деньги.

Вводятся следующие правила обращения наличных денег для граждан: данная купюра принимается в качестве платежа в течение месяца; с началом следующего месяца, вводится в обращения другая купюра, которая будет функционировать то же один месяц и т.д.; те граждане, у кого в начале очередного месяца на руках окажутся купюры предыдущего месяца, обязаны будут их поменять на купюры нового месяца, за что у них возьмут плату (штраф за изъятие денег из обращения) в размере 1% от стоимости обмениваемой купюры. С юридических лиц ежемесячно будет взиматься плата за обращение в размере 1,5% от суммы оставшейся на их счетах в последний день месяца. Номинал вновь выпускаемых денег строго приравнивается к национальной валюте. Банк, выпускающий такие деньги, будет обязан принимать их от граждан для обмена на национальную валюту с оплатой банку 0,5% за оказываемую услугу.
Кредиты в данной валюте выдаются беспроцентные. Банк взимает с клиента плату за оказанную услугу и за риск, но не более 2% от суммы кредита.

Такие деньги достаточно быстро позволят в корне изменить ситуацию в экономике. Поскольку вводимые таким образом деньги "плохие деньги", они очень быстро вытеснят из обращения национальную валюту (закон Грэшема). Наличные деньги перестанут утекать из данного региона, за счет чего стабилизируется внутренний рынок. Скорость обращения новых денег в 2 - 3 раза выше, чем ныне существующих, таким образом масса денег необходимых для обращения сократится в два и более раз. Высвободится национальная валюта для закупок в других регионах. Так как рынок будет насыщен необходимым количеством денег, вовремя будут выплачиваться пенсии, зарплата и различные пособия. Из-за беспроцентных кредитов выдаваемых в новой валюте на 40 - 70% понизятся цены на товары. Резко увеличится насыщенность внутреннего рынка товарами за счет интенсивного притока из вне. Люди перестанут накапливать деньги, станет выгоднее вкладывать их в производство и торговлю. Понизится или исчезнет безработица.
Прекратится инфляция, поскольку исчезнет основной ее источник.

В современном мире более 90% того, что мы называем «деньгами», в действительности являются числами в компьютере. А новые «свободные или нейтральные деньги» можно было бы запустить в оборот исключительно в безналичном виде (какое то время новые деньги должны функционировать параллельно старым). А обложить безналичные нейтральные деньги налогом не составляет никакого труда. Каждый субъект, у которого нейтральные деньги оставались бы на счету на конец дня, выплачивал бы налог на остаток денег. Излишние деньги, для избегания налога, субъекты могли бы передавать банкам на определенных условиях (например: - не менее чем на месяц).

Хотя нейтральные деньги не будут приносить своему владельцу проценты, однако они сохранят свою стабильную стоимость. Как только проценты на деньги исчезнут, инфляция будет не нужна и она сойдет на нет.

Кто получает кредит, тоже не платит процентов, а только премию (страховку) за риск и плату за администрацию кредита, которые и сейчас включаются в любой банковский кредит (обычно от 1,5 до 3,5%).


Банки продолжали бы функционировать как, и прежде, с той только разницей, что они были бы больше заинтересованы в выдаче кредитов, поскольку они тоже были бы подвержены действию механизма оплаты за деньги, находящиеся в их распоряжении. В свою очередь и банки должны иметь возможность «сдавать» излишние деньги в центральный банк для избегания налога.

Рассматриваемая система введения в оборот «нейтральных денег» смогла бы снять многие противоречия существующего в современном мире финансового порядка и способствовала бы организации более справедливой и эффективной экономики.


P.S.


Обложка журнала "The Economist" за январь 1988 года.

"The world phoenix supply would be fixed by a new central bank, descended perhaps from the IMF. The world inflation rate – and hence, within narrow margins, each national inflation rate- would be in its charge. Each country could use taxes and public spending to offset temporary falls in demand, but it would have to borrow rather than print money to finance its budget deficit. With no recourse to the inflation tax, governments and their creditors would be forced to judge their borrowing and lending plans more carefully than they do today. This means a big loss of economic sovereignty, but the trends that make the phoenix so appealing are taking that sovereignty away in any case. Even in a world of more-or-less floating exchange rates, individual governments have seen their policy independence checked by an unfriendly outside world.
As the next century approaches, the natural forces that are pushing the world towards economic integration will offer governments a broad choice. They can go with the flow, or they can build barricades. Preparing the way for the phoenix will mean fewer pretended agreements on policy and more real ones. It will mean allowing and then actively promoting the private-sector use of international money alongside existing national monies. That would let people vote with their wallets for the eventual move to full currency union. The phoenix would probably start as a cocktail of national currencies, just as the Special Drawing Right is today. In time, though, its value against national currencies would cease to matter, because people would choose it for its convenience and the stability of its purchasing power.
The alternative – to preserve policymaking autonomy- would involve a new proliferation of truly draconian controls on trade and capital flows. This course offers governments a splendid time. They could manage exchange-rate movements, deploy monetary and fiscal policy without inhibition, and tackle the resulting bursts of inflation with prices and incomes polices."


P.P.S.



Я вам сейчас расскажу краткую историю создания «Эфириума» (Ethereum).
Есть такой гениальный программист Виталик Бутерин. Он создал свою собственную блокчейн-систему. Детали сейчас не важны, просто знайте: весной 2016-го проект Бутерина с помощью краудфандинга (!) собрал 150 (сто пятьдесят) миллионов долларов.

Система была запущена — огромная, мощная электронная вселенная со своей внутренней валютой, которая имеет ценность и в нашей реальности тоже, т.е. вполне конвертируема.

Однако, по всем правилам драматургии, в истории Бутерина случился inciting incident. Какой-то хакер нашел уязвимость в исходном коде, пролез в «дыру» и выкачал из нее криптовалюты на 50 миллионов долларов.
Взлом продолжался 6 часов, и все это время сотрудники компании безуспешно боролись с утечкой: каждый раз, когда они пытались зайти в профиль, хакер обрушивал их сайт.

От мгновенного краха компанию Бутерина спас встроенный алгоритм защиты: по закону «Эфириума» увести из него валюту и конвертировать ее можно только через месяц.

А теперь представьте потенциал этой истории: вы создали принципиально новую финансовую систему, главная фишка которой — децентрализация и независимость от банков; это по-сути государство внутри машины; и эту систему тут же хакнул какой-то злой гений, и теперь у вас тридцать дней; не отыщете хакера — вам конец; это смерть не только для проекта, но и для вашей репутации.

И вот здесь начинается самое интересное, потому что отследить движение криптовалюты невозможно — в этом ее суть, она электронная, и в данный момент существует лишь во внутренней реальности Ethereum.

В каком-нибудь техно-триллере герои отследили бы злого хакера, и все закончилось бы «третьим актом» — схваткой с антагонистом и, возможно, хэппи-эндом. Но как это всегда бывает — реальность гораздо интересней вымысла. И решение создателей было настолько же безумно, насколько гениально. Терять-то им все равно нечего.

И знаете, что они сделали?
Они обновили протоколы методом «хард-форка» — откатили всю систему (со всем сообществом, со всеми миллионами эфира внутри) к моменту взлома, т.е. внутри системы создали параллельную «ветку реальности», в которой взлома не было! Я сейчас не шучу.

Расчет был прост: когда члены сообщества (их называют «майнеры») обновятся до новой версии программы, — т.е. переедут в новую ветку, то первую «взломанную» ветку можно будет просто снести, уничтожить. А значит уничтожить информацию о взломе.

И если вы думаете, что это конец истории, то — ХА!

Самое крутое дальше: когда создатели «Эфириума» объявили о «хард-форке» и создании «новой ветки» и попросили майнеров переехать в нее, сообщество раскололось — нашлись те, кто обвинил создателей в нарушении собственных правил — и эти майнеры-староверы из принципа не стали переселяться, остались в старой, «оригинальной» ветке реальности «Эфириума».
Напоминаю: это не сюжет диджитал-романа, это произошло в 2016-м году.

Представьте: где-то в мире сейчас функционирует электронная крипто-валютная сеть Ethereum, существование которой поддерживают так называемые майнеры, люди, строящие блокчейн, цепочку токенов (не спрашивайте), то есть буквально — если майнеры вдруг остановятся, система рухнет, исчезнет, и в этом смысле майнеры — они как Атланты, хранят Ethereum в равновесии. И там же, внутри этой, скажем так, «Матрицы», внутри этого «киберпространства», есть лимб, ветхозаветная, изначальная реальность, в которой все пошло по другому сценарию — в той ветке взлом произошел (!), но часть майнеров, — самые принципиальные, — осталась там, и теперь они тоже строят параллельный блокчейн (не спрашивайте), поддерживают эту, изначальную реальность.

И я сейчас сижу и думаю: божемой, какой сюжет можно из этого извлечь, сколько потенциала в этой истории — это же новый миф: Создатель (программист), чтобы избежать смерти (банкротства), сотворил параллельный мир и призвал обитателей старого мира последовать за ним, но часть обитателей-староверов отреклась от него, потому что он нарушил собственные заповеди, они остались в изначальной реальности и теперь существуют самостоятельно в «ветхозаветном» мире.


/Алексей Поляринов/




Tags: Деньги, Мнение, Экономика
Subscribe
promo evan_gcrm february 9, 22:43 76
Buy for 20 tokens
Жизнь - лукавое обольщение, желанная сладкая ложь, а смерть - неожиданная горькая правда, которой лучше вовсе не знать. А узнав, отменить усилием воли и забыть навсегда. Из всех искусств, которыми следует овладеть мудрому человеку, важнейшим является искусство самообмана: пока…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments